ШКОЛА ДЛЯ ВОЖДЯ "Дары Солнечных Богов"

                                                                                                               

                                          ИРИНА НИЛОВА       

                                    ШКОЛА   ДЛЯ ВОЖДЯ

                                      КНИГА ВТОРАЯ

                              «ДАРЫ СОЛНЕЧНЫХ БОГОВ»

                                                   КРАСНОЯРСК 2011г.

 

 Мы все в настоящее время живем надеждой и тревогой, оглядываясь на грозные события, происходящие в Мире и в нашей стране. Очевидно уже всем, что грядут перемены, которые принесут с собой кому-то  радость, а кому-то страх и уныние. В то, что перемен не предвидится, не верит уже никто. Мир пошатнулся. Системный кризис стал необратимым, а Природа выказывает свои веские аргументы и предупреждения в виде природных и техногенных катаклизмов. Все признаки нарастания глобальных перемен уже тревожат сознание людей – и пессимистов, и оптимистов. Что там, за точкой невозврата, которую проходит наша Земля на пути в Новую Эпоху?

Великий Переход является тем временем, в котором должны приходить к власти именно те люди, которые не просто желают властвовать над народом, а те, которые знают, понимают и ВЕДАЮТ, как поступать в тех или иных обстоятельствах. А события для страны и Мира грядут тяжелые и грозные. Только очень Просвещенные Личности смогут ориентировапться в событиях, удерживать общество от хаоса, и не теряться в происходящем.

ВЫШНИЕ Силы Света выбирают Вождя – Личность, способную ДЕРЖАТЬ НАПРАВЛЕНИЕ И ПОЛЕ СВЕТА, то есть создавать нужные для сакральной власти магнитные тяжи, которые есть то, что поистине является ДЕРЖАВНОЙ ВЛАСТЬЮ. Только в таком ПОЛЕ СВЕТА спасутся тысячи и миллионы наших сограждан! С этой целью герой этой книги обучается Знаниям Гипербореев и Великих Учителей Человечества, применяет их на практике, попадая в самые невероятные обстоятельства……

 

                       

                                                                         

 

                                                                                Ирина Нилова

                                 ШКОЛА ДЛЯ ВОЖДЯ

                         «ДАРЫ СОЛНЕЧНЫХ БОГОВ»

Ларец стоял на столе и освещал пещеру сиянием множества лучиков, исходящих от великолепных камней, украшающих его. Владар поднял крышку и стал вынимать предметы, лежащие в глубине этого таинственного сундучка. Первой в руки попала диадема – небольшой золотой обруч, на котором крепилось множество камней, их рисунок представлял собой радужную последовательность, начиная с красного – рубинового круга по краям, и заканчивая огромным фиолетовым камнем посередине. За красным слоем рубинов ближе к центру следовал круг из оранжевых сияющих камней. Владар не очень хорошо разбирался в их названиях. Поэтому разглядывал их как ребенок, которому: все одно, лишь бы – красиво было…

За оранжевой окружностью следовал чуть меньший по диаметру, сияющий гранями кристаллов, желтый круг. За ним ровным и довольно широким ободком шли зеленые изумруды, которые в свою очередь лежали вокруг голубого круга. Затем следовал синий круг, который и обрамлял огромный фиолетовый камень идеальной округлой формы с таким множеством граней, что глазам Владара было больно смотреть на его поверхность.

Диадема была тяжелой и фантастически красивой. Владар аккуратно поворачивал ее в руках и наслаждался сиянием камней. Ему хотелось немедленно надеть ее на голову, но он все еще не решался сделать это, что-то останавливало его. Налюбовавшись на диадему, Владар, наконец, положил ее на стол рядом с ларцом и достал следующий предмет. Это была великолепная накидка из тончайшей ткани, очень похожей на «газовую», но тоньше. Расцветка ее была выдержана в золотистой гамме, цвет не был равномерным, а довольно сильно менялся от верхней части накидки к ее низу. Вся она переливалась тончайшим сиянием и поблескивала невидимым на первый взгляд тончайшим рисунком, похожим на нежную паутинку драгоценнейших кружев. Владар осторожностью держал эту ткань в руках и боялся зацепить хоть одну ниточку, чтобы не нарушить гармоничное сочетание изображенных фигур.

Накидка была собрана на разомкнутый тончайший золотой обруч, который собирал на своей основе всю ширину накидки в легкой волнистой сборке, похожей на затейливый воротник. С левой стороны накидки, возле обруча, была брошь, изображающая взлетающего орла. Он еще не взлетел, но крылья его были распущены, и в них чувствовалось огромное усилие, которое должно было закончиться взлетом…

Владар долго рассматривал и орла, и обруч, и саму ткань. Ему пришлось встать, чтобы расправить ткань накидки во всю длину. Это была длина плаща, который, будучи накинутым на плечи, опускался мягким струящимся потоком как раз до самого пола. Владар и сам не заметил, как машинально накинул себе на плечи накидку и легким щелчком застегнул шейный обруч застежкой в виде орла. Почти невесомая ткань легко окружила Владара своим золотистым облаком и от этого у него немного закружилась голова. Он машинально, уже почти не рассматривая, надел еще и нарукавники, которые были сделаны точно из такой же ткани. Но на месте, где должны были располагаться манжеты, у них была тончайшая вышивка, которая представляла собой рунические знаки, сути которых Владар пока не знал. Его простая одежда, покрытая этими сокровищами таинственного ларца, вдруг сама собой преобразилась. Она начала истончаться и понемногу исчезла совсем, превратившись в необычное одеяние из длинной белой рубахи с косым разрезом, расшитым рунами, и штанов далеко не современной формы, заправленных в небольшие сапожки.

Наблюдая эти преображения, Владар подумал, что он спит, и все это ему просто снится, а посему можно спокойно и без опаски продолжать облачение в дары Солнечных Богов и дальше. Владар, не мешкая, взял в руки диадему. Она была тяжела и сияла всеми цветами радуги так ярко, что он на долю секунды слеп, когда лучик пробежал прямо по его зрачку. Надетая на голову, диадема была вверху, а значит, глаза уже не страдали от ее сияния. Владар даже зажмурился от удовольствия быть наряженным во все эти одеяния. Никогда в жизни он еще не испытывал такой радости и ликования от того, что его тело украшено таким необычным нарядом.

Владар собрался уже снимать все, что примерил, но перед этим ему захотелось рассмотреть себя в новых одеяниях в зеркале. Он прошел в угол, где обычно умывался, и уставился в зеркало. Это был небольшой квадратный кусочек, который помогал ему бриться по утрам и наводить элементарный порядок с волосами и лицом. Но на этот раз он впервые огорчился из-за того, что зеркало так мало и не позволяет увидеть себя во всей красе.

Владар привстал на цыпочки, поворачиваясь то одним боком, то другим…. Но зеркало неумолимо показывало ему лишь часть общей картины. Тогда он поднес к зеркалу стул и стал разглядывать себя, уже стоя на его сиденье. Теперь были видны только ноги и часть торса...

Постепенно разглядывание себя в зеркале превратилось для Владара в своеобразную игру. Он даже вспотел немного и устал. Ведь это занятие требовало от него постоянной оценки своей внешности, а она почти никогда не совпадала с тем образом, который он сам о себе воображал. Владар продолжал бы крутиться перед зеркалом и дальше, если бы не заметил, что вокруг него что-то стало происходить. Он оглянулся и увидел, что ларец как и день назад, будучи открытым, выдал в пространство сильный Луч света, который осветил пещеру небывалым огнем. В этом Луче вдруг зашевелились какие-то тени. Они были столь велики по своим размерам, что Владар даже не сразу понял, что это тени живых существ. Затем из Луча вышли странные люди, ростом не менее пяти или даже шести метров. Высота потолков пещеры могла вместить таких исполинов, но Владар заметно растерялся, и ему захотелось немедленно спрятаться куда-нибудь от этих существ. А они все продолжали выходить из Луча и вскоре заполнили все пространство пещеры.

Теперь Владар стоял уже не перед зеркалом, а перед огромными людьми, которые окружили его со всех сторон и молча струились в воздухе. Это были явно бестелесные существа. Они выражались сиянием своих одежд, больше похожих на искрящиеся точки, спрессованные в виде их тел. Владар стоял в окружении исполинов и не мог двинуться с места. Он был словно парализован. Такого поворота событий он не ожидал, а исполины никак не выказывали своих намерений. Таинственность этой ситуации наводила уныние на Владара, но ему не хотелось упасть лицом в грязь перед этими светящимися существами.

Казалось, прошло уже много времени. Владар пытался сообразить, что исполинам от него надо. Он вдруг осознал, что, вероятно, совершил какую-то непоправимую оплошность, надев на себя эти священные предметы и, скорее всего, именно это обстоятельство и есть причина появления таинственных существ в его пещере.

Он виновато потянулся к диадеме и сделал попытку снять ее головы. Но она словно приросла. Не помогло и то, что он попытался расстегнуть брошь в виде орла. А нарукавники и вовсе буквально приросли к его рукам… Отчаявшись что-либо изменить, Владар виновато понурился и стоял в окружении исполинов, словно нашкодивший школьник.

Молчание, наконец, было прервано. Владар услышал прямо у себя в голове:

– Мы пришли посмотреть на тебя и оценить уровень твоего сознания… – Владар с надеждой уставился на того Исполина, от которого, по его мнению, могла исходить эта речь, а тот продолжил. – Ты еще МАЛ, как мы видим! И учиться тебе придется довольно долго, чтобы эти Дары стали тебе впору. Сними их и верни обратно в ларец. Позовешь нас, когда вырастешь. Вот тебе первое наше наставление!

Сказав это, сияющие Исполины стали таять в воздухе. Они были словно мираж в то мгновение, когда проявились перед глазами Владара, но, когда стали исчезать, и вовсе превратились в призраков.

Вскоре он остался один в пустой пещере и начал грустно снимать с себя дары Солнечных Богов. Оказалось, что они предназначались вовсе не для него. Он был слишком МАЛ для них. Теперь эта мысль стала для Владара главной.

Аккуратно сложив вещи в ларец, Владар закрыл его крышку, снял со стола и поставил в углу возле своей постели.

Остальное утро у него ушло на зарядку и размышления о том, какими именно мерками мерили его исполины. Если по росту, то ведь не мог же он вырасти больше, чем все остальные люди на Земле. Если по каким-то другим параметрам, то по каким именно?

Разговор о росте сознания

Владар натрудил свое тело физическими упражнениями так, что в глазах замелькали круги. Ему хотелось как можно скорее вырасти, хотя бы в своих собственных глазах. Но, видимо, упражнения для физического тела не могли его сделать более великим, да он и сам понимал, что не телом надо этого добиваться. А что именно могло бы вырасти в нем и каким образом, он пока, как ни силился, понять не мог.

Как и раньше, в самый разгар его размышлений, в келью пришел Старец. Он всегда появлялся неожиданно, словно из ниоткуда. На этот раз он оказался прямо за спиной Владара и маячил там своим грандиозным ростом, даже сидя. Владар немедленно прекратил отжимания, встал с коврика и нерешительно подошел к Старцу. Тот, глядя на Владара с мягкой улыбкой, спросил:

– Ну что, примерил Дары Солнечных Богов?

Владару было стыдно признаться, что он не только надел Дары на себя, но и пригласил этим в свою пещеру каких-то странных светящихся Исполинов. Ему казалось, что, возможно, этим он нанес вред таинственным пещерам Мысов, невольно пригласив в них этих странных существ. Но Старец не озаботился этим событием. Он был обеспокоен тем, что именно сказали Исполины во время встречи с Владаром.

– Я примерял Дары, и в это время в пещере появились сияющие Исполины, – оправдывающимся тоном стал говорить Владар. – Они осмотрели меня и решили что я…, – Владар не был готов произнести признание, но всеже выдавил из себя: – что я слишком мал для того, чтобы носить Дары. – Сказав это, он потупил голову и отвернулся от Старца.

Старец немного помолчал и спросил:

– А ты понял ли, в чем твоя малость?

– Именно этого я и не понял, - немного оживившись, ответил Владар. – Они мне не объяснили.

Старец опять помолчал немного и сказал:

– Хорошо, будем искать ответ на этот вопрос.

Владар с готовностью присел напротив Старца, ожидая от него разъяснений. И тот не заставил себя долго ждать. Впервые он стал объяснять ему что-либо. Все предыдущее обучение было построено только на собственном опыте Владара. Старец как бы и не присутствовал во время всех его приключений. А теперь было понятно, что разговор будет не просто серьезным, но и познавательным.

Владар был весь во внимании. Старец, меж тем, жестом показал Владару, чтобы тот встал. Владар выполнил приказание незамедлительно.

– Посмотри на свое тело. Оно имеет строго определенные пропорции. Они выстроено по канонам, утверждающим пропорции всех твоих органов в строго определенном порядке. Такие пропорции в математике обозначают как коэффициент Фибоначи. Современный человек имеет рост в пределах двух метров, и набор хромосом в количестве 22 пар. Все эти особенности современной медициной принято называть основными, и всякое отклонение от них имеет негативный – патологический характер, который выражается в уродстве.

Человечество в настоящее время представляет собой примерно одинаковый набор характеристик ума, физической активности и основных показателей составляющей крови. К тому же люди разных национальностей смешали свою кровь с другими народами, сделали свои нации размытыми и неопределенными по расовым признакам. Конечно, к тебе лично это не относится, потому что твои родители жили здесь, в глуши Сибири. И если в их роды и приходили иноплеменцы, то только из местных аборигенов, которые и сами стали размытыми и обрусевшими.

Не об этом сейчас речь. Ты уже знаешь, что человеческое физическое тело – это только видимая – проявленная часть истинного человека. Ведь тело служит только в физическом мире. А когда тебе было необходимо участвовать в реалиях других миров, более тонкого плана, физическое тело только мешало тебе…

– Вот именно, – горячо подержал Владар. – Просто деваться от этого тела некуда! То ему поесть, то ему поспать…. То занимай его упражнениями… – ему хотелось показать, что он всецело понимает, о чем говорит Старец. Но тот остановил его речь жестом руки.

– Ты прав только в одном, говоря о своем физическом теле в уничижительном тоне. Оно и правда имеет слишком примитивный вид и слабые возможности по сравнению с остальными проявлениями человека. Но оно приспособлено именно к этому – физическому миру. Оно устроено по принципу биоробота, который создан и запрограммирован таким образом, чтобы помогать истинному Священному Человеку, живущему в этом физическом теле, проходить все стадии эволюции сознания именно в этом, Физическом мире…

Владару захотелось рассказать Старцу о том, как он ощутил однажды, что тело не является им самим, но Старец, видимо, не хотел сейчас слушать речи Владара, и говорил только сам. От ограничительного жеста Владар присмирел и стал слушать с удвоенным вниманием.

– Физическое тело современных людей устроено по принципу биоробота и запрограммировано на рождение, рост, самовоспроизводство и умирание в конце определенного периода. К тому же, тело имеет множество своих особенностей всвязи с тем, к какому именно эгрегору и социуму оно принадлежит. Законные эгрегоры – это семья, род, народ, нация. Искусственно созданные эгрегоры общественного пользования, социумы – это детские сады, школы, учреждения, государственные органы. Получается, что тело, душа и дух человека отображают в себе все условия окружающей обстановки на протяжении всей жизни. При этом он остается строго индивидуальной личностью. В идеале каждый человек должен достигать совершенства, возрастая на всех этапах своей жизни, просветляя тело, душу и дух во всем своем творчестве и труде. Но в темной системе таких идеальных условий для людей не создано. Темной системе выгодно, чтобы каждый человек воспринимал себя только как физическое тело. Этому людей учат с детства всей системой искусственных эгрегоров государственности.

Ты уже испытал на себе тесноту физических рамок, а большая часть человечества живет в своих телах и отождествляет их с самими собой. Это грандиозная ошибка, которая может стать роковой для большей части человечества. Представь себе, если бы ты стал считать самим собой свою одежду, которую надел в дождь или в снег!?

Владар не сразу понял, что вопрос Старца требует от него какого-то ответа или действия и продолжал сидеть перед ним, даже чуть приоткрыв рот, ожидая последующего повествования.

Старец, между тем, увидев такую реакцию своего единственного слушателя, не стал задерживаться и продолжил говорить далее:

– Одежда, однажды придя в негодность, стала бы отваливаться от твоего тела кусками, издавая неприятные запахи, а ты при этом был бы в полной растерянности, потому что, видя такое разложение, счел бы это своей собственной смертью. На самом деле, телесная «одежда», будучи сброшенной, не могла и не может унести с собой часть истинной человеческой сущности. Она только выполняет защитные функции в строго определенное время и отпадает потом за ненадобностью. А истинный человек продолжает жить в более Высоких и Тонких мирах до тех пор, пока не приходит время обрести новую «одежду» из физического тела, необходимую для нового воплощения на физическом плане…

– То есть родиться у своих родителей?! – горячо поддержал речь Старца Владар.

– Ты прав. Именно родиться у своих родителей, – подтвердил Старец.

– Но зачем тогда мне вновь необходимо воплощаться в этот физический мир?

– Твое рождение в физическом мире, впрочем, как и всех остальных людей на Земле, обусловлено необходимостью приобрести достаточное количество навыков, позволяющих жить в ИНЫХ, более совершенных мирах!

Владар знал уже, что иные миры – это те, которые он посещал во время своей предыдущей учебы. Этих миров было всего шесть, кроме физического, в котором они сейчас находились. Три мира – Желтый, Оранжевый и Красный, находились в глубинах планеты, в ее инфракрасных недрах. Еще три мира – Голубой, Синий и Фиолетовый, находились выше поверхности Земли в ее видимых Небесах, которые были буквально пронизаны этими проникающими тонко не проявленными мирами. Жесткость излучений в этих мирах была столь велика, что Владар назвал их для себя Ультрамирами.

Все миры были расположены друг за другом в строгой последовательности изнутри планетных недр и заканчивались в высотах Небес. И здесь была одна особенность, которая теперь встречалась Владару каждый раз, когда он прикасался к таинственным Знаниям. Везде присутствовал РАДУЖНЫЙ порядок, в том числе и в строении самого Планетарного комплекса.

Ведь физический мир был ЗЕЛЕНЫМ миром, который разделял инфра-недра и ультра-небеса. Именно видимая, проявленная, земная кора стала сферой – пристанищем для великого множества всевозможных материально воплощенных форм жизни. Во всех остальных мирах физические параметры тел являлись невозможным атрибутом. В глубине планеты они просто сгорали в адском инфракрасном излучении, а высоко в Небесах физическое тело погибало от жесткости излучений, превращаясь в плазму составляющих его химических элементов.

– Не очень-то хочется жить в инфракрасных мирах! – резонно заметил Владар, помня, что в адских пеклах томятся не самые лучшие представители рода человеческого.

– Не будем отвлекаться, Владар. Ты спросил, в чем заключается РОСТ человеческого сознания, и я тебе отвечаю. Рост человеческого сознания заключается в том, чтобы ПРОСВЕТИТЬСЯ, то есть вобрать весь разумно-электромагнитный потенциал той планеты, где человек находится в новой фазе своей эволюции.

Владар не смог сразу воспринять все, что сказал Старец и переспросил:

– Из того, что было сказано, я понял только то, что я должен нечто накопить в своем сознании, но не совсем понял, что такое «Разумно-электромагнитный потенциал?» И что собой представляет само мое сознание? Мне это тоже не ясно.

Старец внимательно посмотрел на Владара. Он, видимо, размышлял, как разъяснить своему ученику эти простые понятия. Помолчав еще немного, он продолжил:

– Обрати свой взор к своему телу. Потрогай себя рукой…

Владар сделал все, что потребовал Старец почти машинально.

– Что чувствуешь?

– Тепло! – не раздумывая, ответил Владар.

– Тепло, это что?

– Это электромагнитные волны, которые излучаются моим организмом. – Владар немного подумал и продолжил: – Инфракрасные волны…

– Когда ты взволнован или чувствуешь нечто, что заставляет тебя тратить эмоциональные силы, то, наверное, тоже что-то излучается в пространство? – спокойно продолжил Старец.

– Конечно! Даже само слово «волнение» имеет значение волны! То есть колебаний. Значит, я и в этом случае изучаю энергию, только гораздо более тонкую, чем инфракрасную!.. Это энергия моей Души! Она уже не может быть уловлена приборами, но ее можно точно так же почувствовать, как я чувствую других людей… – страстно поддержал тему Владар.

– Надеюсь, ты понимаешь, что когда ты думаешь, то мозг твой тоже нечто излучает?

– Конечно! Но это электромагнитные волны совсем другой частоты. Они больше похожи на излучения проникающего значения – такие присутствуют в ультра-мирах. Я это сам почувствовал, когда был там… – Владар собрался рассказать Старцу о своем путешествии в Сине-Голубых мирах, но Старец не дал ему отвлечься.

– А когда ты молишься или медитируешь, то разве твоя Высокая Душа и Дух не излучают энергию?

Владар задумался, потому что он не был уверен в том, что его молитва может быть причиной для образования новой энергии, но всеже был готов поверить Старцу на слово, если тот его уверит в этом. Но Старец даже не задержался, чтобы специально утвердить последнее, а продолжал дальше:

– Теперь посмотри на свой организм с точки зрения того, что он не физическое, материально выраженное образование. Он есть конгломерат энергетических тел самых разных частотных уровней! Ты ВЕСЬ светишься во Времени и Пространстве! Множество твоих тонких проявлений отображаются в тех цветных мирах, в которых ты уже однажды побывал. Каждый атом, каждая клетка, из которых состоит твой организм, каждый твой орган, каждое твое чувство, мысль и духовное движение порождают разумно-электромагнитную энергию разных частот, которую мы называем Психической Энергией! Ты излучаешь Психическую Энергию в самых разных ее видах и качествах, а она откладывается в тех сферах, которые родственны ей по своим частотам, то есть по своей цветовой природе и качеству.

– А почему она откладывается? – переспросил Владар.

– Надеюсь, тебе известен Закон сохранения энергии?! – снисходительно, вопросом на вопрос, ответил Старец.

– Так, значит все миры, которые окружают человека, наполнены его же собственной Психической энергией?!

– Подумай сам.

– Но получается, что и в физическом мире, то есть в Зеленой сфере Планетарного комплекса, все, что нас окружает – это тоже Психическая Энергия самого человека?!

– Похоже, что так и есть, – улыбнулся в бороду Старец.

– И города, и деревни, и дороги, и производства, и техника! Короче, вся современная цивилизация – это есть материализованная Психическая Энергия творчества человека!?

Старец молча кивнул, подкрепив согласием размышления Владара, а тот продолжил:

– А если человек низко мыслит, грубо чувствует, грешит, одним словом, то куда его Психическая энергия попадает? Неужели в инфра-миры?

– Туда попадают не только Психические силы такого человека, но и он сам после того, как его физическое тело перестает ему служить…

– Получается, что в ультра-миры попадает только высокая, – Владар помедлил, подбирая нужное слово, и добавил: – тонкая Психическая энергия? И сам человек после смерти его физического тела тоже поднимается в высоты?

– Получается, что так!

Владар вдруг представил себя не в обычном своем телесном проявлении, а в совокупности излучений всех своих оболочек. Он увидел себя многомерно проявленным в Пространстве и Времени, где его собственное продолжение выходило далеко за рамки физического тела.

Он ИЗЛУЧАЛ в Пространство столько всякой информации, что у него самого стала кружиться голова. В этом видении Владар увидел себя огромным, многомерным существом. Нижняя часть его тела излучала красно-оранжевые волны, и они приобщались к красным, оранжевым и желтым сферам центра планеты… Его Солнечное сплетение излучало свет зеленоватого оттенка, и он оставался внутри физического мира. А вот эмоции его и мысли огненными всполохами стремились ввысь, к мирам сине-голубого оттенка…

Видение вскоре исчезло, и он вновь ощутил себя обычным человеком в физическом теле.

– Ты увидел себя во множестве своих тел всего лишь на мгновение, но представь себе, что ВСЕ люди на Земле проявлены в цветных мирах в самой разной степени. Одни живут только в красно-желтых мирах всем своим животным существом. Другие предпочитают проявлять себя только в физическом мире, излучая энергию информационного поля зеленого цвета на проявленном плане бытия. А вот людей Высшей духовной природы, способных проявлять себя в Голубом, Синем и Фиолетовых мирах, не так уж и много…

Из Тонких миров можно видеть плачевную картину малости человеческого сознания. А сами люди, к сожалению, ограничены очень узким диапазоном зрительного восприятия окружающего мира. Он у них заключен в рамках от 0,7 до 0,4 эркгерц, говоря научным языком. В этих частотах заключен видимый белый свет… Все остальное, что остается за рамками этого диапазона, не воспринимается человеком. Люди живут в своем физическом мире, словно лошади в строгих шорах, которым закрыты обочины дороги и своим узким физическим зрением не видят параллельные миры. Они для них закрыты, чтобы они не пугались…

Владар закивал головой и хотел поддержать слова Старца, но тот продолжил:

– Итак, физическое тело человека отвечает всем потребностям физического мира, где он проживает, будучи воплощенным. Но в конце времени воплощения он вновь переходит в одну из многих тонких сфер, которые окружают физический мир с двух сторон.

– Ну да, я был там! В недрах – там ады! А в Небесах – жесткие миры, там Огненная жесткость! – заторопился продемонстрировать свои познания Владар.

– Ты прав. Твой собственный потенциал сознания позволил тебе пребывать в любом из тех мест, куда тебе захотелось попасть. То есть, ты по собственной воле мог перемещаться в Пространстве и Времени в своем тонком теле, а значит, твое собственное сознание уже достаточно объемно, чтобы иметь такие возможности.

Владар даже зарделся от похвалы. Но его продолжал мучить вопрос: «Почему же Исполины сочли его МАЛЕНЬКИМ?!»

– Во-первых, Исполины – это посланцы Солнечных Богов. Они приходят в физический мир только по особым коридорам, которые создаются благодаря мощи сознания кого-то из достаточно развитых людей. Во- вторых, твоего сознания хватило только для того, чтобы провести в этот мир этих бестелесных существ, которые, хоть и показались тебе исполинами, на самом деле представляют собой одних из самых низкорослых существ Солнечной Иерархии. Настоящими исполинами являются поистине великаны, которые могут своим ростом поразить самое изощренное воображение любого земного человека. Солнечные Иерархи часто имеют рост, составляющий высоту той или иной сферы бытия в Солнечной системе, а то и всех вместе взятых. Ведь мы буквально живем внутри этих Солнечных Исполинов, вместе со своей планетой и всеми ее сферами!

Владар как ни силился как следует понять все, что говорил сейчас Старец, так и не смог этого сделать. Ему было понятно лишь то, что он действительно ничего не знает ни о самой планете, ни о Солнечной системе. Это понимание сильно удручало и даже немного раздражало его:

– Выходит, чтобы все это понять, мне необходимо вырасти?! – саркастически произнес Владар, забывшись на мгновение, с кем разговаривает.

– Нет, тебе необходимо не просто вырасти в своем сознании, но и понять и принять в свое новое сознание систему Света в Мироздании.

– Ну, вот! Мало того, что я маленький, так мне еще необходимо что-то понять и принять, чего у остальных людей и в помине нет. – говоря это, Владар насупился и понурился. Ему и правда было непонятно, как это он, маленький земной человек, может постигнуть то, что известно этим Исполинам, ведь Старец сам говорил о том, что «груз слона может легко раздавить осла»…

Видимо, Старец понял, что Владар устал, перегрузившись информацией, потому что вдруг стал таять в воздухе, как делал всегда, когда их разговор с Владаром заходил в тупик.

Владар оказался один на один с собой. Ему было немного грустно от того, что разговор не прояснил каких-то неведомых пока для него понятий. Но то, что он постигнет однажды все то, о чем знает его Дед, он был уверен.

Человек-Невидимка

С тех пор прошло несколько недель. Лето было в самом разгаре. Жизнь Владара внутри Мысов шла своим чередом. Утром он вставал рано, делал много физических упражнений, умывался, завтракал и шел по делам. Теперь у него было много обязанностей внутри Мысов. К примеру, он помогал Старцу встречать учеников в тонких телах, которые приходили на обучение по ночам, когда их физические тела глубоко спали дома. Затем он их провожал по утрам, чтобы помочь сориентироваться в потоках информационных полей, струящихся вокруг Земли и перемешивающихся между собой в настоящем хаосе. Серебряные нити, которыми пришедшие в тонких телах были привязаны к своим физическим телам, могли быть разорваны, а потому их следовало провожать до самого дома. Владар участвовал в таких проводах только по ночам, когда его физическое тело тоже глубоко спало, а он сам мог свободно перемещаться во Времени и Пространстве с огромной скоростью.

Старец не жалел времени на то, чтобы обучать тайным знаниям всякого, кто желал постигнуть премудрость веков и тысячелетий. В миру люди редко задумываются о том, что они путники, путь которых пролегает сквозь тысячелетия, но часто их вечная душа сама стремится к познанию и отправляется на учебу в святилища Мысов по собственной воле.

Владар принимал гостей и помогал им возвращаться. Раньше, до него, эту обязанность выполняла Власта – первая помощница Старца, а теперь она ведала таинственными хранилищами, в которые Владару вход был до времени запрещен.

Он только изредка, одним глазом, заглядывал в помещения, где на длинных стеллажах хранились какие-то светящиеся колбы, в которых клубился голубоватый туман. Владар всегда с замиранием сердца искал возможности приблизиться к этим заветным полкам, но Старец строго-настрого запретил ему делать это до той поры, пока он не будет готов.

Между тем, почти каждый из посетителей пещеры мог приближаться  к этим колбам. Другое дело, что они мало кого интересовали. Такая несправедливость всегда огорчала Владара, и он однажды решил нарушить запрет и подойти к колбам, чтобы рассмотреть их содержимое поближе.

Это был обычный трудовой день. В пещере все жители были при деле. Старец восседал на своем огромном стуле, похожем на трон, посредине пещеры. Он был занят разглядыванием большого макета Земли, где каждый миллиметр поверхности сиял своим собственным оттенком. Владар вошел в пещеру к Старцу без спроса. Он тихо приблизился к нему сзади и собирался пройти мимо почти бесшумно. Но Старец, не оборачиваясь, спросил:

– Тебе чего, Владар?

Владар немного смутился и ответил:

– Я очень хочу узнать, что это за колбы стоят у вас на стеллажах?

Старец нахмурился:

– Я ведь запретил тебе до времени находиться рядом с колбами!

– Мне запретил, а другим – можно? - В голосе Владара было столько обиды, что Старец смягчился.

– Конечно, я мог бы тебя ознакомить сразу со всеми чудесами, которые есть в этих пещерах. Но ведь тебе от этого не будет никакой пользы. А других я знакомлю с этим хранилищем лишь только затем, чтобы они смогли получить от одного такого общения с нами и пещерой сразу много необходимой информации. – Владар моргал глазами и недоверчиво слушал Старца, а тот продолжал:

– Вот ты, к примеру, живешь в пещерах давно и мог уже уяснить, что есть несколько способов постижения Истины. Одна – в постоянной учебе, а другая – в единовременном Озарении. Но у одного и у другого способа постижения Истины есть свои недостатки. Если тебе дать Истину во всей ее полноте, а твое сознание не будет к ней подготовлено, то ты перегрузишься и станешь, – Старец подумал и продолжил: – ну, примерно, как собака: все понимаешь, а сказать не можешь.

Владар не удержался и прыснул от смеха, а Старец, между тем, спокойно продолжил:

– Другое дело, если ты всему учишься постепенно, и знание Истины входит в тебя через твой опыт общения с окружающей обстановкой. – Владар недоуменно смотрел на Старца, потому что не улавливал связи между его речью и своим желанием посмотреть хранилища.

– А теперь подумай, кому больше повезло? Тем редким посетителям, которые приходят в наши хранилища учиться во время своего сна или тебе, которому позволено жить в хранилищах и постигать истину прямо внутри всех процессов?

Владар не очень-то понимал эту разницу. Ведь бывать в пещерах, оказывается, не возбранялось всем, кто хоть однажды задумывался над проблемами бытия. А он живет в них вот уже полгода и пока не видит слишком большого сдвига в своем развитии. Может, лучше было бы время от времени посещать пещеры и жить при этом среди людей. Владар не хотел пока себе признаться, что давно соскучился по своей матушке и дому, где живут маленькие и забавные домовые. Он соскучился по простому человеческому обществу…

От этих мыслей у него защемило в сердце. Он делано нахмурился и отвернулся от Старца, чтобы не расплакаться. Тот, в свою очередь, сделал вид, что не заметил блеснувших в глазах Владара слез и спокойно продолжил свою речь:

– Мне помнится, ты давно уже открыл возможность ларца делать твое тело невидимым. Почему ты ни разу не воспользовался этим?

Владар от неожиданности даже перестал печалиться. И верно, почему он не стал невидимкой ни разу с тех пор, как обнаружил этот волшебный Луч? Ведь Старец не накладывал на него ограничений бывать среди людей. Единственным условием для него при жизни в пещерах было – не показываться среди знакомых. Ведь ни матушка, ни его знакомые не должны были знать о том, где он пребывает!

А возможность стать невидимым позволяла ему бывать среди людей и не быть ими замеченным. Заодно можно было осуществить все свои мечты-задумки, которые появились у него еще в детстве, когда он читал книжку о Человеке-Невидимке Александра Беляева.

– А вы разрешаете мне покинуть пещеры надолго, если я соберусь в мир невидимкой? – немного запальчиво, словно ожидая отказа, спросил Владар.

– Разрешаю, – ответил Старец и продолжил: – Но только с условием, что ты будешь появляться в условленные сроки в пещерах, чтобы дать мне полный отчет о своих приключениях.

Такой поворот порадовал Владара. Вот перспектива побывать там, где хочется, и увидеть то, чего не видит никто, при этом оставаясь невидимым!

Владар так обрадовался, что выскочил из пещеры, чуть не столкнувшись с Властой, которая, по своему обыкновению, вплывала в пещеру, словно ее вносил легкий ветерок.

Власта, великолепная красавица, ростом была много выше Владара, впрочем, как и все остальные постоянные жители пещеры. Владар, будучи обычным человеком, хотя и достаточно высокого роста, не мог соперничать с этими прекрасными существами ни в росте, ни в умениях. Они были во всем гораздо выше него, и он уже привык к этой разнице. Но тайная мечта, что и он однажды достигнет их высот не только в росте, но и в других качествах, которые простому человеку кажутся почти божественными, не оставляла его никогда.

Владар немного сожалел, что так и не прояснил для себя тайны хранящихся на стеллажах туманных колб, но радовался тому, что неприятный разговор со Старцем обернулся такой счастливой для него возможностью – побывать среди людей невидимым.

Между тем, Власта проследовала мимо него, охватив все его существо свежестью и прохладой летнего утра. Он, как всегда, остолбенело замер в ее присутствии, а она, словно не замечая его волнения, деловито направилась к Старцу с каким- то своим делом. Владар не стал дожидаться, пока Старец отошлет его жестом из своей пещеры, и направился прямо к себе в келью.

Здесь, рядом с его лежанкой, стоял заветный ларец. Владар взял его за драгоценную ручку и поставил на средину комнаты. Походив вокруг него, он осторожно приоткрыл крышку и подождал, пока из ларца появится густой сноп Луча, уходящий вверх. Когда, немного помедлив, он уже решился вступить в Луч, дверь в келью приоткрылась, и на пороге появился Старец. Он был хмур:

– Неужели ты так и ушел бы из пещер, не получив от меня наставлений?

Владару нечего было сказать, ведь именно так он и собирался поступить. А Старец, между тем, продолжил:

– Должен предупредить тебя об условиях, которые позволят тебе долго отсутствовать. – Старец уже подошел к ларцу и стал внимательно разглядывать Луч, продолжая говорить при этом: – Во-первых, ты будешь возвращаться в пещеры раз в месяц. Во-вторых, если тебе будет нужна моя помощь, ты соединишь два куска кристалла.

Владар машинально сунул руку в карман. Здесь лежала его часть сиреневого кристалла. Вторая часть кристалла, переливающегося таинственными огнями, была в перевязи на голове у Старца. Тот, словно угадав мысль Владара, снял перевязь, отсоединил кристалл и протянул его Владару, надев перевязь вновь себе на голову уже без кристалла.

Владару было как-то не по себе видеть Старца без привычного украшения. Но Старец не заметил этого или не захотел замечать.

Он уже выходил из пещеры, оставив Владара  в легком замешательстве от такого драгоценного дара. Теперь у него была возможность начать совершенно иную жизнь, нежели та, которую он вел до сих пор. Для начала он решил тщательно приготовиться к дальнему путешествию.  Ведь от того, как он будет одет, зависело – как далеко от своей пещеры он может уйти. Одежда должна быть и удобной, и крепкой. Сделать ее невидимой мог только Луч ларца, а значит, для того чтобы просто переодеться, ему было необходимо возвращаться в пещеру.

Владар перебрал все свои вещи, которые брал с собой, когда уходил ранней весной из дома матушки. У него были крепкие джинсы, рубашка, легкий джемпер. Обувь была мягкой и удобной. Ботинки он выбирал всегда с особой тщательностью, потому что необходимость много ходить для молодого человека была самой насущной. Владар обратил внимание и на свое нижнее белье.

Власта вошла в его пещеру, когда он выложил на лежанке несколько пар трусов и футболок. Не сразу заметив незваную гостью, Владар так засмущался, что сгреб свои вещи в кучу и даже уселся на них, чтобы прикрыть собой подробности скудного мужского гардероба.

Снисходительно глядя на эти ухищрения, Власта неожиданно улыбнулась. Это случилось впервые с тех пор, как он поселился в пещере. От этой улыбки в келье Владар стало светло и уютно…

– Не смущайся так, – обратилась она к Владару. – Я пришла тоже напутствовать тебя перед выходом в мир.

Владар весь напрягся в ожидании того, что скажет Власта.

– Ты – мой родной брат, а посему перестань думать обо мне, как о возможной невесте. Я не говорила тебе этого раньше, потому что тебе было бы непонятно, как это может быть. Теперь ты знаешь о том, что есть родство по роду-племени и есть родство от Сотворения. Так вот, ты мой брат от Сотворения, а дело твое в Мире – это задание, которое можно выполнить только в телесном, физическом проявлении. Помни, братик мой, что жизнь сейчас идет в ДВУХ направлениях. Одно направление – в погибель, во тьму внешнюю, в низины подземных адов. И идет по этому пути огромное число людей, которые не ведают сего бедственного положения своего. Есть среди людей и те, кто идет в Горние миры, но их чрезвычайно мало. Есть множество людей, которые живут, словно рыбы в мутной воде плавают, и не сознают ни себя, ни своей жизненной задачи. Эта серая масса людей – самая страшная инертная слизь земная. Но в ней есть множество живых душ, которые несут свою светлую природу внутри этих масс, словно грязные ракушки несут в себе драгоценные жемчужины. Не ровняй их с теми, кто сер и внутри, и снаружи, а постарайся выудить их из грязи и слизи быта, если это будет в твоих силах.

Это – НАШИ, и наша протянутая рука может оказать им неоценимую помощь. Именно в толще серой человеческой массы скрывались они до времени, чтобы сохранить свою высшую природу и не показаться силам темным. У тебя есть множество дел в Мире, но всегда усматривай все эти разные свойства людей. И не суди по внешности. Часто и в среде богатых и жирных от достатка кругах людских можно встретить душу живую. И не всегда среди бедных и сирых разглядишь добро и свет.

Предательство и ложь сейчас правят миром. Все извращено, и черное давно уже стало – белым. Правда и Ложь неразличимы, и нет пока в душах людей весов, отделяющих одно от другого. Тебе в твоем новом воплощении среди людей придется самому разбираться в том, как именно можно различать Добро и Зло. Все эти навыки приходят не от простого знания и информации, а от пережитого и ЗАПЕЧАТЛЕННОГО в душу. Всякое другое познание – пустое. Оно только забивает голову и сердце и не приносит пользу в новых рождениях…

Власта помолчала, глядя на ошеломленного Владара, и продолжила:

– Ты, братец, будь светел и правдив всегда, потому что всякое нечестие твое немедленно отобразится на твоей Карме, и тогда ты можешь сорваться со стези свой. А она важна не только для тебя, но и для всего нашего РОДА от Сотворения. Если ты собьешься в чем- нибудь, то великие дела, тебе уготованные, могут оказаться не выполненными, а значит, твое неудачное возрастание станет трагедией не только для нас – потомков Солнечных Богов, но и для целой планеты!

Владар не мог больше терпеть. Власта так нагрузила его своей речью, что он был готов просто остаться в пещерах и больше никуда не ходить, раз такими тяжелыми могли быть последствия от того, что он намеревался сделать в миру.

Власта заметила его смятение и перестала его увещевать. Видимо, и сама поняла, насколько тяжко нагрузила она Владара перед выходом в мир. Ей стало немного не по себе, потому что она глубоко вздохнула и вышла из пещеры, более и слова не сказав.

Владар остался один. Он устало перекладывал свои нехитрые пожитки и думал над тем, о чем только говорила Власта.

Особенно его огорчило то, что она, оказывается, его СЕСТРА. Он не ожидал, что такое может быть, хотя то, что Старец приходится ему дедом, теперь уже нисколько не смущало его. Он только не хотел верить, что Власта – его сестра. Эта мысль расстроила его еще и потому, что где-то в глубине души он был уверен, что однажды наступит мгновение, когда он будет близок с Властой, как бывают близки мужчина и женщина… Хотя у этой мечты было много препятствий, ведь Власта была в своем тонком, хотя и сильно уплотненном и достаточно видимом теле, а Владар жил в своем физическом теле… Но после полугодового проживания в пещерах ему уже не казалось непреодолимым и такое препятствие. И вот теперь он обязан отказаться от мечты стать близким другом Власты… К тому же, она дала ему столько наставлений, что у него голова пошла кругом.

Утверждение, что почти весь мир идет в нижние сферы, тактоже сильно огорчило Владара, и он уже не понимал, что его больше расстроило: то, что Власта – сестра, или то, что весь мир катится в нижние сферы? И то, и другое показалось ему сейчас настоящей катастрофой. И теперь другая мысль стала сверлить его мозг: «Что же делать, если это действительно так?»

Невидимое путешествие

Сборы были не долгими. Владар перебирал в голове наставления, которые получил от своих близких родичей. Ему казалось, что ничего подобного тому, что было с ним в пещерах, в миру произойти не может. Теперь мысль о том, что ему необходимо покинуть свою, ставшую уже привычной, келью, сильно огорчала его и наполняла печалью.

Он нарочно собирался медленно, чтобы задержаться в пещере еще хоть на мгновение, но ларец, стоявший в полной готовности, казалось, уже требовал от него более скорых действий. Наконец, пересилив свое замешательство, Владар подошел к ларцу и приоткрыл крышку. Из-под нее брызнул знакомый уже Луч, от которого пещера озарилась невиданным светом. Владар прищурился и открыл крышку полностью. Сноп света ударил в потолок и, казалось, пронизал все пространство над пещерой - так силен был его стремительный поток.

Владар, уже одетый и собраный, вступил в Луч и на мгновение замер, чтобы не потерять равновесие. Луч поглотил его всего, и он тут же стал совершенно невидимым. Свое невидимое состояние по ощущениям он не мог отличить от видимого, и только пустое зеркало стало свидетельством того, что его не стало видно на физическом плане бытия. Владар протягивал к глазам свою руку и отчетливо видел ее, но в зеркале этого движения не наблюдалось.

Владар покрутился перед зеркалом еще немного, переводя взор с ВИДИМЫХ ему частей тела на совершенную пустоту в зеркале. Это было странно, и ему, пожалуй, требовалось хотя бы некоторое время, для того чтобы привыкнуть к такому состоянию.

Прошло несколько минут, прежде чем он вполне освоился со своим новым положением. Теперь можно было опробовать свой невидимый организм в действиях на физическом плане. Владар подошел к ларцу и закрыл его. Это у него получилось ничуть не хуже, чем в видимом состоянии. Ободрившись первыми успехами, Владар решительно вышел из кельи. Он шел по привычным прохладным коридорам пещеры Мысов и не мог наглядеться на то, что происходило вокруг. Везде суетились по своим повседневным делам обитатели подземелий – жители Небесной Бореи, которые несут свою службу на Земле. Они соединяют поколения славянских родов, сохраняя для них Ведическую память в веках и тысячелетиях. Владар был одним из них, но ему следовало еще многому научиться, чтобы помогать своим сородичам не только в тонких планах, но и в физическом плане бытия. Сегодня он выходил в мир, чтобы приобрести новый опыт.

Владар быстро прошел прохладными коридорами. Выход из пещер в Мысах был узким и тесным. Он привычно протиснулся между двумя камнями за большим кустом ракиты и вышел на склон Мыса. Почти кубарем скатился с крутого отвеса и оказался на берегу пруда, который протянулся своей прозрачной и ровной поверхностью вдоль всех четырех мысов. На другом берегу, ближе к деревне, шумели и плескались деревенские ребятишки. Они не могли видеть Владара, но он, все еще не привыкнув к своей невидимости, старался не шуметь и не выставляться, как делал обычно, когда выходил погулять среди бела дня.

Тропинка, идущая вдоль пруда со стороны Мысов, была едва заметной и немного влажной. Владар специально оглядывался несколько раз, чтобы посмотреть на свои собственные следы. Они, как и всегда, отпечатывались на земле и выдавали присутствие на тропинке реального и довольно тяжелого человека. Другое дело, что следы образовывались непонятным для наблюдателя образом. Сам Владар видел и себя самого целиком, и свои собственные ноги, которые шагали по узкой тропике вдоль пруда.

Первым делом Владар пришел в свою усадьбу. На него пахнуло из приоткрытых дверей избы знакомым запахом пирогов. В гостях у матушки была соседка. Они сидели за столом и пили чай со свежими плюшками. Чай был ароматным и тщательно настоянным. Владар очень любил этот деревенский чай, а уж как он любил плюшки, про то было сложено много семейных историй.

Матушка сидела за столом раскрасневшаяся, немного размякшая. День шел к вечеру, и дел у нее уже почти не осталось, поэтому можно было просто так посидеть и поговорить с соседкой обо всем на свете, для матушки это было любимым занятием.

Владар прошел, как казалось ему, совсем тихо через всю горницу и вошел в свою комнату. От его движения по избе пол заскрипел и застонал, как обычно бывало, когда он пробегал по нему мимо матушки. Соседка и матушка от неожиданности встрепенулись, поставили стаканы с чаем на стол и стали тревожно оглядываться. Кошка метнулась под ногами Владара и заскочила под лавку так стремительно, словно ее пугнули метлой. Все в избе наполнилось тревогой.

Матушка больше не пила чай, а тревожно заглядывала во все углы. Соседка быстро стала собираться домой и уже стояла на пороге, украдкой крестясь и пришептывая себе под нос молитву. Владар сидел ни жив ни мертв на своей скрипучей кровати, а она, предательски провалившись почти до самого пола своей продавленной панцирной сеткой, скрипела от малейшего его движения. Стало понятно, что побывать дома в гостях у матушки ему не придется, и Владар стал искать возможности, чтобы улизнуть из дома, пока не случилось чего-нибудь непредвиденного.

Владар дождался, когда матушка выйдет в клеть, и сразу же за соседкой выскочил во двор. Пройти мимо свежих плюшек он не мог. Схватив со стола несколько штук, Владар засунул их себе запазуху, от чего они мгновенно стали невидимыми. На цыпочках прошел он мимо матушки, с нежностью вдохнул запах ее волос и чуть не прижался к ее родной спине, склоненной над лавкой, где, дрожа от страха, сидела кошка. Владар не хотел вносить смятения в свой родной дом, поэтому ушел из него, даже не передохнув на своей скрипучей кровати.

Он вышел за ворота и направился к дороге. Там на остановке стоял народ, ожидая очередного автобуса. Видимо, он должен был подойти уже совсем скоро. Владар потоптался немного возле небольшой толпы, а когда подошел автобус, втиснулся в него вместе со всеми.

Надо заметить, что в толпе невидимое состояние оказалось для него совсем не приятным. В первую очередь страдали его ноги, которые отдавливали все, кто перемещался мимо него, а вернее – прямо по нему. Каждый раз, когда его невидимое тело оказывалось у кого-нибудь на пути, он становился объектом для давления и ударов…

Спасаясь от ударов судьбы и своих деревенских соседей, Владар забрался далеко в угол и уселся на огромный баул, стоявший на ступенях задних дверей автобуса, которые не открывались на остановках.

Старенький автобус привез пассажиров в ближайший городок уже через час. Толпа деревенских жителей вывались из автобуса и Владар вместе с ними. Теперь ему было необходимо попасть в областной центр. Ехать автобусом и дальше было невыносимо. Если в обычном автобусе он мог ехать на бауле и без места, то войти в огромный двухэтажный автобус и нормально там разместиться без билета и без видимого тела, было почти невозможно. Владар стал искать другой выход.

На небольшой площади автобусной станции было многолюдно. Владар увидел несколько легковых автомобилей, которые стояли в ряд вдоль тротуара. Он приблизился к ним и просто стоял, наблюдая за событиями вокруг. Один водитель вышел из автомобиля и, оставив широко открытую дверь, направился к соседней машине. При этом он что-то говорил своему знакомому и широко размахивал руками. Владару вдруг пришла мысль занять его автомобиль и отправиться на нем дальше. Никогда в жизни он не мог себе представить, что будет угонять чужую машину, но, надеясь на свою невидимость, Владар решил, что такое поведение будет не только уместным, но и абсолютно безнаказанным.

Итак, Владар сел за руль чужого автомобиля. Ключ торчал в замке зажигании, поэтому завести мотор оказалось совсем просто. Владар нажал на сцепление, затем на педаль газа и тронулся с места, уже на ходу захлопывая дверку. Водитель угоняемой машины обернулся и стоял с ошарашенным видом, открыв рот. Машина на его глазах не только сама завелась, но и, хлопнув дверью, двинулась с места, быстро набирая скорость. Владар деловито крутил руль, не оборачиваясь назад. Он хотел побыстрее вырулить с площади автостанции, а за его спиной хозяин машины суматошно пытался что-нибудь предпринять. Он сначала схватился за голову, потом побежал за машиной, потом остановился и, оглянувшись вокруг, попытался найти других свидетелей совершенно невероятной сцены – как ПУСТОЙ автомобиль выруливает с площади автовокзала. Все, кто был очевидцем подобной сцены, не могли поверить своим глазам. Пустой автомобиль действительно ехал, но его уверенная езда указывала на то, что им кто-то управляет.

Суматоха завершилась только тогда, когда автомобиль исчез из поля зрения множества очевидцев этого события. Только несчастный хозяин торопливо набирал телефон милиции и сообщал все данные угнанного автомобиля.

Владар ничего этого не видел. Он просто ехал по довольно оживленному шоссе. Маленький районный городок заканчивался за поворотом выездом на федеральную трассу. Владар уверенно вел машину и поглядывал по сторонам. Вдруг на повороте он заметил пост ГАИ, и легкий холодок привычно пробежал по коже. Как правило, эти посты вызывают тревогу даже у очень дисциплинированных водителей, а тут всеже автомобиль был в угоне да еще и ехал совершенно пустым. Владар немного сжался, но решительно стал проезжать мимо поста. Другого выхода у него все равно не было. Постовой машинально глянул вовнутрь машины, медленно едущей мимо него, и отвернулся. Затем, опомнившись, вновь посмотрел, потому что не поверил своим глазам.

Автомобиль был ПУСТЫМ, но ехал так, словно им управляли. Постовой засвистел в свисток и начал размахивать жезлом вслед уезжающей уже на большой скорости машине. Видя, что автомобиль не останавливается, постовой стал докладывать что-то по рации. Через секунду он сидел на мотоцикле и, набирая скорость, гнал в сторону удаляющегося пустого автомобиля…

Владар смотрел в зеркало заднего вида и решал, как будет действовать в случае, если автомобиль всеже догонят. Ему не было страшно. Наоборот, он решил немного похулиганить и побывать в шкуре угонщика, имея возможность остаться безнаказанным даже при самом плохом развитии событий. Мотоцикл преследовал его с огромной скоростью, необычной для этого транспортного средства. Владару даже стало немного жаль милиционера, потому что за окном заморосил дождичек, который наверняка уже промочил его до костей. Ветер и дождь превратили эту погоню в настоящее мучение, и Владар, сочувствуя служаке, стал притормаживать, чтобы тот хотя бы не терял его из вида.

Погоня продолжалась уже около получаса. Пустынное шоссе было ровным и живописным, Владар успевал даже оглядывать окрестности, не забывая, конечно, при этом и о погоне, которая была совсем рядом. Милиционер уже совсем приблизился к ПУСТОМУ автомобилю, который ехал с разной скоростью в соответствии с дорожными указателями и не препятствовал ему, представителю власти, постепенно догонять его. Каждый раз, когда он приближался слишком близко к этому «летучему голландцу», автомобиль чуть прибавлял скорость и выходил из поля зрения милиционера. Так они ехали в сторону большого города еще примерно час или полтора. Расстояния между городами в Сибири были столь существенными, что в Европе за это время они могли бы пересечь несколько границ соседних государств. А в Сибири такое же время позволяло преодолеть только расстояние между маленьким городком и городом покрупнее.

Владар уже успокоился, как вдруг на очередном повороте заметил целую вереницу ГАИшных автомобилей, которые преградили путь пустой машине. Владар думал всего несколько секунд и принял решение остановиться и пешком пройти мимо оцепления. Для этого он подъехал к обочине, притормозил, выключил мотор и вышел из автомобиля. На все про все у него ушло несколько секунд. За это время к его угнанной машине уже приблизился ГАИшник-мотоциклист. Он тоже затормозил и, вынув из кобуры пистолет, бегом направился к остановившейся машине.

Владар стоял рядом и смотрел на этого растерянного парня, который влез вовнутрь угнанной машины и, словно не веря своим глазам, шарил руками по сиденью и рулю. Прокричав что-то по рации, милиционер устало присел на обочине и стал дожидаться всей вереницы ГАИшних автомобилей, которые, сверкая мигалками, приближались к месту происшествия. Владар все еще стоял напротив, наблюдал за растерянными лицами служителей дорог и улыбался сам себе. У него была великолепная возможность еще поводить их за нос, ведь, как у любого автомобилиста, накопленное раздражение на служителей порядка на дорогах, было у него весьма велико.

Автомобили с мигалками остановились возле пустого автомобиля. Милиционеры вышли из и них и столпились вокруг пустой машины, словно дети, которым показали что-то интересное. Каждый пытался высказать свою собственную версию случившегося, и все так увлеклись, что не заметили, как одна из ГАИшных машин вдруг сама захлопнула дверь, завелась и, быстро набирая скорость, понеслась по шоссе.

Это Владар решил продолжить свой путь теперь уже на другом автомобиле…

Странные события на шоссе М53 вошли в анналы истории дорожных происшествий как необъяснимое поведение автомобилей, которые сами заводились, сами выруливали из сложных ситуаций, сами останавливались и сдавались в руки преследователей.

Владар ехал в Большой сибирский город, пока не зная, зачем. Он понимал, что в невидимом состоянии у него есть масса всяких самых неожиданных возможностей. Но его фантазия пока не расцвела в полной мере, и не шла далее использования чужих автомобилей для своего путешествия.

Ближе к вечеру он ехал уже на «Опеле» серо-стального цвета. Машина была старенькая, но ухоженая. Быстрая езда на разных автомобилях утомила его, хотелось есть и спать. Владар остановил машину на обочине неподалеку от кемпингов возле кафе, которое, очевидно, работало круглосуточно.

Войдя в кафе, он сначала огляделся. В углу за столиком сидели несколько водителей-дальнобойщиков. Возле стойки у маленького бара сидела девушка. Молодая официантка подошла к дальнобойщикам и расставила на столе тарелки с аппетитно пахнущими блюдами. Владар сглотнул слюну и устало присел на стул. Надо было придумать, как именно он может получить еду. Ведь, судя по всему, ее готовили на кухне под заказ. Владар машинально взглянул на барные полки. Там были напитки да несколько тарелок с бутербродами…

Это его порадовало. Он встал и подошел к бару. Место за барной стойкой пустовало. Бармен либо ушел, либо его роль выполняла все та же официантка. Владар легко перескочил через стойку и начал поглощать бутерброды, запивая их томатным соком, налитым в стакан. Увлекшись едой, он не сразу заметил, что молодая официантка стоит перед баром и наблюдает за тем, как бутерброды сами по себе поднимаются с тарелки и пропадают в воздухе, будучи сначала надкусанными неизвестно кем. При этом из летающего по воздуху стакана исчезает понемногу томатный сок…

Владар уплетал бутерброды с большим удовольствием, ведь он уже давно не жил в миру и не ел такой пищи. То, чем кормили его в пещерах, было совершенно иного качества.

Наконец официантка опомнилась, завизжала и бросилась бежать из зала. Дальнобойщики повскакали со своих мест, готовые броситься ей на помощь, но не увидели объекта возможной опасности. В зале установилась странная и тревожная тишина. Все смотрели на необычное явление, и каждый старался найти ему свое собственное объяснение. Владару уже не хотелось бутербродов. Он тоже замер, чтобы правильно оценить обстановку. Владар напрягся и приготовился действовать исходя из обстоятельств. Самый сообразительный дальнобойщик мгновенно перемахнул через стойку и сделал попытку ухватить невидимый объект, кем бы он ни был. Владар, заметив опасность, отпрянул, но не успел убрать руку. Дальнобойщик схватил его руку и стал выкручивать ее по всем правилам рукопашного боя. Такого поворота событий Владар никак не ожидал. Он сам себе казался абсолютно неуязвимым, а тут произошла такая неприятность – он был пойман на КРАЖЕ прямо за руку!

Стараясь не терять самообладания, Владар начал выворачиваться из цепких рук дальнобойщика, при этом ему пришлось увесисто ударить его другой рукой в скулу и толкнуть ногой в колено. Тот, завыв от боли, отпрянул, и в то же мгновение Владар перескочил через барную стойку и выскочил из кафе. Дальнобойщик, как слепой, пытался все еще нащупать врага за барной перегородкой, а молодая официантка, которая с ужасом наблюдала бой дальнобойщика с кем-то невидимым, стояла в оцепенении.

Владар был уже на улице. Он, тем не менее, успел немного подкрепиться. Но столкновение его с дальнобойщиком показало ему, что не так уж он неуязвим. Ведь простого наблюдения оказалось достаточно, чтобы понять взаимосвязь двигающихся предметов с тем существом, которое их касается.

Был еще один немаловажный вывод из событий сегодняшнего дня. Владар получил возможность быть невидимым для окружающих, и его тут же потянуло на хулиганство и даже на откровенное нарушение закона. Его невидимое тело почувствовало свою безнаказанность, а значит, и рамки закона вроде бы перестали удерживать Владара. Он сидел на лавочке перед кафе и прикидывал, какой из автомобилей он выберет для себя на этот раз, чтобы продолжить дорогу. Но что-то останавливало его. Он уже успел соскучиться по своей тихой келье, и ему захотелось сию минуту увидеть Старца. Он машинально сунул руку в карман и нащупал там половинку сиреневого кристалла. Другая половинка лежала в другом кармане. Старец, кажется, сказал, что можно вызвать его на помощь, соединив эти камни… Владар сделал это, не задумываясь. Соединенные кристаллы засияли целым снопом искр ярко-лилового цвета.

Старец в городе

Владар не успел восхититься ярким сиянием искр, исходящих от кристалла, как рядом с ним появился Старец. Он был все так же велик, все так же огромен, но его не мог видеть никто, кроме самого Владара. Старец оценил обстановку, едва повернув голову,  но не заметив ничего опасного, глянул вопросительно на Владара. Тот молча и растерянно наблюдал за появлением Старца. Молчаливая сцена затянулась. Владару было мучительно стыдно за то, что он вызвал Старца, не имея на это никой особой причины. Ведь ему было понятно сказано, когда именно он может воспользоваться кристаллом. А сейчас больше опасностей не было, кроме того, что он сам спровоцировал последние события.

Владар понял, что совершил оплошность, и теперь просто ожидал, как именно поступит с ним Старец. Будучи невидимыми для остальных людей, они стояли в своей пространственно-временной нише, где внешний мир не имел решающего значения. Владар приготовился выслушать если не нотацию, то хотя бы порицание из уст Старца. Но тот продолжал молчать.

Владар хотел начать уже хотя бы оправдываться, как вдруг обстановка резко изменилась. Рядом со Старцем появилась Власта. Она принесла великолепное колье, которое было частью обруча из Даров Солнечных Богов. Надевая его раньше, Владар не мог понять, что обруч может быть освобожден от этого великолепного украшения. Теперь оно лежало на руке Власты.

Владар по-прежнему молча смотрел на все происходящее. Старец тоже молча взял у Власты колье и, повернувшись к Владару, положил ему в протянутые руки. Это было неожиданно для Владара, и он не знал, что ему надо сделать с этим ожерельем. Прекрасная вещь лежала на его ладонях, свисая с двух сторон и, кажется, жгла ему кожу.

– Подержи это ожерелье столько, сколько сможешь, – наконец прервал молчание Старец. – Оно станет для тебя камертоном, на который ты сможешь настраиваться всякий раз, когда захочешь стать видимым.

Владар растерянно осмотрел себя. Похоже, он опять стал видимым для окружающих. К кафе в это время подъехали два автомобиля, из которых вышли несколько молодых людей. Они, проходя мимо Владара, кивнули ему головой, а один попросил закурить. И Владар понял – он действительно вновь стал видимым. Это обстоятельство его сильно огорчило, ведь он был уверен, что его невидимость теперь станет полной гарантией его безнаказанности. А вышло, что Старец решил отобрать у него эту привилегию.

Между тем и Власта, и Старец все еще оставались рядом с Владаром.

Ожерелье, вызвавшее чувство жжения на его ладони, все еще было в его руках.

– Надеюсь, ты понял, что твоя невидимость стала обратимой. У тебя в руках та вибрация, которая поможет тебе в любой момент стать видимым. А вибрация Луча, отпечатанная в твоей световой матрице тела, в свою очередь вернет тебе способность быть невидимым…

Владару было невдомек, что Луч обладал какими-то там вибрациями, и новость, что они уже стали частью его организма, была для него еще более шокирующей.

«Почему Старец не объяснил мне всего этого, когда я был в пещере?» – подумал он, надеясь, что Старец его не услышит. Но мгновенный ответ опередил его самодовольные размышления:

– Ты в пещере ничего меня не спрашивал. Ведь для того, чтобы получать любое знание, необходимо для начала задаваться вопросами. Ты мало интересуешься тем, что происходит вокруг тебя в том мире. Поэтому и знаний у тебя маловато. Ведь знание дается только тому, кто спрашивает!

– Тогда скажите мне, зачем мне эти вибрации от ожерелья?

– Я уже сказал, они для того, чтобы ты сам мог регулировать свою вибрацию, которая сделает тебя либо видимым для окружающего мира, либо – невидимым. Разве плохо это в том путешествии, которое ты затеял?

Владар действительно не видел ничего плохого в таком обстоятельстве. Единственное, чего ему теперь не хватало, так это денег. Ведь он не стал бы воровать бутерброды и мог бы поехать на автобусе вместе со всеми пассажирами, если бы у него были деньги. Угонять автомобили ему пришлось по большей части из-за того, что у него нечем было заплатить за билет. Посуществу, он совершил все преступления только потому, что Старец, отпуская его в мир, не дал ему необходимых средств.

Эти мысли стремительно пронеслись в его голове, но озвучить их Владар не решился. Он искал деликатный способ обратиться к Старцу на ЭТУ животрепещущую для него сейчас тему, но не решался. Тогда Старец сам заговорил:

– Я уже понял, что как только ты вышел в люди, тебе понадобились деньги. Вот тебе магнитная карта, которая позволит получать деньги в любом месте, где есть банковские автоматы. Но я все жду, когда ты, наконец, спросишь меня, зачем я тебя отправляю в мир. И в чем твое задание?

Владар мучительно покраснел от этого вопроса. Ведь и действительно он ни разу не заикнулся о том, что именно он должен совершить за время своего отсутствия в пещерах? Чему он должен научиться, к чему направить свой ум, чтобы постичь что-то новое для себя…

Старец, между тем, продолжил:

– Твое задание заключается в том, чтобы определиться, как именно устроена денежная система в современном государстве. Столь ли она совершенна, чтобы позволять людям жить без вынужденных преступлений. Ведь и ты сам за один только день совершил множество проступков, за которые любой другой человек получил бы немалый срок тюрьмы!

– А виной всему было отсутствие денег! – горячо поддержал сказанное Владар. Но его слова прозвучали как-то неуверенно. А Власта на них ухмыльнулась и пожала плечами.

Владар даже рассердился, сам не зная, на кого. Он почему-то был уверен, что все делал правильно. А Старец, получается, изначально ЗНАЛ, как именно будет вести себя Владар, ведь не мог же он оставаться в своей деревне вечно только лишь из-за того, что у него нет денег, чтобы из нее выбраться.

Владар стоял в окружении Старца и Власты и был готов вести с ними беседы хоть до утра, но в существующих обстоятельствах эта сцена не могла продолжаться долго. По существу, для внешнего зрителя Владар стоял в одиночестве посреди маленькой площадки перед кафе и разговаривал непонятно с кем. Мимо него проезжали автомобили, вставали на стояночные места, а он все продолжал кого-то слушать или говорил сам. Похоже, что в эту сцену уже был готов вмешаться охранник, который вышел из маленькой будки на краю площадки и направлялся в сторону Владара. Старец обернулся на подходящего охранника и сделал предостерегающий жест рукой для Власты. Они оба стали таять и вскоре исчезли, как мираж.

Владар успел передать колье Власте и остался один на площади. Охранник шел к нему с намерением выяснить, какие именно затруднения испытывает этот посетитель, но Владар видел в его намерениях также скрытую угрозу. Поэтому он повернулся и стал удаляться, идя вдоль обочины дороги. Вскоре его настигла грузовая фура, в кузове которой находились автомобили. Их везли из Владивостока на местные рынки. Владар хорошо знал эти машины и их водителей. Это были общительные и добродушные люди, много повидавшие на своем шоферском веку. Они иногда подбирали себе попутчиков, чтобы скоротать дорогу. Вот и сейчас Владар не успел поднять руку, как фура стала тормозить, прижимаясь к обочине. Забраться в кабину было делом одной минуты. Владар устроился на высоком сиденье поудобнее и стал молча наблюдать за водителем, который выруливал на середину полосы и набирал скорость. Мужской разговор еще пока не завязался, но уже чувствовалось, что у Владара будет несколько часов очень интенсивного общения. Обычно каждый человек чувствует в своем потенциальном собеседнике возможность большого и глубокого разговора.

Дорожный разговор

Владар как драгоценность нес теперь в себе понимание того, что Старец дал ему задание понять роль денег в окружающем его мире. Деньги действительно были камнем преткновения для всех. Ему хотелось понять, почему ни один вопрос в мире не является настолько болезненным, как вопрос денег. Что же такого в них есть таинственного, что делает их власть над человеком такой сильной и такой безграничной. Ведь, если посмотреть на обстоятельства жизни, то ни одно преступление не обходится без участия денег, вернее, без страстной заинтересованности в них людей, которые идут на преступления.

– Меня зовут Петр, – неожиданно вторгся в размышления Владара водитель фуры.

Владар хотел было назваться Владаром, но вовремя опомнился и сказал:

– А меня зовут Александр. – он и не мог сказать ничего другого, потому что в кармане его куртки лежал паспорт на имя Александра Кедрова.

– Куда едешь, Александр?

– Да вот, выбрался из своей деревни и еду до областного центра.

– Я так и подумал, потому и остановился.

Владар внимательно смотрел на своего собеседника. Рядом с ним за рулем сидел пожилой мужчина с плотной фигурой, с сильными руками. Он крепко держал руль и не отрываясь смотрел на дорогу, при этом краем глаза все же хитро поглядывая на Владара.

– А чего тебе надо в областном городе? – вновь проговорил густым басом водитель, явно стараясь продлить беседу, а не останавливаться на паре-тройке вежливых фраз.

– Да так, надо повидать кое-кого из знакомых, купить что-нибудь домашним да и проветриться немного, – соврал Владар. Он не собирался открывать водителю истинную цель своего путешествия. Ему теперь хотелось выполнить задание Старца в полной мере и выявить роль денег в жизни людей.

Вот, к примеру, чем плох этот человек, повидавший немало на своем веку. Ведь, кого ни спроси, деньги имеют важное значение практически для каждого. Владар не стал медлить и перевел разговор сразу же на эту животрепещущую тему.

– Хорошо ли зарабатываешь на этом деле?

Водитель покосился на Владара, но, слыша почти равнодушную интонацию и видя расслабленную позу пассажира, сам расслабился и ответил:

– Да, ничего, на хлеб с маслом хватает всей семье. – А ты чем зарабатываешь?

Владар уже давно ничем ни зарабатывал, живя в Мысах. Его жизнь шла в русле постоянной учебы, и все, что было ему необходимо для жизни, давалось ему без всяких на то условий с его стороны. Еда, одежда, жилье в пещере были для него совершенно бесплатными. А значит, он был в отношении денег и их зарабатывания совершенно беззаботным. Но ведь нельзя было об этом сказать сейчас водителю, и Владару пришлось быстро выдумывать для себя историю.

– Да я учусь пока еще. Меня содержат родители, а сейчас я на каникулах. Институт по осени отправит нас на работу в деревню, и мы отработаем там родительские харчи.

Этот невразумительный ответ прозвучал вполне убедительно, да и водителю, видимо, не очень важно было знать, чем в действительности зарабатывает его пассажир. Он ведь даже не стал договариваться с Владаром о плате за проезд. Скорей всего, ему и, правда, был нужен собеседник.

Дорога вилась между холмов и полей. Не замечая красоты местности, Владар словно сканировал своим зрением дорогу и выявлял в сумеречной дали выхваченные светом фар куски знакомой местности. Вот они подъезжают к очередной деревеньке, вот въезжают в нее, снижая скорость. Вот переваливаются через «лежачих полицейских» – искусственные горки, построенные среди дороги, чтобы транзитный транспорт с грохотом и пылью не проносился с огромной скоростью мимо деревенских избенок, а деликатно тащился по узкой улочке в самом сердце деревеньки, называемой «Главной дорогой». Владару всегда было невдомек, зачем трассы проходят прямо в центре населенных пунктов, а не выносятся за их пределы. Ведь, когда проезжает мимо маленькой и старенькой избенки такая вот огромная фура, то в домике все трясется и дергается. И в щели маленьких оконец, наверняка, пробивается едкий газ из выхлопных труб громадного автомобиля. А ведь их проносится за день великое множество. И каждый из них выносит из теплоты человеческого жилья множество жизненной силы, которая потом не может восстановиться без ущерба для жизни и здоровья людей…

Все эти непонятные действия своих сородичей – славян, Владар никак не мог понять. Он искал всему этому логичное объяснение, но не мог найти. Может, и правда у людей на его родине просто не хватает здравого смысла?

– И зачем построили дом прямо у дороги? – почти пробурчал он себе под нос, заглядывая с высоты кабины фуры в окна очередной избенки.

– Да куда ж им деваться? – добродушно поддержал тему воитель и продолжил: – Они ведь когда стоили свои избы почти сто лет назад, то эта дорога назвалась Московским трактом. По ней гнали в Сибирь каторжников. Она была проезжей только для лошадей. А когда пришла Советская власть, эта же дорога стала шоссейной... Вот и стоят эти избенки вдоль трассы, как и раньше стояли.

Деревенька осталась позади, а Владар все еще бродил в мыслях по ее улочкам. Бедное, почти убогое жилье народа сильно огорчало его. Было стыдно смотреть на эти избенки, которые все еще держали человеческое тепло в своих покосившихся стенах. Вся Россия была застроена такими убогими домишками. И пусть некоторые из них были чуть почище, чуть поосанистей, чуть поновее других, но все равно это убогое жилье, скорее, унижало человека своими выгребными ямами вместо теплых туалетов и отсутствием даже воды холодной, не говоря уже о горячей, чем давало преимущества перед городскими домами… И, кажется, нет уже такой силы, которая позволит людям развернуться к более современному жилью в селе. И кто же виноват во всем этом?

Видимо, последнюю фразу он произнес вслух, потому что водитель ответил:

– Да, никто не виноват. Денег просто у народа нет, вот и живут, кто как устроится! Сейчас молодые даже идут в сельские дома без удобств, потому что жить им в городе негде, да и не на что купить себе квартиру. Нет у народа денег. А взять-то где?

Владар насторожился сразу, как только разговор зашел о деньгах.

– Вот я тебе расскажу свою историю, – продолжил водитель. – Я ведь не всегда работал водилой. У меня, к твоему сведенью, диплом есть красный. Я в молодости институт московский закончил. А после учебы решил заработать себе на квартиру, пусть не в Москве, так хотя бы в пригороде. Купил я тогда себе водительские права на вождение большегрузного автомобиля и поехал на стройку в Прибайкалье. Там стал водить огромные фуры с прицепом. Но дороги в Сибири, небось, сам знаешь, какие. Зимой по горам да перевалам с грузом даже очень опытные водилы не могут управляться, а что уж говорить обо мне – мелкой пичуге, да без опыта. Словом, попал я в аварию тяжелую с человеческими жертвами в одной из вот таких же деревушек возле Байкала. Дело было зимой. Мы ехали колонной, а перед тем перевалом остановились, чтобы переждать снегопад. А на перевале том образовалась еще и ледяная корка из-за неожиданной оттепели. Съезжать вниз стало почти невозможно. Двое из нашей колонны ушли в объезд. А я решил рискнуть и стал спускаться по длинному серпантину без единого аварийного кармана. Первые два поворота взял хорошо и вышел на третий. Вот тут-то меня юзом потянуло в обрыв, да так, что матушку поминал я и свою, и чужую…

Владару было видно, как волнуется водитель, рассказывая эту историю. Видимо, он рассказывал ее часто и каждый раз переживал заново, словно все случилось только вчера.

– Вот торможу я, а машина несется вниз все быстрее. Прицеп отлетает в обрыв, а я только газу прибавляю. Чтобы вытянуть его по инерции из юза. Так ворвался в маленькое село, которое как раз под горой стояло. А там ведь дорога не ровно проходит, а с поворотом, вот и влетел я на полной скорости в избенку, в землю вросшую. А там и детки малые были, и старики… – голос водителя осип и вовсе перестал звучать. Видимо, тяжелый спазм то ли от накативших слез, то ли просто от волненья перекрыл ему дыхание почти полностью.

Владар тревожно смотрел на воителя, чтобы понять, чем он сейчас сможет ему помочь, если помощь окажется нужной. Но водитель вдруг встрепенулся и начал говорить обычным своим голосом:

– В общем, угодил я тогда на семь лет общего режима. И вот теперь живу в Сибири и семью потом здесь себе завел и работу эту не оставил. А вот когда проезжаю через такие деревеньки, всеми своими палисадниками прилепленные к трассе, каждый раз вижу ту развороченную избенку и раздавленную колыбельку на капоте…

Владару тоже стало не по себе от этих картинок из рассказа водителя. А тот продолжал:

– Все почему? Да потому, что денег хотел сорвать побольше, чтобы сразу после учебы на квартиру заработать, да девушку ублажить подарками… Она ведь не стала меня тогда из тюрьмы дожидаться. Вышла замуж за одного дипломата. Папенька его высокопоставленный устроил ему за границей службу, и она с ним укатила. Ей красивой жизни хотелось, а мне ее желание обошлось половиной жизни в отсидке… – водитель вновь засопел надсадно, словно слезы душили его не только в глазах, но и в носу, и в горле.

Владар чувствовал БОЛЬ этого человека и понимал, что именно деньги, вернее, их отсутствие на определенном этапе жизни сыграли роковую роль.

Он не стал успокаивать водителя, а просто показал, что его боль понятна и ему тоже. Мужское молчание часто бывает гораздо содержательнее, чем женская говорильня и причитания.

Водитель молчал довольно долго. За это время Владар ушел в себя и стал опять думать о деньгах. Еще в самом начале своей учебы, Старец давал ему задание разобраться в сущности денег. Он тогда постепенно утвердился в том, что деньги являются эквивалентом энергии, первичного сырья, получаемого от сельского хозяйства и от промышленности. Ведь что является основой для жизни человека? Что он покупает в магазине, на рынке, чем пользуется в быту?

Конечно, самым необходимым является пища, одежда, жилье, транспорт, отдых, учеба, образование, развлечения… Все эти потребности люди удовлетворяли всегда. История всех цивилизаций всегда заключалась именно в том, как именно и с какими потерями люди добывали пищу, кров и одежду. И чем проще и комфортнее становился способ добывания пищи, строительства и обслуживания жилья, производства одежды, чем быстрее становился транспорт, чем легче общение и передача информации на расстояния, тем более развивался человек. И тем выше становились его новые потребности и ниже ответственность за то, что он делает вокруг себя. Потребление стало обычной нормой для всего человечества, а вот отношение к деньгам у людей не менялось вот уже много тысячелетий. В чем тут дело? Деньги, несмотря на прогресс, всегда оставались какой-то таинственной силой, обладая которой некто мог управлять миром и всеми процессами, происходящими внутри него. А все остальные были обязаны подчиняться этому НЕКТО, выполнять его волю, быть инертными и управляемыми вплоть до того, что шли отдавать свои жизни за интересы этого НЕКТО.

Странно, что деньги не изучаются так, как этого требует их положение по отношению к человеческой жизни. Ведь нет, пожалуй, ни одного предмета в мире, который оказывал бы такое влияние на судьбу человека, на его жизнь каждый день, на те события, которые происходят в мире. И войны, в конце концов, тоже ведь ведутся именно из-за денег. Не секрет, что практически ВСЕ домашние ссоры происходят между супругами изначально именно из-за денег. И между селами часто споры возникают, и между семьями. И Государства между собой начинают вести разборки тоже именно из-за денег. Так почему о деньгах так мало известно?

Владар сидел на высоком сидении кабины. За окном смеркалось. Фонари фуры высвечивали кусок дороги, бегущей навстречу. Водитель молча смотрел на дорогу и, видимо, тоже думал о чем-то своем. Владар продолжал свои размышления. Ему казалось, что разрешить вопрос о тайне денег почти невозможно. Ведь, если кому-нибудь удастся это сделать, то он может сам стать правителем мира!

Неужели Старец верит в то, что именно ему, Владару, удастся разгадать тайну денег?

Мысли в голове стали понемногу путаться. Сон навалился на Владара, и он не стал противиться возможности немного отдохнуть после всех волнений сегодняшнего дня.

Водитель крепко держался за баранку и, заметив слабость своего пассажира, ничего не имел против того, чтобы тот, и правда, немного поспал. Владар откинулся на высоком сидении и уснул, как младенец.

Машину покачивало, мотор шумел. Но Владар уже ничего не слышал. Он провалился в сон, и его тонкое тело вышло из физического, как это бывало почти всегда, когда он засыпал у себя в келье на твердой лежанке из сухого камыша.

Деньги

От того, что он перед сном задался вопросом именно о деньгах, они ему и стали сниться. Но это были не просто бумажные деньги, которые он видел каждый день. Это были деньги условные. Они были сами по себе ДЕНЬГИ. Без материала, из которого они могли бы быть изготовлены. Владар пытался угадать, в чем заключена субстанция денег, в чем их тонкая составляющая, но она была неуловима. При попытке взять деньги в руки, они просачивались сквозь пальцы. Он пытался раздавить эту субстанцию в руках, но она была неуловимой, словно в ней была одна энергия и больше ничего. Владар пытался сладить с тонкой сущностью денег, но она все никак не поддавалась ему. Но вот в его сне появилось множество людей, которые пытались, как и он, совладать с деньгами, взять, захватить их руками, но они ускользали и от них. Кружение денег и людей было уже безостановочным и становилось похоже на водоворот событий, где деньги и люди сливались в единый поток и стремительно вращались в громадном вихре. Владар же был внутри этого вихря, который втягивал в себя все новые и новые поколения людей. Малыши, не успев родиться, тут же вливались в этот громадный вихрь и становились его частью, его принадлежностью. Деньги вращали этот поток, а он весь состоял из человеческих судеб. Деньги лежали в основе вихря, и он был буквально ослеплен деньгами и втиснутыми внутрь него людьми. Владар неимоверным усилием воли вырвал себя из этого бесконечного потока и стал подниматься внутри вихря все выше и выше. Теперь, в относительном покое он УВИДЕЛ, что вихрь возник не сам собой, а его закручивал какой-то двигатель, надетый на огромный дом, вернее, сооружение, очень похожее на храм. Владар старался дать себе отчет в том, что же именно он видит сейчас перед глазами. Но постоянное вращение было настолько интенсивным, что он постоянно терял из вида взаимосвязь этого храмового сооружения и тем вихрем, в котором вертелся сейчас для него весь мир.

Деньги в нем имели таинственное и основополагающее значение. Теперь Владар воочию убедился, что деньги – это тот самый цемент, та самая все связующая субстанция, которая вращала этот мир. И деньги были в состоянии вращения, и люди, и их судьбы тоже. Система крутила свой вихрь, и Владару стало казаться, что он уже больше не может удерживаться в своем автономном полете, ему неудержимо захотелось вновь погрузиться в этот вращающийся поток…

Однако какая-то сила все же удерживала его на той же высоте, которую он успел набрать ранее.

Тогда он еще раз, уже более спокойно, стал рассматривать вихрь, который про себя назвал системным. Теперь он заметил, что вихрь вращается центростремительно, втаскивая в себя все, что попадается на его пути. Люди, их судьбы, жизни, их смерти – все было завязано в этой свистопляске, и деньги спаивали ее своим естеством, которое столь неуловимо струилось у Владара между пальцами.

Так что же такое деньги? Вопрос сверлил мозг Владара уже с такой силой, что он не мог больше думать ни о чем другом. Он вдруг увидел, что громадный вихрь бытия этой системы, в котором вращался перед ним теперь уже весь мир, был похож на огромного монстра, пожирающего всех и вся, кто оказывался в его хищной пасти. Это была система, впитывающая огромную силу всех, кто попадал в нее, и эта Сила проваливалась в черное и гнилое нутро центра вихря. Деньги на всех этапах этой системы были в самом разном виде. Где-то они носились бумажными тучами, где-то были металлическими кружками, где-то они имели вид золотых слитков, но не это их делало деньгами. Материал, из которого они состояли, только внешне отображал их силу и значение в глазах людей, вовлеченных во вращение этой системы смерча тьмы.

Владар вдруг понял, что деньги, вернее, материал, из которого они были изготовлены, не является чем-то важным. Самое главное в них – тайна, заключенная в количестве денег на разных этапах этого вихря. Ведь, если вглядеться в центр вихря, то можно увидеть, что основная энергетическая субстанция денег являются основой, вязкой трясиной, и их там так много, что они выходят за рамки здравого смысла от своего обилия. И, наоборот, на периферии, где скопилось великое множество народа, денег мало, и они уже не заполняют своим содержанием все необходимые бреши энергетических провалов. И тогда ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ энергия заполняет эти провалы, проделывает огромную работу для того, чтобы восполнить недостаток денежной энергии именно за счет ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СИЛЫ – психической энергии человека.

Владар вдруг совершенно отчетливо осознал, что деньги – это и есть та самая Психическая Энергия, которую затрачивают люди, для того чтобы приобрести и наработать тот продукт цивилизации, который впоследствии становится пищей, одеждой, жильем, транспортом, военной мощью, предметами искусства и науки. Именно эта психическая энергия людей и устанавливает равновесие между сырьевыми ресурсами и продуктами цивилизации, а деньги являются промежуточной материально выраженной частью всех процессов такого преображения.

Только вот почему предмет и объект труда такого огромного количества тружеников становится присвоенным только какой-то странной кучкой магнатов, Владару было непонятно. Он машинально глянул на паукообразных существ, копошащихся в центре этого огромного вихря, и на необъятное количество людей, втянутых в круговерть на его периферии, отдающих свою психическую энергию всей этой машине по «выдаиванию» их сил для кучки магнатов, и возмутился так сильно, что перестал контролировать свое положение в Пространстве и Времени и буквально свалился внутрь черного логова, где копошились пауки.

На этом его беспокойный сон мгновенно прервался. Сердце билось с бешеной скоростью, наверное, еще и потому, что машина, в которой он уснул, тоже резко затормозила на кольце. Водитель снисходительно глянул на своего пассажира и, увидев, что тот приоткрыл глаза, участливо спросил:

– Ну что, приснилось что-нибудь страшное?

Владару не хотелось обсуждать с водителем свой сон. Он решил приберечь его для себя, чтобы позже поразмышлять над его содержанием. Ведь то, что он сейчас успел осознать для себя, по отношению к тайне денег было очень ценным открытием. Надо было теперь все как следует обдумать.

Большой город приближался. На ночном небе за холмом отобразилось зарево огней. Было видно, что даже ночью в городе не прекращается жизнь. Владар уже давно не был в Большом городе, поэтому решил не пропустить подробностей въезда в него. Он прильнул к стеклу и высматривал каждый новый штрих, которого не замечал раньше.

Вот новый киоск, вот новая стоянка, вот хорошая развязка дороги. А здесь раньше не было светофора, а там разбили клумбу. Город преобразился и даже ночью выглядел празднично. Улицы были пустынными, и фура шла своим ходом, не встречая почти никаких препятствий. Только желтые фонари мигающих светофоров приостанавливали движение на перекрестках.

Город спал, а освещенные улицы жили своей ночной жизнью. Владар еще пока не знал, где ему лучше выйти, чтобы продолжить свой путь. А когда они стали проезжать мимо вокзала, то решил выйти именно там. Водитель, как будто угадав его мысли, сам притормозил на автобусной остановке перед вокзалом, а когда увидел встречное намерение пассажира и вовсе остановился. Он был велик и могуч в своем шоферском звании. И также великодушен. Он даже не упомянул о деньгах, а просто махнул рукой Владару на его слова о благодарности. Фура тронулась с места, а Владар остался стоять на привокзальной площади.

Вокзал тоже жил своей ночной жизнью, потому что поезда проходили через него то в одном, то в другом направлении круглые сутки. Транзитные железнодорожные пути, проходящие через Большой город, были тем спасительным проводником, который вливал в него все новую и новую силу. Это было хорошо заметно именно сейчас – ночью.

Владар шел по привокзальной площади, не замечая, что уже сам является объектом наблюдения. За ним следовал странный человек в лохматом свитере, вышарканных джинсах и шапочке, похожей на тюбетейку, с какими-то едва различимыми знаками сбоку. Он появился почти сразу, как Владар сошел со ступеней фуры. Два человека, один открыт о, а другой крадучись, направились в сторону вокзала.

Владар намеревался еще немного поспать, сидя на скамейке среди транзитных пассажиров. А потом, когда откроется ближайшая банковская контора, обналичить немного денег для своих нужд, возникающих в любом путешествии. Становиться невидимым ему почему-то не хотелось. Так было проще – живым человеком быть среди людей. Ведь он не скрывался, и с документами у него было все в порядке...

Владар вошел в здание вокзала, побродил там среди скамеек, сплошь занятых спящими будущими или прошлыми пассажирами поездов. Найдя, наконец, свободное местечко, уселся поудобнее, вытянул ноги и почти сразу же уснул.

Ночь на вокзале

Владар уже крепко спал, когда рядом с ним на скамейку присел тот самый человек, который наблюдал за ним еще при выходе из фуры. Это был довольно молодой человек со странным угловатым лицом. Большие губы, проваленные щеки на высоких скулах, острые уши без мочки, хрящеватый нос, узкий продавленный лоб с глубокой морщиной посредине, маленькие, близко сидящие глазки, постоянно налитые слезой. Такое лицо обычно не вызывает доверия. Но Владар спал, и ему опять снились сны, связанные с тайной денег.

Владар посапывал, а незнакомец сидел рядом и внимательно вглядывался в его лицо. Он ничего не предпринимал, но было видно, что он в чем-то сильно был заинтересован. Затем он тоже вытянул ноги, растянулся в кресле и явно стал засыпать. Это мгновение показалось бы очень важным и странным для человека, обладающего тонким зрением, а обычные люди просто ничего необычного не увидели.

В момент засыпания неприятный человек в своем тонком теле вышел из себя, присел на колени спящего Владара и начал погружаться в его тело, словно проваливаясь. Владар спал, а значит, его тонкое тело отсутствовало в физической оболочке. Именно этим обстоятельством и воспользовался незваный «гость». Он буквально завоевал пустующее и беззащитное тело и стал в нем если не хозяином, то незваным гостем - уж точно. Владару стало не по себе. Его видения вмиг прекратились. Он хотел было проснуться, но почувствовал неладное. В его теле находилась какая-то совершенно иная сущность. Он был в этом убежден.

Теперь надо было все как следует осмыслить. Владар выявил присутствие посторонней сущности в себе мгновенно, но что делать при этом, ему было невдомек. Он проснулся окончательно и растерянно оглядывал сначала себя, потом странного человека, растянувшегося рядом в неестественной позе, и также старался разобраться в том новом ощущении, которое появилось внутри его тела. Обычные мысли его спутались, а в голове прозвучал чужой голос:

– Ну, что заволновался? – спросил некто прямо внутри сознания Владара. Ты еще не понял, что это Я вселился в тебя? – с наглой ухмылкой проговорил все тот же голос.

Владар еще раз огляделся, но не увидел никого, кто мог бы говорить ему эти слова. Он понял, что голос исходил именно из него самого. Он был ВНУТРИ. К тому же, Владар догадался, что эта сущность заняла и часть его мозга. Теперь, если он и мыслил, то не всем мозгом, а только ее частью. Вторая часть явно не подчинялась ему.

Владар был в ужасе. Он вскочил, стал быстро ходить по залу туда-сюда. Но это только усугубляло его положение. Незваный жилец почти в такт его шагам повторял:

– Но-о, поехали, коняшка!... – Владар от этих слов просто заходился невесть откуда появившимся кашлем и продолжал почти бегать между стульями в зале ожидания. Наконец, утомившись, он вновь сел на твердое кресло и стал лихорадочно думать, как ему себя вести по отношению в непрошеному «гостю», но тот, слыша все его размышления, ругался непотребными словами и выводил его из себя своей наглостью.

Владар был в отчаянии. Мысль: «ЧТО ДЕЛАТЬ?» – громко, как колокол, звучала у его в голове. А противный дерзкий голос отзывался в нем самыми гнусными предложениями, мол, сними штаны и попрыгай… Или: «Набей милиционеру морду, может, я тогда и выйду…» Владар был в ужасе от своего нового состояния. Продолжать выполнение задания Старца в таком положении было бессмысленно. Владар быстро перебирал в голове все возможности, которыми обладал, и вдруг вспомнил, что в его кармане все еще лежат две части кристалла.

Он быстро вынул их, на что незнакомец внутри него насторожился и противным голосом сказал:

– Но-но, не балуй, а то я, знаешь, что тебе сделаю…

Но по этой интонации, угрожающей и одновременно просительной, Владар уже понял, что его решение – единственно верное. Он быстро соединил два конца кристалла. Блистающий свет от него ярко сверкнул, и в зале ожидания на мгновение стало светло, как днем.

Пассажиры спали, поэтому не увидели этого, а тот, кто проснулся, так и не понял, что именно произошло на скамейке возле аптечного киоска. Как только искрение от кристалла закончилось, Владар уже знал, что Старец явился в зал ожидания, хотя он и был невидимым. Владар почувствовал своего Учителя и Деда как самое родное существо на свете. А наглый «поселенец» в его голове сжался от страха и юркнул сначала в голень, а затем в пятку левой ноги…

Владар приготовился уже рассказать Старцу о своей беде, но, судя по знаку, который подал Старец, этого было делать не нужно. Старик молча надел на Владара четырехгранный кристалл с острыми вершинами внизу и вверху. Четыре грани поменьше разместились вокруг пояса Владара. Это была своего рода клетка, которая стала  легко подниматься вверх, оставляя самого Владара в зале ожидания, но отделяя наглого «жильца» от его физического тела.

Владар чувствовал, как сжатый в комок «посланец» проследовал в плывущей кристаллической клетке сначала через все его тело, а затем и вовсе вышел наружу, будучи увлекаемым этой кристаллической тюрьмой. Владар видел еще некоторое время, как эту клетку с помещенным внутри нее духом-завоевателем, Старец передал кому-то из Архангелов, и тот унес ее в неизвестном направлении. Владар почувствовал такое облечение и радость, что готов был плясать от счастья и броситься к Старцу на шею. Но тот исчез уже и стал невидимым даже для Владара. Зал ожидания, между тем, жил своей жизнью, и все было бы в нем как обычно, если бы не громкий крик женщины:

– Умер, умер…

В угол, к месту, где только что сидел Владар, устремились несколько пассажиров. Один был явно врач, который приставил к яремной вене сидящего в странной позе соседа Владара два пальца, потрогал пульс на руке и повторил возглас женщины:

– Умер…. Может, кто-нибудь вызовет милицию? Врач здесь уже бесполезен!

Но слова врача уже почти никто не слушал. Люди тихо расходились, не желая участвовать во всех печальных последствиях этого события. У всех были свои дела…

Только один Владар стоял напротив умершего, смотрел на его неприятное лицо и думал о том, что, наверное, именно этот человек и влез в него сегодня ночью. И чем больше он об этом размышлял, тем больше был в этом уверен. Что-то гадливое появилось у него в душе от этих мыслей, и он поскорее вышел из зала ожидания на свежий воздух.

Задание Старца

День занимался в Большом городе, наверное, точно так же, как и во всех других городах. Пустынные улицы постепенно наливались движением людей, машин, трамваев, автобусов. Люди начинали свой трудовой день: открывались магазины, кафе, офисы. Город бурлил, как бурлит утроба великана, когда он хорошо позавтракал. Владар чувствовал себя в городе неуютно.

Было непривычно вдыхать воздух, наполненный множеством всяких газов. Выхлопные миазмы автомобилей были в такой концентрации, что, казалось, вокруг уже нет воздуха. Владар мучительно ловил себя на мысли, что хочет поскорее убежать из Большого города. Но задание Старца требовало от него терпения.

Надо было как следует призадуматься над той ролью, которую Деньги играют в судьбах людей. Ведь, не узнав эту тайну, он не мог даже вернуться в Мысы, где мог бы спокойно пребывать среди родных по духу существ. Итак, начало дню, положенное ночным происшествием, смертью неприятного человека и чудесным избавлением от непрошенного гостя, было положено.

Владар направился в отделение ближайшего банка, где стояли автоматы, позволяющие снять деньги по магнитной карте. Несколько ранних посетителей уже стояли в небольшой очереди. Владар встал за молодой девушкой, которая нервно вертела карту в руках. Она была невысокого роста, полноватая, с кудряшками вокруг круглого личика. Владар давно уже не видел молодых девушек, может, именно поэтому ему было интересно наблюдать за соседкой по очереди.

Когда подошла ее очередь, она вставила карту в гнездо, набрала код своей карты и счета, прикрыв предварительно цифры наборного плато от других посетителей. Потом  долго смотрела на какие-то цифры, мелькающие на экране и, наконец, ничего не получив, закончила свое действие, вынув магнитную карту из гнезда. Владар уже не смотрел на девушку и тоже подошел к автомату. Теперь была его очередь набирать код и смотреть на свой счет. Цифра, которая высветилась на табло, на мгновение ошеломила его.

Это была сумма, выходящая за пределы его воображения. Она была трехзначной перед шестью нулями. Владар даже не сразу сообразил, сколько же у него денег на счету, но то, что их там запредельно много – было потрясением. Он для верности выпросил у автомата квитанцию со справкой о сумме денег на счету. И опять уставился в эту цифру. Когда сердечное волнение немного поулеглось, а очередь начала нервно шипеть на Владара за то, что он неоправданно долго топчется у автомата, он все же решился снять какое-то количество денег для своих повседневных нужд. Выудив из автомата довольно внушительную кучку банкнот, Владар ощутил себя настоящим богачом.

Выйдя из банковской конторы, он еще некоторое время бродил по привокзальной площади, засовывая время от времени руку в карман, чтобы убедиться, что деньги все еще у него. Легкая эйфория охватила его сознание. Он вдруг понял, что ТАКИЕ деньги снимают с него все ограничения. Он становится совершено свободным для принятия любых решений. Ведь деньги позволяли ему сейчас же уехать, куда глаза глядят, или поселиться в самой дорогой гостинице. Владар для начала решил снять номер в большой гостинице на привокзальной площади. Она была хоть и не первоклассной, но всеже и не самой плохой в городе. Иметь свое пристанище в Большом городе было необходимо, не ночевать же все время на вокзале…

Владар вошел в фойе гостиницы, зарегистрировался, получил ключи от номера и поднялся на второй этаж. В комнате были все удобства, необходимые для жизни. Быстро умывшись, побрившись и позавтракав в гостиничном кафе, Владар был свеж и весел, как никогда раньше. Город предоставил ему все свои маленькие наслаждения и удобства, от которых он отвык за время жизни в мысах.

Владар вышел на привокзальную площадь уже ближе к полудню. Надо было куда-то идти, а готового плана у него не было. Поэтому Владар решил действовать по обстоятельствам. Он сел на трамвай и просто поехал из одного конца города в другой. Для начала надо было хотя бы оглядеться как следует. И потом, он ведь уже давно не был среди людей. А они теперь вызывали у него просто неподдельный интерес.

Владар сидел в трамвае на одинарном сидении возле двери. Люди входили, выходили и вновь входили. Толпа в трамвае была разномастной, но в основном утром ехало много пенсионеров. Владар стал внимательно смотреть, как они ведут себя, когда рассчитываются с кондуктором.

Вот одна старушка достала кошелек, большой и потрепанный. Вот она выбрала из металлической мелочи необходимое количество денег, близко поднося каждую монетку к глазам, чтобы не ошибиться в ее достоинстве. Вот она бережно передала эти копейки в руки кондукторше – молодой бойкой девчушке, сидящей на высоком сиденье возле двери и покрикивающей на пассажиров. И, наконец, получив билетик от молодки, старушка села на свободное место, аккуратно поместив свою кошелку на коленях. Она посматривала мутноватыми глазами за окно, видимо, для того, чтобы не проехать свою остановку, и у рынка, тяжело поднявшись со своего сидения, вышла из трамвая.

Владар и сам не знал, почему именно эта старушка занимала его внимание столь долгое время, а когда она ушла, то он мгновенно забыл про нее, переключившись на молодую мамочку, которая с помощью других пассажиров втащила в трамвай коляску с ребенком, а сама встала рядом, словно большая птица, защищая своего малыша от любопытных взглядов. Ей пришлось заплатить и за свой проезд, и за провоз багажа, то есть коляски…

Владар следил за тем, что делали пассажиры в трамвае. Здесь происходил обмен денег на возможность проехать нужное расстояние по городу. Деньги в этой ситуации выполняли роль стимула, который позволял людям найти  баланс между возможностью передвигаться по городу в нужном направлении и тем, что необходимо организовать для таких перевозок. Владар машинально собирал информацию о деньгах даже в самых банальных  житейских ситуациях. Ведь разгадка тайны всегда оказывается на самой поверхности, а люди ищут ее где-то глубоко…

Трамвай ехал по городу, люди входили и выходили, но вот на одном из перекрестков трамвай остановился и больше не поехал. Пассажиры повозмущались немного и вышли: не было электричества в проводах. Владар тоже вышел из трамвая и, как все, задрал голову наверх. Довольно низко висели толстые провода, в которых сейчас кончился электрический ток. Получается, что трамвай мог двигаться по городу только лишь потому, что в проводах над путями было электричество. Значит, пассажиры платили свои  деньги не только за право проезда в трамвае, но и за электричество, которое двигало этот трамвай.

Но ведь сами пассажиры тоже не тратили свою энергию, пока ехали в трамвае, как если бы им пришлось идти пешком. Значит, они платили трамвайному депо за то, что сохраняли свою физическую силу и время, которое тоже в какой-то степени  может быть оценено деньгами.

Мысль о том, что деньги являются какой-то очень уж важной субстанцией в жизни человека, не оставляла его с того момента, когда он получил информацию о количестве денег на своем счете. Ведь буквально сутки назад, пока он был невидимым, то есть не проявленным для людей, и не имел денег, для того чтобы купить себе возможность передвижения по дороге и   обыкновенный бутерброд  в придорожном кафе, он считал себя слабым и зависящим от случайности, почти несчастным человеком.

Ему пришлось совершать даже настоящие преступления для того, чтобы получить возможность передвигаться и питаться. Обе эти потребности для него были насущными, и он не мог без них обойтись. Но отсутствие денег потребовало от него поведения, за которое, по закону, он должен был сидеть в тюрьме…

Владар хотел ухватить эти мысли и собрать воедино. Ведь, когда он обнаружил у себя на счете огромную сумму денег, то первое, что пришло на ум, было – СВОБОДА! Значит, деньги играли с ним свои игры тем, что своим отсутствием лишали его свободы выбора и загоняли в русло преступления, а своим наличием они давали ему практически безграничную свободу.

Значит, деньги были важнее него самого – человека! Он становился зависимым от них! И не только он сам, но все люди, которые окружали его в это утро! Вот та девушка, которая не получила денег из автомата, наверное тоже не смогла сделать то, что была намерена сделать. А та старушка, которая имела мало денег в кошельке и боялась перепутать достоинство монеток… Ведь и ей деньги ограничили возможность получить от жизни то, что ей было необходимо…

Владар устало шел по пыльной улице Большого города. К обеду город нагрелся, стал полыхать запахами расплавленного асфальта, паленой резины, выхлопов автомобилей, раздражением горожан. Магазины заманивали прохладой своих кондиционеров и огромным количеством товаров.

Владар шел вдоль витрин и просто разглядывал их содержимое, чтобы убедиться в том, что товарный голод давно отсутствует. Вот ему на глаза попался огромный витраж спортивного магазина. Прохлада и относительная пустота магазина привлекла его, и он оказался в окружении всевозможных товаров, удовлетворяющих потребности человека спортивного. Множество маек, футболок, штанов всевозможных расцветок, кроссовок, носков…

Все углы в магазине были заставлены тренажерами и полками с мелкими спортивными принадлежностями. У Владара даже немного закружилась голова, но ему вовсе не хотелось выходить отсюда. Он заинтересованно прошелся по магазину, сам того не замечая, стал мысленно прикидывать, во что бы он оделся. Вот на глаза ему попалась спортивная куртка бежевого цвета, рубашка с карманами на груди, светлые и стильные брюки… Владар стал снимать вешалки с приглянувшимися вещами с намерением приодеться в этом магазине, раз уж он в него зашел.

Девушка-продавщица, спокойно наблюдавшая за ним перед этим, встрепенулась и подбежала, выказывая настоящее рвение к тому, чтобы он купил эти вещи. Для этого она расхваливала и материал, и модель выбранной одежды. Затем к ней подошла другая продавщица, и теперь уже вдвоем они стали хвалить не только саму одежду, но и самого Владара, одевшегося в нее.

Владар уже давно не находился в центре женского внимания, поэтому раскраснелся от их вроде бы и учтивой, но нагловатости, и стал поскорее расплачиваться в кассе, предварительно выбрав себе еще и новомодные кроссовки. Теперь его облик соответствовал образу свободного от ограничений путешественника, и это преображение обеспечила кругленькая сумма денег на его счете.

Рядом по магазину ходил молодой человек в рваных ботинках. Ему тоже хотелось купить себе все новое. Он снимал с вешалок вещи, прикладывал их к себе, а потом вешал их обратно и ставил на полки. У обувной стойки он покрутил в руках все кроссовки, но тоже возвратил на место. Так, походив по магазину, он вышел из него расстроенный и недовольный.

Владар наблюдал за этим парнем уже снаружи через стекла витрины магазина. Ему казалось несправедливым, что вот он может купить любую вещь, которая ему понравится, а этот парень нет. Да и одежда у него была уже в таком плачевном состоянии, что требовала немедленной замены.

Владар не стал долго размышлять, он быстро подошел к парню, когда тот вышел из магазина, и протянул ему свой сверток. Тот не понял этого жеста и отстранился. Тогда Владар улыбнулся и, вновь показав на сверток, сказал:

– Возьми. Тебе нужнее. А я еще себе куплю. Они стояли друг перед другом, и было очевидно, что они примерно одного роста и сложения. Владар, видимо, вызвал доверие у парня, и тот нерешительно взял у него из рук сверток.

– А что я дам тебе взамен? – спросил парень.

Владар не ожидал такого вопроса, но всеже ответил:

– Да ничего мне от тебя не надо. Просто возьми и все….

И для убедительности отвернулся, выказав намерение уйти. Парень стоял со свертками в руках и растерянно молчал. Владар, чтобы не растягивать сцену прощания, быстро юркнул за дверь магазина и вновь стал выбирать себе одежду. Через некоторое время весь набор одежды опять был у него в руках.

Чтобы не терять время на переодевание в гостинице, Владар решил все надеть на себя прямо в магазине. Одежда пришлась ему по вкусу. Он свернул в ком старую одежду и засунул его в большой полиэтиленовый пакет, чтобы выбросить при первой же возможности.

Выйдя из магазина, он тут же заметил и того парня, которому недавно отдал одежду. Тот тоже где-то уже переоделся и стоял во всем новеньком, явно ожидая Владара.

– Меня зовут Федор, – не дожидаясь обращения Владара, начал незнакомец. – Если хочешь, я буду тебе помогать. У меня все равно нет сейчас работы.

Владар оглядел парня с ног до головы. Они были теперь даже чем-то похожи. Оба в спортивной модной одежде, оба высокого роста, оба - подтянутые и симпатичные. Владар даже обрадовался такому спутнику. Теперь он был не один.

– Ну, что ж, давай присоединяйся, Федор. Только я не совсем понимаю, в чем ты мне можешь помогать? Может, пойдем для начала поедим в соседней закусочной, выпьем кваску. Ну, обмоем обновки, что ли? – улыбаясь, спросил Владар.

Федор не стал долго сопротивляться. И они пошли в закусочную. Владар взял себе куриный бульон с гренками, рис с большой котлетой и компот. Федор, видимо, стесняясь, взял себе кисель и большую булочку. Владар не стал настаивать на другой пище. Они сидели друг против друга в закусочной и пытались найти общий язык:

– Ты где живешь, Федор?

– Я здесь живу, неподалеку. С теткой, со старенькой. – добавил он, немного помолчав. - А тебя как зовут? – тут же продолжил Федор.

Владар хотел сразу представиться своим духовным именем, но вспомнил, что все документы у него на имя Александра Кедрова.

– Александром меня зовут. Знаешь, чем ты мне можешь помочь? – сразу без перерыва продолжил Владар. – Вот, скажи мне, какую, по-твоему, роль играют деньги в жизни человека?

– В моем случае, самую роковую, – вдруг помрачнев, ответил Федор.

– А что они тебе такого сделали? – не унимался Владар.

– Да понимаешь, у меня из-за денег полетела вся жизнь под откос, – Федор горестно сглотнул слюну и отвернулся от Владара, чтобы не показать ему своих повлажневших глаз.

Владар терпеливо ожидал, когда спазм отпустит горло собеседника. Прошло несколько минут, прежде чем Федор смог продолжить:

– Понимаешь, я вроде бы нормальный парень. Правда, с образованием у меня не очень. Ну, окончил техникум кулинарный, на повара выучился. В армию не ходил, родители откупили. Хотел жениться, но потянуло меня погулять подольше. То с одной девушкой, то с другой. Потом болеть начал… – Федор покраснел и сморщился. – Ну, в общем, всякими болезнями непотребными. Меня, конечно, с работы выгнали. Кто будет держать такого повара? Потом пошел по пути наименьшего сопротивления. Пригласили меня в охрану. Так я подумал, что вот где место-то отличное. Буду сутки сторожить, а трое суток – гулять. Так и привык. Жил у тетки, отдавал ей часть зарплаты, а сам все компьютер осваивал.

Так постепенно набрался я в этом деле, но техника, сам знаешь, как быстро стареет. Решил взять кредит и купить себе «железо» понаворотистей. А потом и пошло: один кредит еще не закончился, я другой беру, чтобы с первым вовремя расплачиваться и проценты покрывать. Потом и другой кредит надо оплачивать, чтобы его проценты закрыть, через полгода я уже так увяз в кредитах, что никакой моей зарплаты не хватит, чтобы расплатиться…

Федор горестно вздохнул и стал яростно жевать свою булочку, запивая ее киселем. Владар задумчиво сидел напротив и не прерывал молчания Федора. Тот, немного успокоившись, сказал:

– Вот представь, мне сейчас под тридцатник, а я не женат. У меня нет детей, и я весь в долгах. Забирать у меня уже нечего, но и сам я себя чувствую, как изгой. Вот сегодня зашел в магазин и стал смотреть на вещи, которых мне не хватало, чтобы просто человеком себя почувствовать. Я уже решил сегодня ночью, что больше не буду так жить дальше…, зачем мне ТАКАЯ жизнь?!

У меня нет ничего хорошего в будущем, да и само будущее – проблематично… Сколько я еще выдержу без того, чтобы не залить свою беду водкой или наркотой подешевле? Ну, два, ну, три еще года, а потом? А кредиты у меня уже на двадцать лет висят над душой. Да, благо бы, если бы я квартиру купил или семью завел! А то ведь только для того, чтобы проценты банку отдавать…

Мои друзья, которые в долговую кабалу влезли, уже многие ушли. Редко кто соскакивает с этой денежной иглы. Это только если родители помогут… А у меня нет родителей, а тетка едва сама перебивается на свою мизерную пенсию. Да еще и меня прикармливает…

Монолог Федора был уже почти безудержным. Горестные интонации сменялись на безысходные, но ни в одном месте Владар не услышал возмущения.

– И, главное, что эти проценты треклятые давят меня и давят. Получается, что я должен банку в несколько раз больше, чем взял и чем воспользовался по-настоящему. У меня из имущества, которое я купил, уже ничего не осталось, и ем я впроголодь, и одеть мне нечего… Я должен банку уже, наверное, саму жизнь свою отдать, и то ему мало покажется.

– А выход ты какой-то видишь для себя? – деловито спросил Владар.

– Да, какой там выход? Я уже стараюсь просто об этом не думать. Для меня жизнь разделилась на время, когда мне пока не надо платить проценты – тогда отдыхаю, набираюсь сил. И время, когда надо нести в банк деньги, потому что если я просрочу, то будет расти пеня, и я буду вынужден отдавать еще больше…

Федор привычно подобрал крошки со стола и в первый раз взглянул Владару в глаза. Синие глаза Федора выражали такую муку, что разговор на эту тему дальше мог бы показаться ему настоящей пыткой.

Владар спросил:

– А сколько ты должен банку?

– Триста тысяч, – почти без задержки ответил Федор и добавил, – это только сам долг, плюс еще проценты. Всего набегает около полумиллиона…

Даже Владару показалось непомерной такая сумма для относительно молодого человека, который еще не успел даже научиться толком зарабатывать эти деньги. Но желание немедленно помочь этому парню было выше его.

– Пойдем! – Владар вышел из Закусочной и отправился в ближайшее отделение банка. Найдя там нужный автомат, вложил в него свою магнитную карту и несколькими операциями набрал сумму в полмиллиона рублей. Федор в это время топтался за окном банковской конторы.

Выйдя из банка, Владар просто передал деньги Федору и сказал:

– Пойди в банк сейчас же и закрой все дела по своим долгам… – говорил он это уже деловито, поглядывая на свои часы. Ему хотелось уйти сейчас от этого ошарашенного парня, чтобы побыть одному.

 Федор стоял посреди улицы с огромной пачкой денег и не мог вымолвить ни одного слова даже в благодарность. Он был поражен той простотой, с какой ему достались эти деньги…

А Владар уже растворился в толпе, чтобы поразмыслить о той новой роли денег, которую он сейчас обнаружил в этом общении.

День клонился к вечеру, когда Владар, уставший, но довольный вернулся в гостиницу. Большой город втянул его в себя, и Владару уже не казалось невыносимым пребывание внутри этого огромного и живого монстра. Его тело приноровилось к городским запахам, шуму, толкотне. Он не раздражался больше  на вибрации транспорта.

Единственное, почему он скучал, так это по живой природе. Но в городе были места, где природа тоже научилась соседствовать с городской сутолокой. Это – городские скверы, бульвары, парки. Несколько живых деревьев создавали живой оазис посреди технократической утробы Большого города, и Владар перебегал от сквера - к бульвару, от бульвара – к парку или зеленому двору. Так он перемещался по всему городу, а его голова неустанно работала. Ему надо было приобщить к имеющимся знаниям новое понимание роли денег в судьбе человека.

Встреча в сквере

Владар сидел в сквере на скамейке, когда к нему подошла симпатичная девушка. Она попросила у него закурить, а когда он ответил, что у него нет сигарет, потому что он не курит, девушка разочарованно опустила губки, но не отошла. Она уселась рядом с ним, положила ногу на ногу, высоко оголив при этом бедро, круто уходящее под коротенькую юбочку. Владар краем глаза увидел все, что хотела показать ему красавица, но сделал вид, что его это мало интересует. Тогда девушка пошла в атаку:

– Ну что, не хочешь ли провести со мною время?

Владар хоть и не был монахом, но ее вызывающее поведение было неприятно ему. Он готов был вообще оставаться без женщины сколь угодно долго, нежели тратить время на падшее существо. Но это было давно,  в то время, когда он только определялся в своем отношении и к женщинам, и к порочным жрицам любви. Теперь для него не было разницы между людьми. Он почему-то видел в каждом прежде всего человека, потом замечал половые различия и уж в последнюю очередь обращал внимание на качества самого человека.

Эта девушка показалась ему симпатичной внешне, но чрезвычайно порочной по существу. Ее физические формы были похожи на клейкую массу, которая собирается в центре хищного цветка, чтобы заманить свою жертву, какого-нибудь зазевавшегося, падкого на сладкое мотылька, а потом пожрать его всего с потрохами.

Владар видел все уловки и ухищрения этой женщины еще и потому, что невольно слышал ее мысли, вернее, чувствовал их суть. Она была напряжена до предела и лихорадочно выдумывала всякие маневры, чтобы уговорить его пойти с собой. Ей нужны были деньги на очередную выпивку или на дозу наркотика. Лихорадка от начинающейся ломки уже больно ударяла ее по нервам. Владар ощущал дребезжание ее души, и ему было мучительно от этого понимания.

Наблюдать за этой примитивной атакой стало невмочь. Владар почему-то решил ответить согласием на призыв этой падшей женщины и встал с лавки, жестом указав ей, что согласен пойти с ней.

Женщина встрепенулась, встала, одернула юбочку и, крутя задом, пошла немного впереди Владара. Они прошли через сквер, вышли на горячую от солнца улицу. Через некоторое время завернули за угол, во двор огромного дома, стоящего буквой П по отношению к двум или даже к трем улицам. Подворотни во всех частях дома служили и проходами, и отдушинами для огромного двора. Владар настроился было пройти сквозь подворотню сразу, но его спутница нырнула в какой-то полуподвальный закуток прямо внутри подворотни. Это, видимо, была бывшая дворницкая.

Окно под потоком, довольно большое помещение с признаками уюта сразу выдавали приют взбалмошной женщины. Кровать стояла за ширмой в окружении множества безделушек – показателей дурного вкуса. Пахло какими-то резкими духами, на полочке стояли статуэтки пастушек, целующихся с трубачами. На довольно грязном полу валялись кое-какие предметы детской одежды. Владар увидел чулки в крупную сетку с огромными дырами в районе коленей. Лифчик без бретелек на толстом слое поролона висел поверх ширмы. Туфли на тоненьких каблучках валялись в разных углах комнаты. В глубокой нише стены был оборудован умывальник. Владар сомневался, что здесь была горячая вода.

Девушка, меж тем, забежала за ширму, быстро поправляя что-то в убранстве постели, а заодно собирая разбросанные вещицы женского гардероба в кучу. Маленький шкаф, стоящий за ширмой, скрипнул всеми своими петлями, видимо, приняв из рук хозяйки весь ее нехитрый скарб.

Владар стоял посреди комнаты и не знал, что ему делать дальше. Он знал, что у него ничего не будет с этой женщиной. Но отказать себе в удовольствии удовлетворить свое любопытство, он не смог.

Девушка, меж тем, уже справилась со своим хозяйством и вышла из-за ширмы в легком халатике, который просвечивал по всей длине. Это был настоящий пеньюар, который самым волнительным для мужчины образом обнажал некоторые детали женского тела и очень плохо прикрывал то, что обычно бывает скрыто категорически.

Владар быстро окинул взглядом незнакомку, а она уже была совсем рядом. Запах ее тела стал сильно будоражить его обоняние и он, повинуясь своим инстинктам, был уже готов принять в объятия это существо. Но его разум был холоден и стоек. Тело говорило одно, а разум утверждал совершенно иное. Легкая борьба между рассудком и инстинктом была закончена в пользу разума.

Владар приобнял прилипчивую женщину и легким движением отодвинул ее от себя. Она не ожидала такого поведения от своего посетителя и, не веря еще его намерению, сделала попытку придвинуться к нему. Владар вновь отверг ее близость. Тогда она немного отступила и приняла угрожающую позу, сменив тональность общения с мурлыкающей на злобное шипение и фырканье обиженной и испуганной кошки.

– Ну, что ты выделываешься, парень? Делай что-нибудь, раз приперся! У меня час стоит 200 баксов, если не хочешь или не можешь, то все равно плати. Я ведь на тебя время теряю…

Владар услышал не только эти слова, но и понял это существо другими чувствами. Она была в отчаянии, ей нужно было получить необходимые деньги для очередной дозы, а на горизонте не было ни одного подходящего клиента…

Владар примирительно ответил:

– Ты не волнуйся. Я тебе заплачу, но не за то, чем ты обычно зарабатываешь, а за простой разговор…

Девица сначала насторожилась, а потом успокоилась.

– Ты, верно, из тех мужиков, которым поболтать надо больше, чем удовольствие получить?! Ну, валяй, спрашивай, мол, как я докатилась до такой жизни и все такое. Только знай, я все равно тебе правду не скажу. Она тебе и не нужна, моя правда. Ведь тебе надо в своей силе и чистоте удостовериться, со мной сравниться, а потом вырасти в своих глазах!..

Владар даже опешил. Он никак не ожидал, что эта женщина так точно ухватит его намерение. Но даже если она и ошибалась по отношению к нему кое в чем, то в отношении других таких же мужчин, ведущих душеспасительные беседы, была явно права.

Владар не стал возражать ей, и она удовлетворенно ухмыльнувшись, пошла за ширму надеть что-то более существенное, более подходящее для беседы. Владар, меж тем, присел на маленький диванчик возле столика с модными журналами. Здесь были в основном глянцевые журналы вперемешку с порнографическими. Владар увидел несколько ярких сцен совокупления, и его мужское существо с готовностью вздернулось во внимании к ним, но разум вновь щелкнул бичом и приструнил инстинкты, чтобы поход в сие заведение не стал открыванием дверей в незнакомое и опасное для него прибежище пороков, страданий и возмездий.

Эта женщина, представительница древней профессии, была сейчас для него воротами в АД. Это ощущение не оставляло Владара с самого начала его общения с ней. Но он пока не собирался в адские кущи, а потому решил побеседовать с ней, не переходя черты близости.

Девушка вышла из-за ширмы преображенная. Она успела вдохнуть дозу кокаина, а потому настроение ее улучшилось просто кардинально.

– Ты мне деньги то заплати сразу, голубчик, а то я вас знаю, болтунов. Наболтаетесь, а потом вроде бы как и не за что платить бедной девушке. – немного помолчав, видимо, для убедительности, добавила: – Я уже в чужие пайки влезла, а денег нет, чтобы вложить…

Владар не понял, в какие пайки она влезла, но то, что беседы не получится без денег, он уже понял. Достав из кармана довольно увесистую пачку, он отсчитал от нее столько, сколько спрашивала красавица, и отдал ей. Она была явно довольна. Но хищный глаз сверкнул при виде такого количества денег. Владар тоже заметил этот блеск, но почему-то не испугался. Просто отметил, что при виде денег у женщины в глазах появилась особая энергия захватчицы, которая потом тут же сменилась на ласковые нотки, милые любому мужскому сердцу.

Владар заметил также, что игра с этой женщиной ему даже нравится. Он наблюдал за ней, как наблюдает исследователь за насекомым на предметном столике.

Он не стал отодвигаться, когда девушка присела рядом с ним на диван. Она принесла бутылку с каким-то вином, поставила бокалы, открыла коробку конфет. Беседа была возможна, по ее мнению, только лишь в таком обрамлении. Владар не сопротивлялся. Выпив по глотку вина, они сели поудобнее, и Владар уже собрался спросить о чем-то свою возможную собеседницу, но тут случилось непредвиденное. Его глаза стали понемногу слипаться, и он через некоторое время потерял сознание. Голова его была словно налита свинцом. С этого мгновения он стал беззащитным и уязвимым как младенец…

…Владар не знал, сколько прошло времени с того момента, как он провалился в темный тягучий сон, но очнулся он поздно ночью. В том самом сквере, откуда и пришел в дом к уличной красавице. Рядом с ним стоял тот самый парень, Федор, с которым он познакомился накануне.

– Ну, вот и молодчина, что пришел в себя! А я тебя хотел найти, чтобы поблагодарить за помощь и шнырял по улицам в надежде вновь встретить. Смотрю, остановилась машина, из нее на обочину вываливают тебя. Два крепких мужичка за руки за ноги волокут тебя куда-то за сараи… А у меня свисток есть милицейский, я как засвистел в него, да еще орать стал: «Милиция, милиция». Мужики тебя бросили и бежать. Вот я тебя сюда притащил и жду, когда очнешься. Дураку понятно, что тебя опоили чем-то…

Владар медленно встал со скамейки и в первую очередь стал шарить по карманам. Денег, конечно, не было. Магнитная карта была у него под подкладкой летнего пиджака. Он предусмотрительно сунул ее туда, так, на всякий случай. А вот кристаллов он не обнаружил. Это была такая страшная потеря, которой он не мог себе позволить. Владар еще раз ощупал все карманы и убедился, что кристаллов действительно нет.

Теперь надо было думать о том, как их вернуть во что бы то ни стало.

Видя взволнованность Владара, Федор тоже озаботился:

– Ты расскажи толком, что с тобой случилось, а потом подумаем, как дальше быть.

Владар коротко рассказал Федору о своем приключении, на что тот отреагировал довольно странно:

– Ну, и что, с каждым может случиться. Я тоже несколько раз попадал в такие истории. Ну, уж таковы мы, мужики, лезем во всякие приключения ради юбки. – А ты, вроде, что-то существенное потерял? Много денег-то пропало?

– Да дело-то не в деньгах, а в кристаллах, которые были у меня в кармане…

– Бриллианты, что ли? – вскинул брови Федор?

– Да, нет – это кристаллы, вернее, обломки одного кристалла. Это – самоцвет такой пестренький с фиолетовыми прожилками... Да еще и поломанный посредине.

– Ну, тогда его можно найти. Ты помнишь, куда тебя привела эта бабенка?

– Да, помню, здесь совсем недалеко. – Владар уже встал со скамейки и разминал свое затекшее тело. Бока болели, судя по всему, его еще и побили изрядно, прежде чем выбросить на улице.

Внутренний голос, не унимаясь, обличал его в беспросветной глупости, но делать нечего, надо было искать кристалл. Владар уже размялся немного, и они вместе с Федором отправились искать тот самый П-образный дом с подворотнями. Владар нашел его довольно быстро. Спустившись по крутым лестницам в бывшую дворницкую, Владар стукнулся в глухо запертую дверь. Взломать дверь им не удалось, а окна были забраны в мелкую и крепкую решетку. Решили дежурить неподалеку на детской площадке до тех пор, пока хозяйка не объвится в своем гнездышке.

Вечер уже давно перешел в ночь. Владар притомился за день и сам не заметил, как уснул. Уверенность, что с ним уже больше ничего такого не случится, объяснялась присутствием Федора. Они еще не поговорили о делах, связанных с долгами Федора. Но, судя по его присутствию в жизни Владара, эти дела пошли в гору.

Битва за кристаллы

Спал Владар довольно долго, потому что, когда он проснулся от толчка в бок, уже светало. Федор без слов показал на подворотню, в которую входили молодая женщина и мужчина. Владар без труда узнал эту особу по очертаниям ее фигуры и походке. Он вскочил и был готов бежать прямо к ней, но Федор удержал его за рукав.

– Ты не торопись, дай им спуститься, а то закроются там изнутри – не достанешь.

Федор, как заядлый охотник, малыми перебежками стал перемещаться в сторону подворотни и в тот момент, когда дверь внизу открылась, впуская в себя хозяйку и ее нового клиента, Федор ворвался вместе с ними вовнутрь. Далее все события происходили уже сами собой. Владар, видя такое, тоже буквально свалился в подвальный проем, и прорвался в дверь.

Оба они приготовились к сражению с посетителем девицы. Но он, увидев таких воинственно настроенных мужчин, сразу же залепетал:

– А я что? Я – ничего! Я тут случайно… – и стал пятиться к дверям, все еще шевеля бледными от страха губами. – Это она меня заманила. Я тут ни при чем…

Владару сразу стало скучно смотреть на этого жалкого человека, Федор же затопал на него ногами, захлопал руками и деланно грозно прокричал:

– Держи! Лови его, да к жене тащи!

Мужичок кинулся наутек, словно за ним пустили собак, а Федор расхохотался ему вслед.

Но Владару было не до шуток. Он подошел вплотную к женщине. Она забилась в угол за ширмой и ожидала самого худшего. Владар как можно спокойнее спросил:

– Ты вчера вытащила у меня деньги и обломки кристалла. Где они?

Женщина сразу смекнула, что бить ее сразу не станут, поэтому немного встрепенулась и ответила:

– Деньги у сутенера моего. Я ему уже давно задолжала. Он меня бил почти каждый день за то, что я денег не приношу, и обещал выгнать из этой комнаты на вокзал стоять. А кристалл тот, вернее, обломки от него, вон там на комоде валяются. Что с ними сделаешь, если сломанные. Я думала, что немного погодя отдам их ювелиру, чтобы серьги получились… – она тараторила изо всех сил, только чтобы удержать мужчин от активного действия. Мужской кулак, видимо, не раз гулял по ее лицу, потому что губы были в шрамах. А когда-то симпатичный носик был явно несимметричен, и понятно – почему.

Владар быстро подошел к туалетному столику, который девица почему-то назвала комодом. Там действительно в грязной пепельнице лежали обе половинки кристалла! Владар схватил их, как самую великую драгоценность, и стал крутить в руках, отыскивая на их изломе хоть какую-нибудь лишнюю трещину или изъян, но, к своей радости, не находил. Он хотел было уже сложить две половинки, чтобы убедиться в их целостности, но тут же вспомнил, что на это действие немедленно отзовется Старец. А показывать Старцу место, где он сейчас пребывал, ему совсем, не хотелось. Владар деловито уложил кристалл в носовой платок и положил в нагрудный карман. Теперь он был спокоен и мог решать судьбу этой падшей женщины.

Она, видимо, уже поняла, что так просто ей не отделаться и поэтому тихо сидела на своей измятой кровати, терпеливо ожидая дальнейших событий.

Владар зашел за ширму, а Федор оставался в основном помещении. Он внимательно посмотрел на женщину, от чего она еще больше сжалась:

– Ты думаешь, если побьешь меня, то что-нибудь изменится? – видимо, решила перейти в наступление женщина. – А меня без толку бить! Я уже давно мертвая! Это только видимость, что живая, а на самом деле я уже давно выгорела изнутри, а остальное из меня врачи уже вынули… – она говорила визгливым истеричным голосом, но в ее словах звучала такая боль, что было невозможно на них не отреагировать.

– Вот ты давеча хотел со мной поговорить, вместо того, чтобы просто воспользоваться моим телом. Тебе моего тела мало было! Тебе мою душу подавай! А вот нет у меня души уже давно! Выгорела она. А знаешь, когда? Когда я еще совсем маленькая была. Я тогда на заре перестройки прочла порнографический роман «Праздник жизни» – псих какой-то написал, имени не помню. А другой такой же подлец издал этот роман. На весь Советский союз хватило почитать дурочкам – девчушкам, вроде меня. Так я после этого романа и пустилась во все тяжкие. К шестнадцати годам у меня обнаружили гонорею, которую я не лечила долго. От нее все мои женские органы спеклись в ком и стали гнить, так что пришлось вырезать все вместе с яичниками. А перед этим я шесть абортов сделала от всяких ублюдочных подонков, которые на мое детское тело позарились. – женщина всхлипнула и скривила лицо в горестной гримасе. – Потом я в больнице лежала, мать не приходила ко мне, а потом, когда выписалась, то она сказала, что я ей не дочь… Вот с тех пор я и живу такой жизнью. Наркотики нюхаю. Травку курю, когда угощают. И водки могу напиться, чтобы не помнить ничего. А что там с телом моим подонки делают, я тогда совсем не чувствую. Это что-то вроде анестезии получается… – она дерзко вскинула голову. – Это ты хотел от меня услышать?! Может, тебе еще и про моих подруг рассказать, которые пошли сначала на конкурсы красоты да в модельные агентства, а там их грязные «продюсеры» – продавцы живого товара, поджидали, чтобы насиловать, обещая золотые горы, а потом выбрасывали на панель… У меня еще есть эта комната, а вот когда выставят на вокзальную площадь и в мороз, и в жару стоять, да подсаживаться в любую машину, где с тобой могут сделать все что угодно…, то я лучше сама повешусь…, так что можешь бить меня, если тебе охота. – женщина обреченно сжалась и закрыла руками голову и лицо.

Владар немного опешил от этого монолога. Он молча вышел из-за перегородки и направился к выходу. За ним последовал и Федор. Он тоже слышал все, что говорила женщина, но ее слова его явно не задели так, как Владара.

Выйдя из этого подвала на улицу, мужчины решили пойти каждый в своем направлении. Владар пошел к себе в гостиницу, а Федор -  домой к своей тетке. Они не договаривались о дальнейших встречах, а просто обменялись координатами. Владар назвал гостиницу и номер, где поселился, а Федор – адрес тетушки.

 

Молитва

Владар пришел в гостиницу, умылся и лег в постель. Ему не хотелось ни есть, ни читать. Просто хотелось спать после всех волнений и неудобств последних дней. Обычно сон у Владара занимал достаточно много времени, потому что он успевал во время своего телесного отдыха совершить еще множество дел в тонких планах. Телу нужен был отдых, а Дух его был подвижен и сознателен, поэтому была возможность проявлять себя во множестве дел, казалось бы, не относящихся к его реальной жизни.

Вот и сейчас он углубился в какие-то низкие сферы, где было множество больших помещений, очень похожих то ли на больничные палаты, то ли на огромные казармы. Двухярусные койки стояли рядами, и люди занимали на них свои места. Владар шел по ряду и заглядывал на каждую койку в отдельности. Почему-то женщины и мужчины были вместе. На кроватях лежали тонкие тюфяки, грязные простыни и ветхие одеяла едва прикрывали торчащие во все стороны ноги и руки, свисающие с кроватей. Люди выглядели худыми и изможденными. У них не было пространства больше, чем дает прикроватное пространство, ограниченное тумбочкой с выдвижным ящичком и дверцей на грубых петлях. Видимо, люди были ограничены и в своем передвижении. Тут же сидели на койках те, кто не спал. Но передвигаться вокруг они почему-то не желали.

Владар шел среди этих людей, ошеломленный ТАКИМ количеством кроватей и такой площадью помещений. Уже на выходе его задержал странный привратник в капюшоне, надвинутом на самое лицо. Он вскинулся на Владара, но потом почему-то утих, словно перестав его замечать. Владар знал уже из своего прежнего опыта хождения по нижним тонким мирам, что такие локалы обычно забирают себе только тех, кто мыслит и живет по уровню вибраций данной сферы. Всякий, кто имеет большее количество вибрационных уровней в своем сознании, может спокойно войти, а затем и выйти из такого локала.

Почему образовалось это локальное энергетическое образование? Владар давно удостоверился, что ни одно действие человека на земле не остается без последствий в тонких планах. Психическая энергия людей с единородной природой накапливается где-то в одном месте и через некоторое время обязательно получается какой-то локал – частица культурного слоя, создаваемого людьми на протяжении всей их истории на данном этапе развития сознания.

Владару было интересно узнать, кто здесь собрался. Какие земные люди мыслят такими вибрациями, чтобы либо во сне, либо после своей смерти в физическом теле приходить именно сюда на долгое поселение.

– Скажи мне, привратник, кто здесь находится? – обратился Владар к закрытому капюшоном существу. Тот, не поднимая капюшона с лица, глухим голосом ответил:

– Тут люди, которые привыкли жить казарменной жизнью в лагерях, в поездах, в воинских частях, в больницах и гостиницах. Ты ведь сейчас в гостинице поселился?

Владар кивнул головой, а незнакомец продолжил:

– Это место для тех, кто сузил свое жизненное пространство до самого минимума бытовых потребностей. Здесь еще много тех, кто привык ездить в поездах. Они тоже хотят иметь только минимум жизненного пространства, чтобы было где спать и принимать пищу, тоже самую простую… Это место самоограниченности.

Владар и сам уже понял, что гостиничный дух связан именно с таким локалом в тонком мире большого города. Он, конечно, не собирался провести здесь остаток ночи, а потому решительно проснулся у себя в номере. Ночь была уже на исходе. Рассвет брезжил прохладной синевой. В открытое окно врывался утренний ветерок, напоенный множеством запахов, если не сказать миазмов Большого города. Владар встал с постели и сел в угол возле туалетного столика, чтобы помолиться. Ведь он уже несколько дней не делал этого, а значит, его Душа была словно не накормлена.

Владар сложил руки перед собой. Повернул взор вовнутрь себя, в место, где стучало сердце, и стал ожидать того момента, когда его сердце, немного успокоившись, захочет обратиться к Высшему Разуму – к Свету в Беспредельности. К Богу!

Сердце немного поволновалось, но вот наступил момент, когда оно вдруг уловило что-то тончайшее в Пространстве и Времени и, словно отозвавшись на звучащий камертон, запело с ним в унисон. Этот момент было невозможно ни с чем спутать. Секунду назад, пока он еще только готовился к молитве, его сердце было просто механическим органом физического организма, но стоило ему настроиться на высшие вибрации Абсолюта – Света в Беспредельности, как огромная сила хлынула из возбужденного и просветленного сердца прямо во внешний Мир. Молитва Владара была безмолвной! Он просто шевельнул сердцем в сторону Беспредельного Разума Вселенной, который и есть СВЕТ во всей его полноте и многообразии, и его душа немедленно приобщилась к величию этой Беспредельности, стала его частицей.

Теперь Владар был не просто молодой человек, сидящий в гостинице перед зеркалом. Он стал единым со всем сущим, его частью и одновременно проявлением этого Всеобъемлющего Разума в среде обычной реальности Земли.

Это двоякое чувство могло бы кого-то убедить в своей избранности или величии, но только не Владара. Он уже знал, что такое состояние приходит абсолютно ко всякому человеку, который может настроить свой духовный аппарат на вибрации Высшего Разума, приблизившись к нему в том плане, который достигнут Духом в своем росте. У Беспредельности Света нет конца, но есть начало, а посему у каждого творения в этом потоке Разума всегда найдется именно та собственная ниша и высота, которая свойственна только ему одному.

Владар молился беззвучно еще и потому, что уже давно усвоил, что слова не являются проводниками сердечного делания. Они только помогают сосредоточиться, сфокусировать свое внимание на объекте моления, а все остальное все равно делает только сердце. И молитва без сердечного делания просто невозможна, как умывание без прикосновения к воде. И уж конечно в молитве не нужны никакие ритуалы. Владар молился просто и мгновенно, даже не прибегая ни к каким поклонам или воздеванию рук. Зажигание свечей и кадение, обычное для церкви, всегда только удручало его. Ведь люди за ритуалами всегда забывают о самом главном: о сердечном делании молитвы…

Владар не думал сейчас обо всем этом, он просто молился, поскольку его дух соскучился по своему дому Света в Беспредельности. Потому что его дух – искра той Беспредельности – захотел побывать в своей обители Света и тем самым просветить все остальное его человеческое существо, которое жило сейчас на Земле.

Молитва привела Владара в состояние, близкое к трансу. Он увидел сияние Благодати, которая стала нарастать над ним, внутри него и вокруг. Комната наполнилась сиянием и свежестью. Его дух, словно маленькая электростанция, вырабатывал теперь свою собственную Благодать, которая распространялась на весь этот гостиничный мир, а из нее – и на Большой город. Владар видел волны фиолетового света, которые проникали сквозь стены и влияли на все, что происходило вокруг.

Вот утихла ссора между людьми, которые шумели с раннего утра. Вот прекратился плач ребенка, а вот послышалась прекрасная тихая музыка, сменив тяжелые удары рока… Владар своей молитвой смягчал жизнь в отдельном уголке Большого города, и это отражалось на множестве других людей. Молитва стала благодатью для ОБЩЕГО БЛАГА…

Владар при всей своей занятости в Большом городе всеже не забывал о задании Старца. Тайна власти денег над миром была пока еще не раскрыта для него, но он уже где-то в подсознании приготовился сформулировать эту тайну и разрешить ее для себя раз и навсегда.

Владар уже перестал молиться, и, видимо, новое его состояние – причастность одновременно ко всему, что может охватить его сознание, сделало его особенно продуктивным в размышлениях. Он буквально взмыл над миром, над всеми его проблемами своим сознанием и смог охватить много надчеловеческого.И теперь, казалось, нет тайны, которую было бы невозможно разгадать. Тайна денег маячила перед ним уже не такая недоступная, как раньше, а гораздо меньшая и уязвимая.

«Итак, деньги делают человека либо свободным, либо берут его в плен. Деньги могут заставить человека совершить преступление. Деньги лишают человека нравственности. Деньги могут создавать условия закабаления одних людей  другими». – Владар лихорадочно собирал теперь в единую кучу все мысли, которые когда-либо мелькали у него в связи с деньгами. Он решил не стесняться своих размышлений, какими бы абсурдными они ни были. Ведь всякое исследование – это всегда сначала сбор информации из самых разных источников. Систематизация приходит потом, когда информации уже достаточно…

Продолжая свои размышления, Владар ходил по комнате в гостинице и выбирал из всех обстоятельств внешней жизни все проявления роли денег.

«Деньги – эквивалент энергии, которую человек покупает для своих нужд в виде пищи, одежды, жилья, транспорта, отдыха, обучения…» – это Владар усвоил еще во время самых первых встреч со Старцем. Но тогда для него неразрешимой задачей осталась роль денег в жизни человека реального, живущего в современном мире. Ведь, если бы денег всем хватало, то в мире не было бы столько преступлений и бед. Нет человека, который не пострадал бы на каком-то из этапов своей жизни от отсутствия либо от недостатка в деньгах… Владар стал повторять про себя: «Деньги – энергия, деньги – энергия. Деньги – энергия…». Но тут его осенило: «Разве все остальные люди не знают, что деньги – эквивалент энергии, которая заключена в первичном сырьевом продукте сельского хозяйства и промышленности? Нет! Они ведь уверены, что деньги – это прямой эквивалент золота и иностранной валюты! А то, что деньги являются эквивалентом именно энергии, неизвестно сейчас, пожалуй, никому из простых людей. А те люди, которые делают политику, наверняка ЗНАЮТ, что деньги – не столько золото или бумага. Деньги – нефть, газ, электричество, пшеница, молоко, мясо…»

Итак, в мире существуют две «правды». Одна для людей, знающих тайну денег. А другая – для всех остальных. Одни люди живут в очень ограниченных денежных условиях, а значит и энергетических возможностях, а другие – жируют. Одни едят мало и бедно одеваются. Они живут в малом пространстве, потребляют мало энергии электричества и газа. И платят за все это большую часть своих мизерных зарплат. Другие, в это же время, получают от жизни много энергии в самых разных видах: и пища у них более калорийная, и одежда «от кутюр», и жилища их велики, и потребление энергии в таких жилищах не сопоставимо с тем, что потребляют бедняки. Получается, что богатство и бедность измеряется именно наличием прав людей на разное количество энергии, которую они потребляют для удовлетворения своих насущных потребностей в пище, одежде, жилье, транспорте…

Владар держал мысль за хвост. Он хотел все-таки выяснить для себя: «в чем же суть тайны денег? Их власть над людьми была какой-то двойственной: все люди пользуются энергией сырьевого продукта, но почему-то наличие или отсутствие денег у человека позволяет перераспределять эту энергию в разном количестве. И это неравенство выходит из рамок дозволенного. Ведь есть целые части света – континенты, где на душу населения потребление энергии первичного сырья столь мало, что едва лишь покрывает расходование сил на его производство. А есть страны, в которых на меньшее количество населения производство первичной энергии не слишком велико, но люди там живут на порядки комфортнее!?

Страны Европы, например, производят не столь уж много сельскохозяйственных продуктов, а добыча полезных ископаемых и нефти почти на нуле, но живут там люди вовсе не бедно. Даже самые средние граждане в Европе имеют первичной энергии больше, чем в Африке или в Азии целые племена!

Так.  Надо остановиться и найти ответ на такой вопрос: а что будет, если вся мировая энергия от производства сельскохозяйственного продукта будет ежегодно получать денежный эквивалент? Ведь, если бы вся энергия была узаконена денежной массой, то денег бы всем хватало, и производство сырья было бы выгодно…

А так, что происходит в Европе? Там фермерам платят, чтобы они не производили сельхозпродукты! А если они и произведут что-то «лишнее», то иногда приходится просто уничтожать продукт. Значит, деньги еще и лезут в производственные сферы, а за ними, конечно же, и в политические. Ведь бедные и богатые бывают не только люди, но и целые страны!

Владар продолжал развивать свои мысли, уже не вспоминая, что там у него было отложено впереди. Ведь деньги для него сейчас расширяли свое ведение до таких масштабов, что теперь уже непременно хотелось разобраться в тайне такой власти денег.

Что же дальше? Выходит, что мировая политика и существование стран бедных и стран богатых имеет основу в том количестве энергии первичного сырья, которое доступно к пользованию в такой стране. Вот, например, Вьетнам производит много тонн риса, получает по несколько урожаев в год, но там что-то не видать богатых людей. Все труженики во Вьетнаме имеют горсть риса в день и немного овощей или фруктов. В России тоже труженики сельского хозяйства имеют еды совсем немного, потому что почти все, что они производят, им приходится менять на одежду, отопление своего жилья, на захудалый транспорт… Значит, бедные – это те, кто потребляет мало энергии от первичного сырья. Согласно такой логике, богатые – это люди, которые потребляют энергии много. А в роскоши живут те, кто такую энергию получает в неограниченном количестве.

Владар уже видел перед своим внутренним взором богатые кварталы Нью-Йорка, дорогие виллы вокруг теплых морей и на островах… Он также видел множество людей среднего достатка, живущих в Европе. И огромные армии бедняков – людей, изможденных непосильным трудом на плантациях и полях, которые едва были прикрыты одеждой и жили в бедняцких хижинах. При этом состояние распределения энергии от первичного сырья было почти единообразно.

На Земле жил примерно миллиард людей, которые получали от жизни все, что им было необходимо именно благодаря деньгам, и более пяти миллиардов, которые это богатство обеспечивали, при этом не получая и тысячной доли энергии от того, что позволяли себе суперпотребители – миллиардеры: банкиры и олигархи всех мастей.

Значит, современные деньги – это только инструмент, который позволяет организовать именно такую несправедливую систему перераспределения первичной энергии!

Владар стал вспоминать, как именно сейчас в его стране организован денежный вопрос. Центральный резервный банк в России уже давно принадлежит частным лицам. Он производит денежную массу в том количестве, которое обеспечивает золотовалютный запас страны. Этот запас меняется только благодаря тому, что правительство организовало все условия для того, чтобы вывозить первичный сырьевой продукт на мировые рынки и продавать его там за валюту, которая и становится основой для формирования денежной массы в России.

Так или примерно так понимал Владар денежный оборот в своей стране. Других объяснений в заумных речах экономистов и аналитиков рынка не звучало…

«Но если настоящие деньги должны быть обеспечены энергией первичного сырья, то чем же был обеспечен рубль после того, как нефть, газ, электричество, пшеница и другой продукт были вывезены за границу? Неужели бумажка, напечатанная в Резервном банке США или Евросоюза, может быть ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ обеспечением новых денег в России? Да нет, конечно! Бумажка и есть бумажка, хоть что на ней напиши. На хлеб-то ее не намажешь и в бак автомобиля не зальешь! Но, может, эта самая пресловутая «валюта» сама имеет какое-нибудь весомое энергетическое обеспечение? Может, США производят много сельхозпродукта? Или добывают на своих территориях много нефти? Нет! Америка все это покупает за свои бумажные доллары у других стран, в том числе и у России! Но, может быть, Европа производит достаточное для своей жизни количество энергетического продукта? Нет! Она тоже нуждается и в нефти, и газе, и в сельхозпродукте из других стран! И платит им именно своей бумажной деньгой под названием ЕВРО».

Владар уже волновался, потому что ему показалось, что тайна мировых валют в том и скрыта, что они становятся обеспеченными только после того, как другие страны… – Владар подумал и добавил для себя вполне уместное слово: «ДОНОРЫ» буквально кормят эти так называемые цивилизованные страны своими почти дармовыми для лукавых партнеров сырьевыми ресурсами.

Те же просто печатают свои «валюты» на бумаге и отдают их за реальный сырьевой продукт, а их пустые «бумажки» остаются в банках стран-доноров и становятся причиной неудержимой инфляции. Вот и Россия, растекаясь своими нефтяными, газовыми и электрическими ресурсами во все страны по своему периметру и даже через моря и океаны, сама остается пустой, не обеспечивая свой народ достаточным количеством энергии, нужной для нормальной жизни и творчества. И поэтому стоят в стране города, состоящие из убогих строений и крупноблочных мерзостных сооружений, называемых домами для людей…»

Владар уже не мог сдерживать своих чувств. Он вдруг отчетливо понял, что значит теперь для него понятие ДОНОРЫ. Это люди, которые питают темную систему, живущую за счет их жизненной энергии. Донорами являются и села, которые вымирают, но все еще дают сырье для жизни огромных городов-монстров, пожирающих силы людей на предприятиях, где жируют хозяевами всех этих энергетических благ странные личности.

Богачи и воротилы банков, олигархи и чиновники всех мастей предстали для Владара уже не просто удачливыми и оборотистыми людьми. Они вдруг приобрели окраску… вампиров, пожирающих общественно значимую энергию в неограниченных количествах в ущерб тем, кто всю эту энергию производит.

Владар отчетливо вспомнил о том, что стало ему известно еще при первых его попытках разобраться, что же такое Продукт Цивилизации. Для него не было сомнений в том, что продукт цивилизации – это то, чем становится первичная Энергия сырьевого продукта при переработке посредством творчества людей по мере роста их сознания.

Одни люди могут производить только физическую силу и применять ее в примитивном труде на земле. Рабочим когда-то отдали власть над производствами и вскоре убедились, что ничего, кроме грубой физической силы, от них ждать трудно. Ведь для того, чтобы просто организовать производственные процессы, необходимо еще и мыслить перспективно, и планировать, и организовывать…

Такими способностями человек простого физического труда не обладает. Ему необходимо руководство. Именно таким руководством и была та самая пресловутая коммунистическая партия – многоголовое чудовище без ответственности и совести, которая и привела Россию к беде и погибели множества невинных душ…

Люди эмоционального труда производят часто то, что трудно определить как товар, и определением его достоинства могут быть только косвенные запросы общества. Культ Света или культ тьмы – определяют и род, и направление деятельности эмоциональных творцов. А культурное наследие после них становится тем самым реальным продуктом данной цивилизации. Ведь множество империй исчезло с лица земли, но остались от них не только отложения в виде культурных слоев в почве, с которыми работают археологи, но и культурные ценности.

Небесные затомисы – это отложения психической энергии людей, живущих на земле в какой-то период. Есть и антикультуры, которые отложены в подземных сферах в виде локалов и демонических провалов – страдалищ… Все это создано человеком за счет отложения его психических энергий, которые он производит при своей жизни на поверхности земли.

Получается, что энергия первичного сырьевого продукта, произведенного в сельском хозяйстве и промышленности, после потребления человеком не исчезает бесследно! Она только трансформируется и приобретает новый вид. Но чем же трансформируется?

Владар выхаживал по гостиничному номеру, заложив за спину руки. «…Ну, конечно же, самим человеком. Ведь каждый новый уровень его сознания помогает преображать эту первичную энергию сырья, выраженную в пище, одежде, жилье, транспорте… в энергию его творчества. Физическая, эмоциональная, ментальная… – Владар немного подумал и добавил про себя: – и духовная энергия, вот что делает человека Творцом!»

Гордости за свои открытия Владар пока не чувствовал. Он понимал, что тайна денег состоит в том, что они каким-то непостижимым образом сумели подчинить себе все творческие способности человека, сковать их и заставить его всеми уровнями сознания работать на самые черные стороны жизни, на самые низменные чувства и поступки. А замыслам всяких преступлений в людях просто нет конца. Ведь они сдерживаются от их реализации только лишь страхом перед системой, в которой они живут, ее полицейской и военной мощью… Владару было очевидно, что злокачественная ориентация денег на золотовалютные резервы сильнейшим образом ограничивает развитие его страны. Но что предложить взамен этому, он пока не мог догадаться.

Самая последняя мысль его была связана со Старцем. Он вдруг ощутил, как ему сейчас не хватает его присутствия, для того чтобы завершить раздумья о тайной власти денег над жизнью миллиардов людей. Машинально сунув руку в карман, нащупал там обломки кристалла. Как-то само собой получилось соединить их вместе одной рукой.  И вот комната наполнилась знакомым уже всплеском сияния, похожего на бенгальский огонь. Владар, скорее, почувствовал, чем увидел Старца, который мгновенно занял большую часть комнаты, достигая головой потолка. Владар и обрадовался, и обомлел, как это случалось с ним всякий раз, когда являлся Старец. Но азарт его размышлений был уже столь велик, что он тут же обратился к Старцу:

– Я уже почти догадался о тайной власти денег. Но мне необходимо решить другой вопрос. Ведь, если порочить существующую систему денежных отношений, то необходимо сразу же предложить что-то новое, чего еще в мире не бывало. На пустом месте надо немедленно выстраивать что-то новое. Я пока что только понял причину неправильного перераспределения энергии.

Спор со Старцем

Старец благожелательно смотрел на Владара и подыскивал себе место, чтобы присесть. Владар почтительно подвинул для него свое кресло, но оно оказалось маловато для такого великана. Владар уже собрался выбежать из номера, чтобы подыскать что-нибудь более подходящее для Старца, но тот уселся прямо на кровать, которая ничуть при этом не поколебалась от его тяжести. Старец был словно невесомым. Теперь они находились примерно на одном уровне и могли смотреть друг другу в глаза. Владару еще не приходилось находиться так близко от Старца да еще и иметь возможность прямо смотреть в его лицо – великолепное, благородное лицо с высоким лбом, прямым носом, правильными чертами лица, с яркими глазами, сияющими каким-то неземным светом. Цвет глаз Старца был изменчив и зависел то ли от падающего в них света, то ли от настроения.

– Ну, расскажи теперь мне, до чего ты сегодня додумался, – снисходительно проговорил Старец.

– Я понял, что деньги – это эквивалент энергии, которую люди покупают для своих насущных нужд. А поскольку насущными нуждами для человека являются не сами деньги или первичное сырье, а пища, одежда, жилье, транспорт, связь, информация…

Старец почему-то остановил тираду Владара сдерживающим жестом руки, а через некоторое время, когда тот немного успокоился, дал знать, чтобы он продолжил. Владар перевел уже дыхание, но фразу всеже завершил:

– …то, что они же сами и производят все это посредством своего творчества.

– Что дает им возможность творить? – спросил Старец.

– Людям помогает творить их сознание, которое имеет примерно одинаковый потенциал для каждой расы, но разный уровень внутри человеческого сообщества. Часть людей продуцирует свое творчество в нижних мирах, совершая дурные деяния. Часть людей действует и на внешней проявленной сфере видимого белого света. Эта сфера со всеми ее подробностями и есть продукт их деятельности.

А вот в Небесах, в Голубой сфере, есть «затомисы» высшего порядка, где проявлены высшие человеческие эмоции. Это высший эмоциональный уровень! Я там был! За ним следует Синяя сфера ментального мира… Я там тоже побывал. А вот в Фиолетовую я не смог попасть. Там, как я понял, может оказаться только человек – творец высших духовных энергий Благодати…

Владар говорил, как на экзамене, но все его существо ощущало эти смены сфер, словно в нем самом каждая цветная октава сознания отзывалась на звучание всех перечисленных сфер земного шара. И ничего удивительного:  ведь в этот момент он чувствовал себя частицей этой гармоничной бытийности, а значит, не мог не отзываться…

Очевидно, что ответы Владара радовали Старца, но он, все еще немного хмурясь, вновь спросил:

– Какое отношение все тобой перечисленное имеет к деньгам?

– Самое прямое! Ведь человек, прежде чем начинает творить на всех этих вышеперечисленных планах, сначала воплощается в физическом мире, в сфере видимого белого света. Затем он растет, воспитывается, получает образование и, только став по-настоящему взрослым, открыв в себе весь свой потенциал сознания, может начать творить сам.

– Но это не ответ на мой вопрос, – возразил Старец.

– Я сейчас продолжу, – тут же отозвался Владар. – На мой взгляд, именно наличие или отсутствие денег дают или не дают развиваться человеку. Они в конечном итоге сильно влияют на его судьбу.

– Значит, по-твоему, если у родителей много денег, то и дети в такой семье смогут развить свое сознание больше и лучше, чем в тех семьях, в которых денег меньше?

Владар не знал, что ответить. Ведь он сам был из относительно бедной семьи, где денег всегда не хватало. Но обычная деревенская еда, простая и самая необходимая одежда, транспорт в виде домашней лошадки Лоры и чудный отдых в тайге и на озере в его семье присутствовали всегда. Ведь деревня всегда кормила своих тружеников, давая все необходимое. В обход денег, которых в семье всегда было маловато…

А Старец продолжал задавать наводящие вопросы:

– Не кажется ли тебе, что на земле человек не имеет достаточных условий, для того чтобы формировать свое сознание в полной мере?

– Конечно, не имеет! – горячо отозвался Владар и продолжил: – Потому что основная жизнь его происходит в рамках тех ограничений системы, в которой он живет.

– А что же играет главенствующую роль в этой системе? – вновь с хитрецой спросил Старец.

– Ну, конечно же, деньги! – у Владара не было сомнений на этот счет.

– Но, может быть, не сами деньги? – опять сдержал дальнейшую горячую речь, готовую вырываться из его уст, Старец?

Владар задумался, и тут его как будто взорвало:

– Ну, конечно же, не сами деньги! Они-то ведь - простая бумага или металл… Не важна форма денег! А важна энергия первичного сырья, которая заложена в сущность денег. Ведь, если в русской деревне всегда не хватало самих денег, то энергия для жизни все равно была! И давали эту энергию крестьянам и огород, и пасека, и коровка, и овечка, и свинья, и покос, и лес, и речка… А «трудодни» в колхозе давали возможность иметь еще и кое-какие деньги…

– Получается, что не сами деньги правят миром, а именно энергия, в них заложенная?! – Старец смотрел на Владара и ожидал ответа, а тот вдруг насторожился и стал думать, ведь в словах старика был явный подвох.

«Так, начнем все сначала. – подумал Владар. – «Деньги – эквивалент энергии первичного сырья. За деньги человек покупает энергию для своей жизни. Если денег не хватает, то человек становится бедным. У кого денег много, тот может купить себе на них и энергии больше, чем остальные…» И тут Владара осенило:

– Миром правят те, кто контролирует выпуск денежных знаков! Ведь недостаток – дефицит денежной массы – всегда влечет за собой кризис перепроизводства первичного сырья. Без денежного обеспечения сырье и труд становятся дармовым! Так начинались все кризисы в истории человечества. Так было в 90-е годы в России. Опять же, переизбыток денег при отсутствии обеспечения первичным сырьем всегда влечет за собой инфляцию… Необеспеченные энергией деньги становятся пустой бумажной трухой с огромным количеством нулей. Это в России тоже уже было! А те, кто руководит количеством денежной массы, таким образом манипулируют энергией первичного сырьевого продукта в своих личных корыстных целях! – Владар даже задохнулся от возмущения, произнося последние слова.

– Значит, всеже не сами деньги определяют судьбу людей, а конкретные личности, которые манипулируют миллионами жизней путем перераспределения энергий первичного сырьевого продукта мировой экономики!? – в словах Старца был одновременно и вопрос, и ответ.

Энергия правит миром

Владар уже не мог остановиться. Ведь для него все яснее становилась картина того, как в мире существует две реальности. Одна – та, в которой люди живут каждый день, а вторая -  скрытая от них. В первом случае люди видят у себя в руках денежные знаки, управляющие их жизнью. За деньги покупают и продают все!

За деньги приобретают власть и влияние. За деньги нанимают рабочих, покупают женщин, удобства, роскошь… За деньги идет постоянная борьба. Без денег замирает сама жизнь, умирают города и села… Останавливаются заводы и фабрики. Целые страны попадают в рабство и кабалу к другим странам за то, что те дают им в долг деньги.

А банки, контролирующие денежные потоки, только растут, процветают и никогда не терпят неудобств, потому что они берут за кредиты огромные проценты. У банков в долгах и кредитах увязли практически все люди на земле. Они стали, посуществу, рабами этих банков, потому что вынуждены организовывать свою жизнь только в русле банковских условий кредитования.

Часто у человека проходит вся жизнь, а долги его перед банками только нарастают. Ведь, чтобы отдать прежний долг, надо взять очередной кредит с еще более обременительными процентами. Но затем подходит новый срок платежа, а значит, надо взять следующий кредит…

Так и уходит человек в мир иной в надежде избавиться от этой вечной кабалы. Но ведь душа его, обремененная тяжестью жизни под долговым дамокловым мечом, никогда не могла подняться выше материальных интересов, а значит, и после смерти она будет маяться в подземельях инфракрасных сфер…

Целая цивилизация выстроила в инфракрасных мирах страдалища своими отягощенными долгами, чувствами и умами, где люди все еще продолжают чувствовать себя рабами денег. Это равносильно тому, что у них отняли часть жизненной энергии. Но если кто-то у тебя крадет деньги, то его считают преступником и сажают в тюрьму. Если же у человека кто-то крадет энергию жизни, то это ни у кого, включая государство, не вызывает возмущения…

Получается, что кому-то выгодно, чтобы денежный дефицит был всегда, так как он всегда сможет ограничить кого-то в получении необходимой ему жизненной энергии. Кто этот КТО-ТО? Кому выгодно держать деньги в дефиците? Кому выгодно задерживать человеческие души в развитии? Кто будет пользоваться этими душами после того, как они попадут в страдалища?

Владар уже давно ответил себе на вопрос о страдалищах. Уход в нижние миры возможен только в том случае, если душа живет исключительно по законам физического тела притом, что она имеет огненную суть, а тело – физическую. Но угасить огни души до уровня физиологических потребностей смогли только деньги, верее их отсутствие в необходимом количестве. Владар хотел было заговорить со Старцем на эту тему, но тот остановил его словами:

– Полагаю, что ты неверно акцентируешь свое внимание. Ты все еще не можешь уйти от роли денег, на самом же деле деньги – только материальный эквивалент энергии, которую возможно за них приобрести. Получается, что денежные знаки обеспечивают оборот энергии, которая может быть либо в дефиците, либо в переизбытке. От этого деньги либо дешевеют -  и появляется пресловутая инфляция, либо дорожают, и получается кризис перепроизводства… Но не товаров, как это принято считать благодаря политэкономии Маркса,  именно – энергии!

Владар немного сердился на Старца за то, что тот не дал ему самому сделать этого вывода. Ведь он уже был совсем рядом с этим решением. Но, видимо, Старец просто устал ожидать от Владара правильных выводов и продолжил сам:

– Обрати внимание, что вся экономика Земли обладает особенностью использовать в своем экономическом обороте сырьевой продукт сельского хозяйства, который ежегодно нарастает благодаря Солнцу и труду людей, энергетике, построенной на промышленном сырье и природных ресурсах рек, ветра, приливов, вод рек. Нефть, газ, уголь, древесина, ядерное топливо, электричество и тепло образовались за счет использования утилизированной в Природе энергии Солнца. А множество повторных передаточных условий для использования энергии Солнца созданы уже творчеством человека. При этом объем производства энергии столь велик и многообразен, что, кажется, трудно его учесть. Но ведь именно при помощи денег экономика вращает эти энергии в хозяйственном обороте!

Владару не терпелось показать, что он уже понял, к чему ведет свою речь Старец и, дождавшись паузы, немедленно вступил в разговор:

– Есть закон сохранения энергии, который гласит: однажды произведенная энергия не исчезает, а только преображается и начинает иметь иной вид…

Старец явно был доволен своим учеником и утвердительно кивал на его слова, а Владар продолжил:

– В случае с энергией Солнца, которая используется на Земле в виде преображенной энергии, полученной в сельском хозяйстве, а также из недр Земли, дальнейшее ее преображение происходит в результате творчества самого человека. Это именно человеческий гений научился использовать энергию Солнца во всех ее проявлениях для своих нужд на Земле! – Владар немного помолчал и, видя что Старец внимательно слушает, продолжил: – А другой – злой  человеческий гений, видимо, решил обратить энергию, преображенную человеческим творчеством, в свою пользу. Для этого он изобрел деньги, которые закрыли от основной массы людей истинную суть настоящей ценности природных ресурсов. А деньги сделал  первостепенной ценностью, отодвинув их от реальной ценности природного сырья еще и золотом, которое, словно кривое зеркало, извратило истинную сущность денег, сделав их ценными сами по себе, без опоры на сырьевой ресурс…

Владар был возмущен таким положением дел, но выразить всю ту трагедию, которая вдруг проявилась у него в сознании, он не мог. Слова путались, нагромождались, делали бессмысленными его предыдущие суждения. Сердце стучало, возмущение поднималось, а вопрос денег, роли золота  по чьей-то подлой уловке, позволившей переключить внимание людей с истинных ценностей на пустые бумажки и бесполезные золотые слитки, лежащие мертвым грузом в подвалах огромных хранилищ, сделало его речь все более бессвязной.

– Хорошо, я вижу, что ты понял суть и содержание современных денег. Теперь скажи мне, в чем, по-твоему, заключается задача экономики?

Владар обрадовался, что ему больше не надо путаться в рассуждениях о деньгах. Он быстро переключился на вопрос Старца.

– Я думаю, что задача и суть экономики в том, чтобы производить и перераспределять энергию! – почти горделиво произнес Владар, найдя, наконец, те слова, которые все обобщили из его прежних размышлений.

– Значит, надо полагать, что деньги при этом должны были выполнять только вспомогательную функцию, а не главенствующую, как это происходит в настоящее время? – вновь задал наводящий вопрос Старец.

– Но я ведь уже сказал, что деньги выпускают либо в дефиците, либо перепроизводят их в огромном количестве. От этого Россию, например, лихорадит чуть ли не всю ее историю...

– Ты не ответил на вопрос, – строго заметил Старец.

Владар сосредоточился, подумал и ответил, как ему казалось, на вопрос Старца:

– Но кто же даст обесценить деньги и превратить их во вспомогательные детали? Ведь миром правят именно те, кто владеет огромными деньгами! А тот, кто владеет сырьем – вообще «никто» в этом мире! Ведь именно те страны, которые владеют сырьевыми ресурсами и записаны в страны «третьего мира». А «первым» миром являются те страны, где эти деньги нахально печатаются в неограниченном количестве и выплачиваются за сырьевые ресурсы «третьих стран». А те, в свою очередь, печатают на этих «золотовалютных» запасах свои местные деньги, которые, не будучи обеспеченными первичным сырьем (оно-то уже продано за бумажную шелуху!), получают голод, инфляцию и вечные недостатки в своей собственной экономике!

Владар заговорил так быстро, что даже задохнулся, забыв набрать воздуха, а Старец не унимался:

– Получается, что Страны «первого» мира обманывают страны «третьего» мира?

– Получается, что так. Но я вот что думаю. Россию недавно приблизили к этим «первым» странам, и она стала уже страной не «третьего» мира, а «второго», но и это ничего не изменило. Как выдавала Россия весь свой сырьевой ресурс за пустую бумажную шелуху доллара и евро, так и выдает. И растекается реками природная энергия во все направления из России, а свой народ терпит инфляцию и подорожание всего и вся!

– Значит, страны, которые сумели обеспечить приток первичного сырьевого продукта в свои экономики без больших затрат (разве только на бумагу, краску и печатные станки), стали «первыми». А те страны, которые согласились на такой несправедливый обмен, стали и «вторыми» и «третьими»?

– А есть еще и страны беднейшие – колониальные, где сырье берется вообще без всякой отдачи! Это африканские страны! – вспомнил вдруг Владар.

– Так что же по-настоящему правит миром? – вновь спросил Старец.

– Я думаю, что это люди, которые все это придумали! – выпалил Владар.

– Но ведь люди только перераспределяют энергию сырья! – не унимался Старец.

– Значит, энергия правит миром! А люди, которые смогли обезличить эту энергию и скрыть ее за денежными формами в виде бумаги и золота, стали управлять этим миром! – запальчиво добавил Владар.

Старец утвердительно кивнул:

– Итак, сделаем выводы. Энергия правит миром. А те, кто правит потоками энергии при помощи денег, называются…

Владар не дал Старцу закончить:

– Они называются ПОЛИТИКАМИ!

Сейчас это для него прозвучало как откровение. Ведь абсолютно вся мировая политика во все времена была выстроена именно на основе законного или незаконного (при помощи войн) перераспределения энергии первичного сырья, земли и ее природных ресурсов!

Старец был доволен своим учеником. Его прозрачный силуэт буквально светился радостью и любованием на Владара.

– Теперь я вижу, что ты пересмотрел понимание многих и выявил истинные ориентиры, необходимые для наблюдений за событиями этого мира. Теперь я надеюсь, что ты не ошибаешься в том, что на самом деле движет политиками в мире!? Ведь мировые масштабы выстраиваются из мелочей, составляющих нашу жизнь! – Старец помолчал и спросил: – Где в реалиях простой человеческой жизни происходят вот такие же незаконные перераспределения энергии?

Владар уже начал отвечать, но силуэт Старца стал таять прямо на его глазах. Это явно было очередное задание. Теперь Владар был окрылен новой задачей, а значит, его пребывание в миру стало вновь иметь смысл.

Воровство

На следующий день Владар вышел из гостиницы только лишь с одной целью – выявить все явления незаконного перераспределения энергии в простой жизни.

Для того он сразу же направился на рынок Большого города. Где, как не там, можно было понаблюдать за тем, как реализуется энергия в виде первичного сельскохозяйственного сырья? Ведь все, что производит село, продается именно на рынке.

Владар проехал по городу на трамвае и вышел на остановке под названием «Рынок». Толчея начиналась еще задолго до торговых рядов. Люди торговали всем и вся. Бабушка продавала котенка, старик продавал старые замки и ржавые инструменты, разложив прямо на земле. Немного поодаль женщина продавала простые изделия из ситца, видимо, сшитые самой. Владар любил рынок. Здесь всегда происходило множество событий, которые объединяли людей, а именно купля-продажа всевозможных товаров и услуг. Владар вышел на рыночную площадь.

Прорвавшись сквозь заслон очень навязчивых продавцов с переносными лотками, наперебой предлагающими то курево, то сосиски, завернутые в тесто, Владар устремился дальше – в глубинную утробу рынка. Рынок был похож на чудовищное завихрение человеческих желаний, вожделений, пороков и добродетелей. Какое-то странное марево охватывало каждого, кто вступал на эту территорию, и человек уже не принадлежал самому себе.

Его словно ощупывал какой-то громадный монстр, хватал его то за руку, то за шиворот, чтобы затащить туда, куда и не надо было человеку. Владар всегда ощущал себя немного ошарашенным, когда попадал на рынок, но на этот раз это ощущение было особенно сильным. Ведь за время жизни в Мысах он приобрел множество навыков тонкого видения, а это означало, что мир для него наполнялся теперь еще более плотной информацией, чем у любого другого человека.

Многомерность восприятия действительности становилась для него иногда настолько болезненной, что он был вынужден избегать людных мест, но не на этот раз. Владар шел между рядами с сушеными фруктами и искал события, которые помогли бы ему разобраться в незаконном перераспределении энергии первичного сырья. А фрукты, пусть даже сушеные, и были тем самым первичным сырьем.

Проходя вдоль рядов, Владар было уверился, что здесь он такого примера не заметит, потому что все покупатели исправно платили деньги за товар, который отпускал им продавец… Продавцы накладывали фрукты на весы, и их там было на несколько граммов больше, чем просил покупатель, от чего покупатель был доволен и рад…

Так проходил Владар среди этой почти идиллической картины взаимной заботы продавцов и покупателей и пока не замечал ничего такого, что говорило бы о незаконном перераспределении энергии.

Тогда Владар решил стать невидимым, чтобы увидеть тот же самый рынок без прикрас. Для этого он зашел за один из ларьков и, повернувшись к Солнцу, мысленно «увидел» себя входящим в Луч ларца, который стоял внутри его кельи. Одного этого видения хватило для того, чтобы стать невидимым.

Владар исчез из видимого диапазона, став невидимым, а старик, который случайно заметил случившееся, остановился и стал протирать глаза. Только что за ларьком стоял молодой человек, и вдруг – его уже нет! Старик оглянулся по сторонам, но, не увидев больше свидетелей этого события, решил никого не беспокоить и отправился по своим делам, бормоча себе что-то под нос.

Невидимый Владар продолжил хождение среди людей на рынке, остерегаясь при этом попадаться им под ноги. Для этого ему пришлось выбирать безопасные маршруты и места, где людей было поменьше. Заглядывать внутрь магазинчиков и под прилавки к продавцам ему стало совсем просто, и постепенно он стал замечать очень интересные сценки. Вот продавец ставит ведро, полное воды, рядом с сухими фруктами и мешками с сахаром. От этого они набухают, становятся более тяжелыми и влажными, увеличивая вес товара, а значит, и деньги, которые за него можно выручить…

А вот другой продавец навешивает довольно крупный магнитный брусок на одну из чаш весов, от чего они показывают вес продаваемого продукта больше, а самого продукта отвешивают меньше…

А вот еще один продавец включает в стоимость продаваемой колбасы хвосты и веревки, которые должен был бы отрезать перед продажей. А в другом месте продавец сделал пересортицу, сняв этикетку с одного вида колбас и повесив на другую, более дорогую. Обман и жульничество открылись перед Владаром в полной мере. Продавцы изощрялись в искусстве обманывать покупателей, а те платили свои деньги за то, что по существу стоило дешевле.

Упаковка, которая обычно выбрасывается, продается почти по стоимости продукта. Вина меняются в цене и своем содержании. Суррогаты заменяют полноценные продукты. Владар ходил по рынку и видел, как люди обсчитывают друг друга. Как мелкие воришки шныряют по рядам и вырезают из задних карманов мужских брюк кошельки. Как женщины покупают изначально некачественный товар, завернутый в красивые обертки. Он видел плохо сшитую одежду, выдаваемую за фирменную, – высшего качества. Он видел шулеров, которые крутили свои «лохотроны», чтобы заманить людей несуществующими выигрышами, а потом забирать у них все деньги до копейки. Он присутствовал среди людей невидимым и был удручен всем увиденным. Ведь люди, когда были уверены, что за ними никто не наблюдает, совершают такие ужасные поступки…

Владар уже основательно устал то ли от всего увиденного, то ли от своей невидимости. Он вышел из торговых рядов, присел на лавке возле забора и стал представлять, как он выходит из луча, исходящего из ларца. Именно это его представление и сделало его видимым. Возможно, неожиданное появление человека на скамейке, где до этого никто не сидел, кто-то и заметил. Но придавать этому значение оказалось явно некому.

Теперь перед ним уже не стоял вопрос о сути незаконного перераспределения энергии. Оно происходит за счет воровства во всех ее проявлениях. Ведь рынок в своем истинном виде представляет собой инструмент, где энергия первичного сырья получает два способа перераспределения. Один способ, который организован при помощи денежных знаков, считается законным. Ведь деньги, которые получает производитель за свои энергоресурсы, позволяют ему покупать необходимые товары у других производителей. А вот второй способ – обман и воровство – создают тот самый незаконный – черный поток энергии, которая не учтена. Тем самым создается два вида жизни: одна реальная и законная, а вторая – темная, негативная.

Владару становилась все яснее та картина, которая существует и в мировой политике, и в экономике. Ведь масштаб воровства бывает самый разный. Если на малом рынке продавцы манипулируют первичным сырьевым продутом в малых масштабах, то на мировых сырьевых рынках все то же самое происходит в масштабах несоизмеримо больших! Если на рынке ворует малый жулик и воришка, то на мировом рынке ворами становятся олигархи, которые являются цветом и элитой целых государств!

Но ведь есть в таком положении странность. Если воришка и жулик попадется на своем воровстве, то его наказывают тюремным сроком. А вот если олигарх обворовывает целое государство, то его почему-то считают уважаемым человеком и учитывают его мнение в государственных делах?!

Владар сидел на скамейке в сквере между рынком и большой дорогой. Ему давно уже хотелось перекусить. Но он все еще размышлял над увиденным на рынке. Получается, что энергия, полученная трудом сельского труженика и добытая трудом нефтяников, газовиков, угольщиков, в дальнейшем используется таким образом, что большая часть от этого произведенного энергетического богатства поступает в какие-то черные каналы, которые не учтены и не могут быть даже обнаружены по закону. Если за украденный батон хлеба можно попасть за решетку, то за миллионы тонн зерна, которые крестьяне вынуждены отдавать почти даром жулику-перекупщику, за решетку не будет посажен никто. А ведь дефицит денег при этом был кем-то специально организован! Нет денег, значит, теряет в цене и пшеница. Она становится дармовой для тех, кому это выгодно. Но зато, когда это зерно уже попало в руки хищника, он тут же вздувает на него цену, выбрасывая на рынок множество пустой бумаги в виде денег, которая заставляет за один и тот же продукт платить все большее количество денег.

Кто же манипулирует деньгами? Кто они – хозяева жизни? И почему они такие неуязвимые? Есть ли на них управа?!

Владар был обескуражен картиной незаконного перераспределения энергии, которое существует в мире. Ведь получается, что на земле существуют страны-доноры и страны-реципиенты. Те, кто потребляет энергии больше, чем производит и ничего не дает взамен странам-донорам. От этого доноры беднеют, болеют, вымирают и исчезают… Это похоже на то, как в природе паразиты заедают животное, выпивая из него кровь, выедая изнутри до тех пор, пока его тело не исхудает до последней степени и не умрет в страшных муках.

Владару вдруг представилась Россия в виде такого вот больного медведя, зараженного всякими паразитами, который уже исхудал до последней степени, и жизнь в его организме едва лишь теплится, потому что он успевает еще перехватить кое-где то морошки, то медвежьего лука или малинки… Паразиты завоевали тело медведя внутри и снаружи и высасывают с него всю кровь и соки…

Но кто же эти паразиты?

Владар всегда остерегался однозначных суждений, но на этот раз ему хотелось сказать самому себе, что в этой беде России виноваты какие-то иноплеменцы, которые вошли в страну и стали творить здесь свои дела непотребные, а русский народ – самый многочисленный и щедрый – пострадал более других народов.

Сухая и острая ярость поднималась у него в душе всякий раз, когда он так думал.  Но Старец предостерегал его от поспешных суждений, а значит, надо было подумать над этими вопросами более основательно.

Самое главное, что на этот раз Владар справился с заданием Старца очень быстро. Он теперь понял, что законное перераспределение энергии возможно только при условии обеспечения равноценного обмена!

А незаконное – это безвозвратная потеря энергии первичного сырья, пусть даже обозначенного каким-то вариантом денежного обеспечения. Ведь деньги, не обеспеченные энергией – пустая шелуха, а золото, которое якобы обеспечивает достоинство этой шелухи, тоже не содержит абсолютно никакой энергии! Ведь это просто желтый металл, один из элементов природы, который имеет точно такое же происхождение, как и все творения, окружающие человека в природе. Но, в отличие от простого хлеба, золото нельзя съесть, нельзя из него сделать одежду или построить дом… Оно – бесполезно, но возведено в ранг великой ценности какими-то странными людьми, которым выгодно было переориентировать людей от истинных ценностей на ложные, привносящие иллюзию богатства…

Воровство, жульничество, кража, грабеж, захватническая война, какими бы благородными целями она ни была оправдана, – все это разные формы незаконного перераспределения энергии. Ведь крадут деньги, за которые можно купить пищу, одежду, жилье, транспорт, отдых, продажную любовь женщин, наркотики… Крадут природные богатства, манипулируя сырьевыми ресурсами целых государств. А в войнах крадут и земли, и людей, и животных, и произведения искусства, и изобретения, и открытия. Крадут не только идеи, но и людей, которые их способны продуцировать.

Почему одни люди производят энергию и умеют трансформировать ее благодаря своему творчеству, согласно уровням своего сознания, а другие умеют только потреблять их наработки, ничего не давая им взамен?

Владар сидел в сквере и жевал большой помидор, который купил на лотке у очень чистенькой торговки, продающей пирожки с капустой и яблоками и мытые фрукты с овощами. Они стоили чуть дороже, чем на лотках у других продавцов, но были так красиво упакованы и сияли такой свежестью, что Владар не удержался и купил пару пирожков и огромный спелый помидор. Теперь он мог размышлять и одновременно утолять свой голод.

Он так увлекся своими размышлениями, что не увидел, как рядом с ним присел какой-то странный субъект, который выглядел весьма примечательно. На голове у него был берет, торчащий в двух местах, словно под ним были рожки. Лицо субъекта было сморщенным и мохнатым, как будто покрыто недельной щетиной. А нос выглядел таким курносым и ноздрястым, что угадывался настоящий пятачок.

Владар не глядел на своего соседа, но какое-то знакомое чувство брезгливости уже поднялось в нем от странного известного уже ему запаха то ли немытого тела, то ли грязной одежды, то ли тухлого яйца. Владар не знал запаха серы, а потому не мог дать точного определения этому удушливому духу, который шел от соседа. Владар хотел было встать и уйти, как услышал знакомый голос:

– Ну, что же ты уходишь? Неужели не рад старому знакомому?

Владар повернул голову к незнакомцу и обомлел: перед ним сидел тот самый черт, с которым он встречался еще у себя в деревне. На этот раз черт явился среди бела дня, но при этом постарался всеже не шокировать окружающих своим экзотическим видом. На нем был какой-то пиджак серого цвета и брюки, достаточно широкие и длинные, чтобы не выказывать скрытых под ними копыт.

Хвост тоже был упрятан в штанах, а в остальном черт был вполне обычным прохожим. Только внимательный взгляд мог выявить в этом небритом, неряшливом мужичонке настоящего черта.

Владар вздрогнул от неожиданности, но, помня об учебе, преподанной чертом в прошлый раз, решил не отступать, а выслушать все, что тот хочет ему сказать.

На этот раз черт выбрал еще и людное место, а посему, с ним, Владаром, и вовсе не могло случиться ничего такого, чего следовало бы опасаться. Владар сделал вид, что появление черта его не удивило:

– Здорово живешь?! – деланно весело поздоровался он с чертом.

– Да, не сказать, что слишком-то уж здорово, – тут же ответил черт. – Вот, давеча копыта болели, аж мочи нет. На погоду стали реагировать, что ли? Старость…

Владар оглядел черта, чтобы найти в нем какие-нибудь признаки возраста, как это бывает у людей, а черт ухмыльнулся на это желание Владара и сказал:

– Ты не ищи во мне возраста. Я посуществу бессмертный. Сколько есть у меня возможности питаться энергией этого физического мира, столько и живет мое тело. Вот ты, к примеру, тут сидишь и думаешь, мол, чего это так мир несправедливо устроен. Что, мол, одни трудятся в поте лица, добывают свой хлеб, а другие – крадут у него самыми разными способами, а то и просто силой отбирают…

Владар закивал головой в надежде услышать от черта то, до чего он не мог додуматься сам. А черт продолжал:

– Ведь это мы все придумали! Мы ведь кто? Мы – существа из мира ЭГО. В этом мире все энергии направлены в центр, а значит, в нашем мире вся сила находится в этом центре. Сюда затаскивается энергия всех родов, но особенно мы любим энергию страдания и боли. Без этой энергии нам нет жизни. Поэтому мы и создали такую же систему на земле, чтобы вам жизнь на поверхности раем не казалась. В нашем «мире ЭГО» всякий, кто обладает большим ЭГО, имеет большую власть. А кто альтруист – тот донор, раб, тот -  кого мы употребляем в пищу. Наши уловки тебе пока не все открыты, но, судя по твоим размышлениям, ты уже до много докопался. Если бы ты захотел использовать свои новые знания себе на пользу, то среди нас мог бы занять не самое последнее место!

Владар слушал черта и не мог понять, то ли ерничает он, то ли, и правда, решил какое-то деловое предложение ему сделать. Меж тем черт продолжал:

– Не думай, что я шучу. Ты уже сейчас обладаешь такими возможностями, что мог бы вообще получить власть над этими людишками и управлять ими, как только тебе захочется…

Владару не хотелось тратить впустую время, и он спросил черта:

– Как к тебе обращаться? Ведь мы с тобой так и не познакомились в прошлый раз.

Черт немного помолчал, беззвучно шевеля тонкими губами и носом, похожим на пятачок, потом ответил:

– Что в имени тебе моем? – и ощерился в неприятной улыбке, обнажающей желтые нечистые зубы.

Владар насупился и стал настаивать:

– Нет, ты лучше скажи, чтобы я тебе не «тыкал», а с уважением обращался, по имени…

Черт опять заупрямился, но видно было, что ему приятно было внимание Владара. Тогда Владар сделал вид, что встает, чтобы уйти:

 - Ну, раз не хочешь знакомиться, как у людей положено, то и не о чем нам с тобой говорить…

Черт, судя по всему, испугался и согласился наконец назвать свое имя:

– Меня зовут Зугр, – как-то стеснительно опустил он глаза. – А тебя как величать? – продолжил разговор и знакомство черт, стараясь заглянуть Владару в глаза.

– Да Саней меня кличут, Александром, значит. – Владару не хотелось называть черту свое сокровенное имя. А земным его называли все.

– Значит, Сашкой.  Ну, что ж, будем знакомы, – сказал черт и продолжил: – Слышь, Саня, а пойдем-ка со мной, я тебе кое-что покажу.

Черт по имени Зугр встал со скамейки и направился вглубь сквера, в то место, где из земли торчала старинная клетка, которая закрывала глубокий колодец, уходящий под землю. Владар шел за чертом, как завороженный, а тот, подойдя к люку, нашел в заграждении довольно широкую щель и юркнул в нее, махнув перед этим призывно Владару.

– Не бойся, Саня, здесь широко, – послышалось из глубины люка. Владар заглянул вниз, протиснувшись сквозь решетку, увидел лестницы для спуска. Он почему-то не боялся этого, а возможное приключение, которое ожидало его с чертом, уже вскружило ему голову.

Спуск занял довольно много времени. Где-то внизу виднелся берет Зугра, но темнота ограничивала зрение Владара. Он уже был готов включить свое тонкое зрение, которое позволяло ему видеть даже в самой кромешной тьме. Но этого делать не пришлось. Сразу после того, как его ноги коснулись земли под железной лестницей спуска, весь коридор подземного помещения осветился тусклым, но все же светом. Черт поджидал Владара и нетерпеливо вертел хвостом, который вновь появился. Впрочем, и штанов на Зугре тоже уже не было, да и пиджак валялся в углу. А вот берет он почему-то не снял, так что рожки его были пока не видны. Владар еще помнил странный завиток между рогами у черта, похожий на завиток у матушкиного бычка – Борьки…

Черт пошел по коридору, призывно махнув рукой. Хвост перемещался в такт его ходьбе, а голый теперь зад был противно оттопырен, показывая все свои физиологические «прелести». Владар старался не смотреть на это мерзкое существо, но любопытство вело его в неизвестность вслед за чертом.

Неожиданность настигла его в тот момент, когда Владар уже совсем было успокоился. Ведь это был обычный воздуховод, который использовался людьми довольно часто. Здесь было просторно, чисто и все отвечало тем техническим назначениям, которые обуславливали существование этого подземного помещения. Но вот один, еще один шаг и Владар вдруг почувствовал, что почва под его ногами вдруг ушла куда-то вниз. Он стал падать, и никакие попытки удержаться, увы, уже не помогали. Свалившись кубарем на более низкий уровень, Владар оказался в абсолютно темном помещении. Духота и пыль стали забивать его дыхание, а невозможность осмотреться вызвало легкую панику в душе.

«Что же это? Опять его черт заманил куда-то? А есть ли выход?..» – мысли роем пронеслись в его голове. Владар лежал на боку и ощупывал себя в надежде обнаружить себя целым. Ноги и руки слушались, голова – цела, а вот ребро сильно саднило. Но это явно не было переломом. Теперь у Владара появилась необходимость в тонком зрении. Он включил его, и тут же непроглядная тьма сменилась седоватым свечением. Все предметы в нем выявились и стали хоть и в другой реальности, но видны. Далее Владар решил, на всякий случай, пощупать кристаллы в глубине кармана, чтобы убедиться, что помощь от Старца, если потребуется, придет вовремя. Кристаллы были на месте!

Он приподнялся и встал почти во весь рост. Подземелье было довольно высоким. Теперь можно было оглядеться как следует. И только Владар начал осторожно перемещаться по этому коридору, как вновь услышал голос знакомого черта:

– Ну, что, струхнул, Саня? А я специально за тобой смотрел, как ты будешь реагировать. Нет, ты – не трус. Такие нам нужны! Ты, главное, не трусь никогда. У тебя много силы, а здесь только этим и выживают.

– Где это, здесь? – переспросил Владар.

– Здесь, в подземном мире ЭГО. Здесь вообще, кто сильнее, тот и прав…

– Так и на поверхности точно так же! – поддержал разговор Владар в надежде, что черт никуда не денется, а значит, он рано или поздно всеже выведет его на поверхность.

– Ну да, ты верно заметил, на поверхности тоже НАША СИСТЕМА! – последние слова черт выделил так, чтобы Владар обратил на них внимание.

– А что значит: ВАША СИСТЕМА? – нарочито заинтересованно переспросил Владар.

– Наша система – это система ЭГО. То есть в нашей системе все, что есть энергетического, идет на содержание нашей системы…

Владар не понял до конца того, что говорил черт. Но решил, что постепенно разберется и в этом.

Но черт, видимо, внимательно следил за собеседником и заметил недоумение Владара.

– Ты не стесняйся, переспрашивай. Я тебе все расскажу.  И, видя заинтересованность Владара в разговоре, продолжил: – Наша система ЭГО не может жить сама по себе. Она организована как затратная система, в ней нет источника энергии, кроме той, которую мы можем разыскать в окружении. Каждый, кто живет в этой системе, имеет природу… – черт задумался, видимо, подыскивая слова. Помолчав немного, продолжил: – Вобщем, мы что-то вроде хищников и паразитов, – не стал церемониться в выборе выражений черт и продолжил: – Ну, как бы тебе это объяснить подоходчивее? Словом, если бы у нас не было энергии для жизни извне, то мы бы все… просто издохли. Тебе теперь понятно, о чем я?

– Конечно, понятно.  Но ведь опасно жить каждый день, зная, что можешь издохнуть без чужой энергии. – Владар решил лучше поддерживать разговор с чертом, чем ссориться с ним.

– Так вот, я тебя затем и заманил сюда, чтобы ты понял, как именно мы получаем свою энергию от людей…

Такой поворот весьма ободрил Владара. «Так вот зачем черт затащил его в эту ловушку. Ну что ж, если это так, то он и сам готов отправиться хоть к самому черту, как говорят, «на кулички», чтобы только узнать тайны системы ЭГО».

Тайны системы ЭГО

Владар сам не ожидал, что события будут нарастать с такой скоростью. Только что он был на поверхности земли, шел по солнечной улице, смотрел на подробности Большого города… И вот он уже находится в чреве земли, в полной темноте, да еще с чертом в компании. Теперь его жизнь стала зависеть от событий, которые он пока не мог контролировать. А черт не давал ему достаточно информации, чтобы быть совсем уж беззаботным.

Меж тем, черт деловито отправился в глубину подземелий. Владар шел за ним и соображал, что ему надо бы предпринять, чтобы одурачить черта и не дать ему затащить Владара слишком уж глубоко, но при этом очень хотелось увидеть тайны системы Эго.

Владар шел механически за чертом и все еще не мог сосредоточиться, как вдруг прямо перед ним открылась громадная дверь. Она была похожа на толстенную дверь бункера, оставшегося со времен войны. Возможно, это и была именно такая дверь, потому что технические подробности на ее поверхности говорили именно об этом. Владар быстро вошел внутрь большого зала. Это был наблюдательный бункер. В этом Владара не сомневался. Огромные экраны располагались во всю стену, при этом они были поделены еще на множество малых экранов, в которых шевелились какие-то кадры из реалий жизни на поверхности земли. Но экраны чуть ниже отображали действие в какой-то иной реальности, в какой именно Владар пока не мог осознать. Постоянное движение и свечение экранов было столь завораживающим, что он на мгновение замер и забыл, что надо следовать за чертом. Тот остановился и смотрел не на экраны, а на реакцию Владара.

– Ну, что, Санек, догадываешься, куда я тебя привел? Это мой пульт наблюдений. Я именно отсюда заметил тебя и то, как ты там по рынку шныряешь да выискиваешь. Это ты для людишек был невидимый, а для меня – видимый! Я тебя приметил сразу и все никак не мог понять, чего тебе надо от моих реципиентов…

– Кого ты называешь реципиентами? – переспросил Владар.

– Ну, тех, кто там, на рынке, придумывает всякие уловки, чтобы обмануть своих покупателей и клиентов! – почему-то радостно подрагивая хвостом и щерясь в мерзкой улыбке, ответил черт.

– А какой тебе от них прок?

– Ну, я же тебе говорю, что мы питаемся энергией от людей! Так вот, энергия эта должна быть такой частоты, которая нам по нраву. А нам по нраву питаться энергией лжи, обмана, страхов, уныния, злобы, боли, страдания… Очень мы любим излучения крови, потому что это и есть та основная энергия, которая нужна для нашей жизни. Для этого мы всегда контролируем всю поверхность земли и настраиваем жизнь на ней таким образом, чтобы все перечисленные энергии никогда не прекращались. – черт говорил самозабвенно, с большим вдохновением. Видимо, такая беседа доставляла ему большое удовольствие.

Владару было мерзко слушать черта, но он не унимал его. Кто же, как не этот нечистый расскажет ему всю правду о системе ЭГО.

– Ты думаешь, легко управлять людишками? Нет! Мы придумываем всякие ухищрения для того, чтобы настраивать их на самые низкие частоты сознания. Для этого у нас на поверхности работает целая армия помощников. Вот, к примеру, смотри на этот экран. – черт весь вывернулся, чтобы показать на самый высокий экран, где в кадре присутствовал какой-то молодой человек, который в данный момент душил собаку.

– Ты думаешь, что этот малыш сам стал бы душить эту собаку? Нет, сначала ему на ухо нашептывали очень долго, что если он убьет какое-нибудь животное, то он станет сверхчеловеком, а значит, будет управлять другими людьми…

– А кто ему нашептывал? – сделал вид, что не понял, Владар.

– Да вон же, рядом, не видишь что ли, сидит молодой черт, он на экране полупрозрачный, и его почти не видно.

Владар присмотрелся и увидел, что рядом с молодым человеком и корчащейся собакой сидит чертенок и внимательно наблюдает за всем происходящим. На его рыле было выражение необычайного удовольствия, а на том экране, откуда шла трансляция этого мерзкого зрелища, цифровой прибор выдавал информацию о каком-то поступлении. Владар увидел дрожащую стрелку и вдруг отчетливо понял, что это и есть та самая вожделенная энергия страдания и боли, которая сию секунду поступает куда-то в недра системы ЭГО.

Черт, который наблюдал в этот момент не за стрелкой, а за Владаром, был явно доволен:

– Ну, вот, ты все правильно понял. Мы ведем таким образом учет этой энергии.  Ведь в наши времена с психической энергией страдания и ярости становится все хуже и хуже. Вот раньше были времена… – черт мечтательно задрал рыло и посмотрел куда-то вдаль. – Раньше были времена, когда энергия страдания проливалась в нашу систему сплошным потоком. А все потому, что мы придумали религии, которые требовали приношения кровавых жертв богам!

– Так вот откуда у людей привычка приносить кровавые жертвоприношения своим богам? – скорее, для самого себя отметил Владар.

– Ну, конечно, умненький! – словно услышал мысли Владара черт. – А для кого же нужна еще энергия страдания. Люди глупы, если думают, что какому-нибудь настоящему божеству от Света нужны кровавые жертвы…

Черт сглотнул слюну, видимо, вспомнив вкус крови.

Владар решил не спорить с чертом, а постараться получить от него как можно больше информации о системе Эго. Для этого спросил:

– Зугр, а, Зугр! – обратился к черту по имени Владар. И, видя благостное выражение на его рыле, продолжил: – Ты ведь не простой служака, а пост какой-то занимаешь? Ведь не случайно у тебя такой вот пульт наблюдательный?

Черт выпятил грудь колесом и прошел вдоль экранов, как настоящий хозяин:

– Ну, конечно, я не из простых. Ты и в прошлый раз видел, как я управлял в том огромном цеху, где из человеческих низменных мыслей строились целые локалы подземных страдалищ. А сейчас я пошел на повышение и контролирую этот наблюдательный пункт под Большим городом, чтобы  выжимать из людей как можно больше энергии жизни для нас.

– А что, вам нужна только энергия страдания животных и человека? Или, может, какая-нибудь еще сгодится?

– Нет, Саня, нужна энергия жизни всех уровней, которая вырабатывается человеком ниже его пояса. Ну, словом, до пупа. В пупе у человека тоже важная энергия, она золотого цвета и ее трудно удержать в наших подземельях. Я вот все думал, какой гениальности должна быть голова у наших правителей, если они придумали аккумулировать жизненную энергию людей в золотых слитках!

Владар от неожиданности даже поперхнулся:

– Как это, в золотых слитках?

– Да, просто. Ты ведь видел, что золото вызывает у людей обычно золотую лихорадку? Так это не миф, а реальность. Ведь золото и вибрации, исходящие из человеческого пупа, очень схожи. Когда эти вибрации накладываются друг на друга, то возникает лихорадка!

Владар переспросил:

– Резонанс, что ли, возникает?

– Ну, да. Я тебе и говорю, что накладывается вибрация золота и вибрация, идущая у человека из пупка...

Владар уже понял, зачем именно золото используется в виде эквивалента деньгам. Ведь оно за многие тысячелетия своего существования накопило столько человеческой жизненной силы, что само стало похоже на солнце… Все его сияние – это сияние человеческой жизненной силы.

Владар решил просто отложить для себя эти сведения и не давать им оценки в разговоре с чертом. Надо было выудить как можно больше информации, пока черт не передумал разговаривать со своим гостем. Меж тем, черт продолжал:

– Так вот, Саня, нам энергия от человека нужна только та, что ниже пояса, а значит, нам нужна еще и сексуальная сила человека. Она оранжевая. А его красная сила – это от родов его первозданных. Нам надо от человека все, что не выходит за рамки трех измерений. Это – наша вотчина. Поэтому и поверхность земли тоже в нашем распоряжении. Ведь ваши ученые и слышать не хотят, что существуют более высокие измерения. А знаешь, почему?

Владар решил не спорить с чертом ни в чем, а только подначивать его к разговору:

– Так почему?

– Да потому, что основанная часть ученых тоже обработана нами.

– А что значит – обработаны?

Черт ухмыльнулся и показал на экране другую картинку. Владар увидел очень важного ученого, наверное, даже настоящего академика, который восседал в президиуме какого-то большого ученого совета. Там молодой ученый докладывал свою новую теорию или открытие, а все остальные благосклонно внимали его рассуждениям. Через некоторое время Владару стало заметно, что основная масса старых ученых не имеют своего света в душе.  Мало того, они уже давно угасли и были похожи на груды пепла или шлака. Но самое неприятно оказалось у них внутри. Они почти все были одержимы какими-то мелкими сущностями, которые сидели в них, свернувшись комочками, или торчали у них на голове со стороны шеи и шептали что-то на ухо своим жертвам – маститым ученым.

Владар с омерзением понял, что весь ученый собор наполнен самыми разными сущностями, которые ютились по всем углам. А самый важный ученый, который руководил всем этим собранием, имел в своем чреве не просто сущность, но целую демоническую личность странного вида. Владар присмотрелся и увидел чешуйчатое существо с вытянутой к затылку головой, с узкими глазами-щелями, которое не просто сидело в нем, но бесновалось, вызывая в своей жертве точно такие же телодвижения, которые делало само…

– А кто это там сидит в главном ученом? – спросил Владар, указывая на экран.

– Это – не совсем наш. Это – лемуриец из древней цивилизации ящеро-людей. Они живут своей жизнью, и у них интересы немного отличаются от наших, но, в сущности, имеют общую с нами цель. Им тоже нужна энергия от людей, но немного другая… – Владар слушал черта, почти раскрыв рот, а тот продолжал: – Хотя на перекрестках наших интересов мы все равно ладим между собой. – самодовольно сообщил черт.

Теперь Владар отчетливо увидел, что зал кишел от присутствия демонических сущностей, а некоторые ученые были похожи на троянских коней из-за того, что в них сидело сразу несколько самых разных сущностей.

Ему теперь стало ясно, почему в прошлые времена ученые так часто попадали в сумасшедшие дома. Он наивно предполагал, что это от того, что ученые желали что-то существенное изменить в реалиях жизни, а получается, что они попадали туда именно потому, что их одерживали вот такие мерзкие сущности. Ведь ни Любви, ни Бога в их душах не было!

А черт, уловив напряжение Владара, опять вступил с ним в разговор:

– Ты, Сань, не парься. Это ученые, которые помогают нам держать систему ЭГО на Земле. А есть еще и другие, которых этих и на дух не подпускают к кормушке из государственного кармана. Нам до них никак не добраться. Они сидят в своих нищенских лабораториях и уже давно перещеголяли этих – официальных и нами одержанных, намного. Но вот пока эти сидят, нам ничего не страшно. Ведь дальше третьего измерения ни этим ученым, ни нам вместе с ними просто делать нечего… – почему-то грустно отметил черт.

– Ну, хорошо, вам нужна жизненная сила людей из трех чакр, отвечающих за здоровье и жизнь физического тела. А как же вы сейчас направляете эту энергию в свою строну?

– Вот, ты к самому главному подошел! Мы направляем всю жизненную энергию в свою сторону только благодаря тому, что сама планета находится в той стадии, которая утверждает направление всех сил земли именно в ее центр. Это у вас, кажется, называется Всемирным Тяготением? – Владар кивнул, а черт продолжил: – А у нас это называется Силой ЭГО планеты! Эта сила направлена всегда вовнутрь, в центр… В этом и есть тайна системы ЭГО! Да и люди-эгоисты нам помогают во многом! – добавил черт.

– Значит, все энергии, которые человек выделяет в процессе своей каждодневной жизни, идут только вовнутрь земли?

– Да, не просто вовнутрь, а на содержание нашей системы ЭГО! – с гордостью добавил черт.

– Ну, чего же вам бояться? О чем заботиться? Живите и живите себе, раз сама Земля работает на вас своими силами всемирного тяготения, и эгоисты помогают, – с подначкой спросил Владар.

– Да не так-то все просто, Саня! – вдруг погрустнел черт и продолжил: – У Земли есть период, когда она живет по законам системы ЭГО – это наше царство! А есть период, когда наше царство заканчивается и наступает царство Света. Вот тогда включаются другие силы, которые, в отличие от сил ЭГО, направлены в совершенно противоположную сторону. От них и Земля вся изменяется, и эгоисты во всех видах исчезают…

– Ты хочешь сказать, что силы разворачиваются на сто восемьдесят градусов? – уточнил Владар.

– Ну, не знаю, на сколько там градусов они разворачиваются, но у нас начинается катастрофа. Ведь эта система, которую мы называем АльтерЭГО, начинает забирать у нас ту энергию, которую мы копили и использовали только для своих собственных нужд.

– А когда меняются системы? – с легкой радостной лихорадкой в груди спросил Владар.

– А ты не знаешь? Да, прямо сейчас и меняются. Правда, сейчас эта смена происходит только с отдельными странами, в России в первую очередь, а потом, когда наступят астрологические сроки, то и вся планета сменит направление своих сил.

– Так, что же, по-твоему, изменится и сила всемирного тяготения?

– Ну, конечно! Ты ведь, наверное, не так прост, и учили тебя чему-нибудь. – черт недоуменно смотрел на Владара и выискивал в нем хоть намек на несерьезность, но, очевидно, не нашел, потому, успокоившись, продолжил: – «Наши» сейчас селятся прямо в политиков – руководителей разных государств. Особенно в  тех, которые живут по нашей ЭГО системе. В США, например, почти все руководство одержимо нашими.

– Наши  – это кто? – уточнил Владар.

– Наши – это бесы разных мастей! – быстро ответил черт и продолжил: – Политики принимают решения не сами, а только с нашего разрешения. Ты видел того, самого главного академика? Так вот, в нем сидел НАШ и контролировал каждое его действие и решение. А другие, его подчиненные, никуда деться не могут. Они вынуждены ему починаться. Так вот, и в политике то же самое. Мы одерживаем политика, а он принимает решение бомбить другую страну или испытывать ядерную бомбу… Да не просто в случайном месте, а в том, где проходит ось земли, откуда все силы вращения расходятся и контролируют все стадии эволюции самой планеты. Особенно мы стараемся заглушить все ростки системы АльтерЭГО. Для нас это жизненно важно.

– Значит, это вы управляете сейчас миром? – спросил Владар.

– А я тебе битый час рассказываю, что без нас на земле ни одного политического события не происходит. А ты опять переспрашиваешь, – явно занервничал черт.

– Ты не обижайся, а ответь толком. Получается из твоих слов, что все решения современных политиков имеют свое начало именно здесь, под землей?

– Ты совершенно верно все понял! – уже более спокойно подтвердил черт.

– Так что ты хочешь от меня? – сам не ожидая от себя такой прыти, спросил Владар.

– Ты не забегай вперед. Я тебе еще не все рассказал, чтобы ты сейчас правильно понял, что именно мне от тебя надо. Ты еще послушай! Тебе полезно будет!

– Ну, говори же дальше, слушаю… – утомленным тоном согласился Владар.

– Понимаешь, нам не удается никак задержать эволюцию планеты. Если помнишь, нам удалось провести несколько тысяч ядерных взрывов на французских островах в Тихом океане, в атмосфере, на полюсах. Мы создали сильнейшие электромагнитные заслоны, «Харп» -  по-ихнему называется. А все для того, чтобы тонкие энергии не поступали на Землю из Космоса. Но все насмарку… – черт шмыгнул носом, как делают дети, и даже мотнул лохматым локтем у себя под носом в точности, как они, когда плачут или чем-то сильно расстроены. – У нас не получается задержать эволюцию, а значит, очень скоро придет система АльтерЭГО. Она полностью разрушит все наши построения, и мы перестанем быть бессмертными. Мы просто рассыплемся в прах. Ведь АльтерЭГО будет устраивать на Земле свои собственные порядки… А значит, нам в ней не найдется места. – черт говорил, словно через силу.

Он, видимо, не привык просить, а данная ситуация явно требовала от него именно такого тона. Но почему? Владар действительно не мог понять.

– Теперь я перехожу к тому, что мне от тебя надо, – видя нетерпение Владара, заторопился черт. – Мне от тебя надо, чтобы ты замолвил за нас словечко у своих… – черт многозначительно поднял костистый лохматый палец кверху.

Владар сделал вид, что не понял:

– У кого это, у своих?

– Ну, у тех, кто тебя сейчас обучает!

– А кто меня обучает? – настырно отнекивался от своей причастности к вышним Владар.

– Да, не дури! Я ведь про тебя все знаю! – черт раздраженно зашевелил мокрым пятаком. – Ты ведь у них сейчас самый главный претендент на главного водителя в системе АльтерЭГО…

Это сообщение было для Владара неожиданным. Он был готов это от кого угодно услышать, но только не от черта. Почему же Старец никогда даже не намекнул ему об этом? Ведь тогда Владар приложил бы гораздо больше усилий, для того чтобы побыстрее стать тем, кем его видели вышние. Нет, в этом был какой-то подвох. И Владар решил не поддаваться на провокации черта.

А тот, между тем, продолжал:

– Не говори, что ты не знаешь о том, что тебя готовят в Вожди на момент перехода в Новую эпоху. Это у нас знает даже самый маленький бес. Они так и говорят, когда ты идешь: вот, мол, будущий Вождь идет.

Черт говорил все это, глядя прямо в глаза Владара, а у того от таких приятных речей прямо мед разливался в душе.

– Ты, Саня, не стесняйся, мы тебе будем помогать. Ведь, если ты действительно станешь вождем, то мы будем иметь в твоем лице защитника. – черт начал говорить елейным голосом, и слова его становились для Владара все более приятными: – Мы не просим многого. Нам надо только некоторое время продержаться, когда мы сможем открыть ворота на другие планеты. Ведь мы не просто путешествуем по видимой Вселенной, а только с целью завладеть другой такой же подходящей по вибрациям и направлению сил планетой. – черт был разгорячен и увлечен беседой. Это было видно по всему его виду. Он продолжал:

– Я тебе не сказал сразу, так вот, говорю теперь. У каждой планеты есть множество эволюционных фаз развития. Но только одна из них является подходящей для нашей жизни. Это когда планета расположена на вселенском дне, в трехмерном пространстве, в проявленном мире. На всякой другой фазе наша власть над планетой заканчивается, и мы вынуждены с нее удирать. Для этого мы строим летательные аппараты при помощи верных нам ученых, затрачивая огромные средства людей, и на них улетаем с Земли, которая становится для нас непригодной.

– А как же вы улетаете на таких кораблях, если там каждый грамм веса учитывается?

– Да мы не телом улетаем, а своей тонкой структурой. Поэтому вес ракеты не меняется. Главное, чтобы она была вовремя построена и полетела в нужном нам направлении.

– Так это для вас сейчас готовятся полеты на Луну и Марс? – с ехидством в голосе спросил Владар.

– Для нас, конечно, а для кого же еще? Ведь люди могут путешествовать между планетами и без летательных аппаратов… – последнее высказывание ничуть не удивило Владара, потому что он и сам уже путешествовал внутри Солнечной системы, оставляя свое тело в келье, в Мысах.

– Так я-то тебе чем помочь могу? Я ведь ни кораблей не строю, ни к власти меня еще никто не позвал. Что ты ко мне-то пристал? – почти раздраженно спросил Владар.

– Жаль, что ты не понимаешь, – грустно и даже как-то отрешенно ответил черт и продолжил: – Ладно, давай до времени оставим этот разговор и продолжим его позднее, когда ты реально войдешь в свою власть. А пока смотри и спрашивай, сколько хочешь. Я буду тебе отвечать на все твои вопросы.

Владар просто загорелся от такой возможности. Он уже смело подошел к экранам и стал рассматривать события, отображенные на них…

Экранный шок

Владар уставился сразу же на самый большой экран. Там было зрелище, связанное с армейскими делами в России и за ее пределами. На множестве малых экранов, которые наводняли своей информацией огромное полотно единого экрана, происходило одновременно множество самых безобразных сцен.

Владар старался внимать им, отбросив брезгливость и страх, который тут же сковал все его существо. В самом центре экрана он увидел, как молодые новобранцы пришли на первое свое воинское построение. Они стояли неровными рядами, а командир что-то яростно кричал, вышагивая перед ними. Вот они поравнялись, вот они встали по стойке смирно. А вот они уже шагают в едином строю и пытаются петь. Владар не удивился бы всей этой картине, если бы вокруг нее на малых экранах не высветились сцены страшные и изощренные в своей жестокой откровенности.

Вот солдат спит, а его обливают водой из ведра. Но, кажется, это вовсе не вода, а помои или даже чьи-то испражнения. А вот солдата бьют в грудь ногами в сапогах, заламывая руки за спину. А вот выстроенные в ряд солдатики терпят брань и надругательства разъяренного сержанта, который время от времени тычет им в лицо то кулаком, а то и сапогом, при этом запрещая прикрываться даже тогда, когда бьет мальчика в пах…

Владар увидел множество сцен пассивных пыток, когда молодого солдата сажают на корточки и требуют от него, чтобы он сидел так часами, от чего его нижняя часть тела превращается в темно синий волдырь, где застоявшаяся кровь становится не жизнедательницей, а убийцей. Владар стоял пред армейским экраном, и тошнота подступала ему к горлу. Он увидел вчерашних мальчиков, которые жили дома и были воспитаны своими матерями, школами в духе правды, справедливости и человеческого достоинства… А на этих экранах было видно, как все, что было в них человеческого, вырывается теперь с кровавым мясом…

Владар повернулся к черту и ненавидящими глазами уставился на эту мерзопакостную морду.

– Но-но! Ты на меня-то не ерепенься, – опасливо отступил черт. – Я, что ли, творю эти дела в армии? Это же людишки сами себе такие удовольствия устроили. А мы что? Мы только энергию страдания оттуда собираем. Нам, чем ее больше, тем лучше…

Владар взял себя в руки и решил смотреть теперь на все это, сцепив зубы. Если он не увидит настоящей картины того, что творится в закрытых от глаз людей местах его государства, то как же можно будет  что-либо исправлять?

Экран продолжал показывать непотребные картинки всевозможного насилия над молодыми солдатами старослужащих. Но проходило время, и старослужащие уходили из армии, и вот на их месте оказываются те самые ребята, которых мучили изначально. Теперь они сами начинают мучить молодых мальчишек, выбивая из них все человеческое…

Владар вновь обернулся к черту и спросил:

– Интересно, кто же это придумал такую систему неуставных отношений в армии? Не может быть, чтобы люди сами. Ведь все они вышли из своих семей, а значит, человеческое не могло так быстро из них испариться…

– Система отношений в армии, – черт подумал немного и продолжил: – Да и не только в армии – это, конечно, все от нас! – он сказал это почти с гордостью.

Владар понял, что не стоит обличать или ругать своего вынужденного собеседника.

– Ну, а зачем вам такая система?

– Как это, зачем? Мы, во-первых, получаем много гавваха, а во-вторых, эти людишки теряют свой человеческий облик и становятся почти что зверьми. Души их чернеют и гаснут, то есть становятся годными нам в пищу…

– Что вы там получаете? Что это за «гаввах» такой?

– Ну, я уже говорил тебе – это энергия боли, страха, страдания, ярости… Словом, это такая вязкая бурая масса, которая очень похожа на старую гнилую кровь… – говоря это, черт облизнулся, словно собака в предвкушении косточки, а Владар содрогнулся от омерзения.

Для того чтобы скрыть свою неприязнь к этой неприятной образине, он вновь отвернулся к экранам. Теперь на его глазах стали разворачиваться сцены то ли военных учений, то ли настоящие военные действия. Здесь были те самые старослужащие солдаты, которые мучили и унижали мальчишек-призывников, и такое количество страха и ужаса, что зашкаливало все цифровые приборы на чертовых экранах. Владар застыл от удивления, когда более всех унижаемый мальчик-призывник на его глазах совершил настоящий подвиг, закрыв собой умирающего друга от взрыва ручной гранаты. Все его молодое тело, нашпигованное смертоносными осколками, теперь тряслось и содрогалось от боли, но друг остался жив и невредим, поэтому запекшиеся от крови губы умирающего мальчишки улыбались...

Владар не выдержал такого зрелища. Он закрыл глаза еще и от того, что кровь на экране засветилась каким-то мистическим сиянием, от которого все его внутренности стали ворочаться в животе, словно желая вывалиться наружу через рот. Владар согнулся, взялся за живот и задержал дыхание. Черт участливо подошел к нему и протянул какой-то напиток:

– На вот, выпей, может, полегчает.

Владар машинально оттолкнул подаваемый сосуд. «Еще чего не хватало, пить из рук черта».

Немного отойдя от приступа тошноты, он вновь взглянул на экран. Здесь перед его глазами разворачивалась сцена захвата заложников, в которой участвовали солдаты. Они сидели в засаде, а террористы держали под прицелом молодых женщин и детей. Время о времени они выхватывали из рук матери ребенка и разбивали ему голову о стену на глазах у всех. А дальше сообщали об этом тем, кто их держал на прицеле. Так они требовали громадного выкупа, а женщины и дети были предметом купли-продажи…

Владар переводил свой взор с экрана на экран: везде, где присутствовали солдаты, была кровь, насилие, убийство, взрывы, страдания… А здесь, в глубине земли, фиксировался простой производственный процесс, когда по особым проводам в глубину земли проваливалась вся психическая энергия от всех происходящих наверху событий. Учет и аккуратная утилизации гавваха велись по всем правилам производственного процесса. От этого у Владара в душе поднялось такое возмущение, что он едва держался, чтобы не набить морду хотя бы этому черту…

Но, видимо, его испытаниям еще не настал конец, потому что рядом с большим армейским экраном загорелся другой, еще более огромный. На этот раз на нем было множество кадров с картинками из тюрем. Здесь были уже другие люди. Они были заключены под стражу за совершенные преступления. Но от этого суть и содержание их жизни мало чем отличались от того, что происходило с солдатами. Теперь оба этих экрана горели вместе, а энергия, которая через них проливалась в глубину хранилищ системы ЭГО, была по существу одинаковой.

Владар увидел множество сцен насилия над заключенными, которые точно так же, как и в армии, были построены именно на торжестве старших над младшими. Старшие заключенные унижали, старшие мучили, старшие убивали, старшие забирали еду, одежду, деньги… Старшие судили и наказывали… Администрация тюрьмы или лагеря была лояльна к поведению старших. Считалось, что таким образом люди воспитывают друг друга, а значит, обслуге лагерей и тюрем совсем не требуется вникать в дела осужденных.

Владар смотрел на сцены извращенных изнасилований, где мужчины насиловали мужчин. Молодого человека связывали таким образом, что его руки оказывались под ногами, а ноги – за головой. В таком беспомощном состоянии его насиловали целой группой, а затем, истерзанного и разорванного пополам в прямом смысле, бросали под кровать либо умирать, либо влачить там жалкую жизнь изгоя, похожую на ад…

Владар старался не закрывать глаза на картинки подлости и тайных убийств, имитированных под самоубийство, на продажность надзирателей, на попытки людей, которые сохраняли еще свое человеческое достоинство, удержать весь этот беспредел в рамках человеческих законов…

Но основная картина всех ситуаций в тюрьмах была одна и та же. Из живого и здорового человека выжимали все соки и превращали его в полуживую, высохшую, больную туберкулезом и гепатитом мумию без зубов, без совести и без чести – стержня в виде души. А когда такая мумия выходила на свободу, то места ей в человеческом мире, конечно же, не находилось, потому что свободные люди не хотели видеть в своем кругу такое чудовище…

Владар видел выходца из тюрьмы  изгоем, а значит, всегда -- потенциальным преступником. Общество отторгало в его лице тюрьму – свой же собственный институт разложения человека на его элементарные частицы. И самое страшное, что абсолютно НИКТО из свободных пока людей не был застрахован от точно такого же падения… Не случайно в народе всегда была поговорка: «От тюрьмы и от сумы – не зарекайся».

Владар смотрел на экран, прилагая все силы для того, чтобы выдержать и это испытание. Он уже не думал над тем, как угодить черту, не рассердить его, а значит, недополучить от него такой ценной для себя информации.

Владар устало отвернулся от экрана с тюремным содержанием только потому, что черт угасил его, видимо, для того чтобы показать Владару еще что-то. Негодование от увиденного в тюрьмах все еще бурлило в душе Владара, а на соседнем экране появились совершенно иные сценки.

Женщина – дорога в ад

Теперь Владар увидел на экране совершенно иные картины. Если в тюремных кадрах были мужские муки, то на этот раз он увидел множество женщин. Это были женщины самого разного возраста, начиная от подростков до пожилых дам. Владар сначала не сразу разобрался, почему каждый отдельный экран показывает вроде бы одну и ту же женщину, но в разном возрасте. Потом ему стало понятно, что экранный образ просто разбит на отдельные периоды жизни то ли обобщенного образа женщины, то ли яркой личности, которая демонстрирует своей судьбой что-то очень характерное для существующей системы ЭГО.

Владару не хотелось разбираться в подробностях этой чертовой «кухни», поэтому он теперь просто стал наблюдать за всем, что происходит. Сейчас на экране он обратил внимание на очень симпатичную девочку, которая жила с родителями, получала обычное школьное образование, росла и просто на глазах становилась сначала ярким подростком, а потом и свежей аппетитной девушкой.

И вот та же девушка попадает в незнакомую компанию, где ей предлагают что-то выпить. Она пьяная и смешная в своей беззащитности, а рядом с ней уже взрослый мужчина, который лапает ее юное тело своими потными руками… А вот она уже под мужчиной, который, красный и потный, тяжело дышит, получая свое похотливое удовольствие на бесчувственном от выпитого теле девушки… А далее картина разворачивается, как в калейдоскопе, теперь многие другие мужчины владеют телом девушки. А она уже перекрасила свои волосы в яркий цвет, накрасила лицо яркой косметикой... Вот она уже берет деньги и подарки за то, что делают с ее молодым телом мужчины…

И вот она уже в группе таких же девушек идет в ресторан, где к ним присматриваются множество мужчин с целью побыть с этими юными охотницами несколько часов… Владар с омерзением смотрел на то, что, по сути, происходит в обычной жизни каждый день. Здесь на большом экране разворачивались судьбы множества молодых женщин одновременно. Теперь он увидел яркие ресторанные и дискотечные развлечения со сценами постельных событий, со сладкими стонами, томными криками и возней в самых изощренных позах.

Эти сцены начали перемежевываться со сценами из больничных палат, где широко раздвинутые ноги девушек теперь уже не открывали путей к удовольствиям, а были проводниками в сокровенное чрево, куда циничные врачи влезали блестящими медицинскими инструментами и вырывали с кровью и мясом тельца нерожденных людей!

Владар увидел огромные чаны, наполненные кровью и растерзанными крошечными телами. Врачи готовили из всего этого «добра» какие-то свои медицинские препараты, а в это время вокруг чанов и покалеченных матерей суетились всевозможные демонические сущности из тонкого мира, которые втягивали энергию гавваха. Рядом с этим экраном тоже работал счетчик, который накручивал такое количество негативной энергии, что у Владара даже закружилась голова. Он остолбенел от того количества больниц, в которых ежедневно делали аборты. Теперь уже все экраны показывали только больничные операционные, на столах которых лежало огромное количество женщин. Они добровольно и уже даже привычно убивали своих нерожденных детей…

Врачи устало повторяли и повторяли все этапы таких операций. Они укладывали женщину на железный стол с подставками для ног, открывали все женское таинство, просовывали в него толстенные распорки из металла, зеркала, а потом жестко и методично обрывали человеческую жизнь в чреве матери, вырывая тельце и протаскивая наружу только его части: вот ножки, вот ручки, а вот и головка:

– У вас БЫЛ мальчик… или БЫЛА девочка, – почему-то радовался врач, а женщина горестно вздыхала, не чувствуя боли от замутившего ее сознание наркотика, введенного в вену…

Владар задохнулся от этой картины. Не просто тошнота, а невыносимая дурнота его была столь велика, что он скорчился, как ударенный под дых, и сидел так возле экранов, не поднимая головы до тех пор, пока сердце немного не успокоилось. Черт при этом почти заботливо склонился над ним, но, меж тем, не предлагал отключить экраны. Он просто спросил:

– Может, тебе лучше в кресле посидеть, вон там стоит. – Это мое любимое кресло, я могу в нем часами наблюдать за этим зрелищем…

У черта горели глаза, и пятачок крутился так, словно он только что съел что-то очень вкусное. Видимо, он даже не подозревал, что от ТАКИХ зрелищ на экране может быть кому-то плохо. Ведь его чертова природа была устроена совершенно иначе, чем у человека.

Владар решил не отступаться, а смотреть все, что показывал ему сейчас черт, тем более, что на экране появились другие картинки. Теперь они показывали женщин легкого поведения. Эти женщины демонстрировали свои женские прелести только лишь с одной целью. Они хотели привлечь внимание мужчин, чтобы те захотели их тела, а значит, были готовы платить деньги за то, чтобы удовлетворить свое вожделение.

Ухищрениям женщин не было предела. Они создавали целые спектакли для привлечения мужского внимания – надевали на себя всевозможные привлекательные наряды, пользовались яркой косметикой, обрызгивались сладкими духами. Они использовали всевозможные притирания, которые привлекали мужчин, как мед мух…

В конце концов, привлеченные на сладкое мужчины справляли свои нужды в одну и ту же женщину, словно в общественный писсуар, платили ей обещанные деньги и уходили дальше по своей жизненной судьбе. А она, женщина-охотница, все охотилась и охотилась за другими мужчинами. И все повторялось снова и снова, как в застрявшей на одной сцене пленке.

Владар видел, как все более разнузданно вели себя мужчины по отношению к этим женщинам. Все их ранее скрытые пороки, которые они обычно сдерживали, будучи в отношениях с «порядочными», по их мнению, женщинами, вдруг вылезали рядом с этими порочными дамами, предназначенными для их утех. Владар видел сцены откровенного насилия, совершаемого целой группой мужчин по отношению к одной проститутке. Она, бедная, была изнасилована во всех возможных позах и во все существующие в ее организме физиологические отверстия. При этом грубость и жестокость по отношению к ее распятому и растерзанному телу была так велика, что граничила с убийством. Ведь мужчины, бравшие такое тело, были разнузданы, как взбесившиеся жеребцы!

Владар видел, как после такого насилия женщина едва могла шевелиться. Как разорванные ткани ее внутренностей кровоточили потом неделями, а врачи зашивали раны, которые могли стать смертельными без их вмешательства.

Владар смотрел на все это со стиснутыми зубами, потому что на других экранах стали загораться  информационные отчеты о том, сколько погубленных потомков не родится у этой женщины, и как именно будет загнивать ветвь ее Родового Древа. Владар вдруг увидел множество родовых деревьев, которые вели свое начало из корней, уходящих в глубь даже не тысячелетий, а миллионов лет! Там, в самом начале, он увидел родоначальников этих родов! Это были Солнечные Боги! А теперь в ветвях их родов происходила вот такая мерзость и нагноение!

Владар увидел этих женщин в других рождениях, когда они были настоящими матронами, матерями своих сыновей, часто героев и богатырей. Они были матушками своих сияющих добродетелями дочерей… А что же теперь с ними стало? Падшие женщины прежде были великими душами, а теперь стали похожи на отхожую яму… Тоска и уныние поднялись в душе у Владара. Ведь, если все женщины в народе так низко падут, то умрет и народ… А может, уже умер?...

Теперь Владар увидел на экране женщин, которые вроде бы и не нарушали внешне нравственных норм и жили вполне прилично, даже добропорядочно. Но особенность их была в том, что они носили на себе странные пучки святящихся нитей, заканчивающихся какими-то полупрозрачными пузырями, похожими на воздушные шарики.

«А эти-то чем провинились?» – с тревогой подумал Владар и пригляделся. При внимательном рассмотрении он заметил, что к этим женщинам привязаны их нерожденные дети. Каждая из женщин, когда-либо делавшая аборт, носила теперь все еще растущих без тела детей, которые энергетической пуповиной были привязаны к своим горе-матерям.

Часто это были уже почти взрослые существа, с большими эфирными телами, которые, будучи лишенные физического тела, вырванного однажды медицинскими приборами из чрева матери, теперь были вынуждены влачить свое жалкое существование рядом со своей матерью – убийцей. И понятно, что они, страшно мучаясь от невозможности воплотиться в физический мир, мстили своим матерям, как только могли. Было видно, что такая «добродетельная» женщина жила целую жизнь с ощущением громадного несчастья, беды, страха, безысходности, которое ей постоянно транслировало это невоплощенное существо из тонкого мира.

Владар смотрел на «пучки» нерожденных детей у несостоявшихся матерей, которые сознательно перекрыли пути рождения для своих будущих детей лекарствами, предотвращающими беременность. Эти дети были записаны в книгу жизни этой матери! Они были даны ей по карме как спутники ее жизни, как «учителя» и «врачи» для ее души, но она испугалась трудностей, связанных с рождением этих детей. Она не пустила на свет будущих ученых, инженеров, поэтов и гениев… Владар смотрел на весь этот человеческий ужас и думал: а так ли надо людям жить на Земле, если они такие порочные? Может, и правда людей надо просто истребить?!

И правильно поступают эти существа из нижнего мира, когда издеваются над людьми, устраивают им страдалища в повседневной жизни… Ведь, если вспомнить, сколько мужчин было душевно и эмоционально обломано в армии и тюрьмах, сколько женщин выпало из реалий жизни в оборот порнобизнеса, сколько женщин сделали аборты за свою жизнь, оборвав жизни других людей, то ведь получается, что уже и некому продолжать те родовые линии, которые когда-то создавали Солнечные Боги!

Владар в отчаянии и в исступлении буквально грыз свои губы. Они были уже в крови, когда черт, насладившись картинками с экранов, наконец подвел Владара к экрану, в котором мелькала какая-то нескончаемая схема связей. Особенность этих связей была такова, что на ней все чаще и чаще появлялись либо пустые места с нулем на конце, либо то, что имело продолжение в цепочке связей и выдавало линию падения вниз…

Владару уже не хотелось вникать в эту головоломку, потому что он был под впечатлением от только что увиденного. Он прошел бы мимо, если бы черт не обратил его внимания на то, что происходило в это время на экране.

На самом деле там была изображена схематичная расстановка родовых связей множества людей, которые рождались когда-либо на Земле. Владар заметил, что рядом с этим экраном черт как-то весь преобразился, приосанился и стал почти горделиво объяснять:

– Это схемы родов. Я тебе говорил, что мы снимаем больше всего энергии с родовых связей. Ведь, если они имеют утечки, то из них вытекает самое большое количество сил и энергии, отданных родоначальниками этих родов – Солнечными Богами! Они производили эти роды от себя самих и отвечают за них на всех этапах эволюции. А души, которые взяли свое начало от Солнечных Богов, имеют в своем потенциале огромную силу психических энергий. Мы берем такие души и растлеваем их до последней степени, и они начинают отдавать нам гаввах самой высокой пробы. А поскольку их родоначальник, Солнечный Бог, связан с ними кармически, то именно он и питает эту падшую душу. Так Солнечные Боги и становятся нашими рабами! Они просто вынуждены следовать за своими творениями даже в ад… К НАМ! – радостно уточнил черт.

Владар никак не мог взять в толк, как это сотворенные богами люди могут уронить в ад своих творцов – Солнечных Богов? Ведь Боги могут сбросить с себя эту обязанность – вести сотворенных ими людей, и уж тем более, зачем они сопровождают их в ад?

– Врешь ты все, черт. Не верю я твоим басням! – дерзко выпалил Владар.

– А ты своих Солнечных Богов расспроси, если представится случай.

– Где же я их встречу? Я вот у тебя сижу здесь, в подземельях. А Солнечные Боги, небось, только в небесах пребывают, – в том же тоне ответил Владар.

– Да не парься ты, Саня. Я тебе твоих Солнечных Богов покажу. Они у нас томятся в подземельях в большом количестве…

Владар не ожидал такого поворота событий. Он был удручен, конечно, тем что говорил черт, но до конца поверить в его слова все же не мог. Ему теперь непременно захотелось увидеть своими глазами этих падших Солнечных Богов. Ему хотелось услышать именно из их уст то, что сейчас постепенно прорывалось в его сознание, пусть даже и с подачи черта. Владар решил ничего не упускать из того, что был намерен показать ему черт. Поэтому он вновь обратился к экранам.

– Ну, говори мне, что там у тебя изображено, – делано равнодушно сказал Владар, обращаясь к черту.

А тот с удовольствием стал водить по экрану своим кривым когтистым пальцем и показывать то, что пока не могло войти в сознание Владара.

– Вот, смотри, это линии родов всех славян. Они начинались, как ты видишь сам, от Солнечных Богов, которые вложили в людей точные копии своих многомерных душ, заключенных в Искры. Получились Души-Искры с потенциалом величины Солнечных Богов. Каждая Солнечная Божественная Личность породила свой род. Сначала их было мало, но потом рода разветвились, размножились, и их стало великое множество. Мне неизвестна ваша история, славянская, от начала и до конца, – черт насмешливо глянул на Владара и продолжил: – Да мне это и не надо! Это вы сами должны были бы узнавать о своем народе больше…

Владара покоробили эти слова черта, но он не стал спорить. Черт продолжал:

– Мое дело – снять гаввах с ваших родовых катастроф. А они у вас случились серьезные. Вот смотри.

Владар устремил взгляд на те схемы на экране, где славянские роды вступили в связи с другими народами, проживающими рядом с ними.

– Когда иноплеменцы вошли в ваши роды, то у вас вполовину меньше стало народу и родов прекратилось множество.

Владару было непонятно, почему вливание чужеродной крови в славянские роды было таким пагубным. Ведь перед его глазами разворачивалась картина огромного количества нулей на оборванных ветвях родов именно от множества кровавых ситуаций, связанных с войнами, в которых славянские мужчины-воины погибали в бою с завоевателями. Но тут же на экранах стала видна и другая картина: плененные славянские женщины становятся матерями воинов-завоевателей, рождая уже не славян, а маленьких завоевателей…

– А знаешь, почему вы свои роды заканчивали на завоевателях? – словно угадал мысли Владара черт. Владар вопросительно вскинул голову, всем своим видом показывая, что готов выслушать версию черта: – Да потому, что завоеватели, ордами носившиеся по степям, произошли не от Солнечных Богов! – сказал черт и многозначительно замолчал.

– А от кого же? – не выдержал паузы Владар, чем высказал свое внимание и даже нетерпение. Тогда черт милостиво продолжил.

– Они произошли от лунных богов! – Владар поперхнулся. – Ну да, от лунных! Ты ведь, наверное, видишь, что у них все черты внешнего вида выдают совершенно иное происхождение, нежели у славян.

Владар вспомнил луноликое обличие многих народов, населяющих Россию внутри и за ее пределами, и приготовился слушать дальше. Он не видел в них своих завоевателей, потому что вот уже много веков эти народы жили вместе и очень редко обижались друг на друга. Но для продолжения беседы он всеже спросил:

– Значит, люди на Земле произошли и от Солнечных, и от Лунных богов?

– Конечно.  И  не только от Солнечных и Лунных… Есть еще много родоначальников человеческих родов, но они нам не интересны, потому что от них нет поступления энергии жизни. Они ведь сами живут, только потребляя силу окружающих народов и природы. Они – наши соперники, и мы с ними иногда сталкиваемся за свои интересы… – черт насупился. Видимо, ему не хотелось говорить на темы, выходящие за рамки той беседы, которую затеял изначально. – Тем, что я тебе показал сегодня, хотел сказать, что ваши Солнечные роды уже давно смешались с Лунными . А это и есть та причина, которая привела к вырождению многих ваших родов. А нам такая картина очень по нраву. Мы с Лунными народами дружим. Они живут по нашим законам… – черт явно был в ударе. – Ваши Солнечные Боги слишком много хлопот нам приносили во все времена. Хотя и обойтись мы без них не могли. Ведь Лунные-то боги не дают энергии, а только берут ее… Ну, словом, они на земле живут тоже за счет других как и мы. И вообще, разве тебе не известно, что Луна – паразитка по отношению к Земле?

Черт нагло смотрел прямо в глаза Владару, и было очевидно, что он не шутил.

– Как это – паразитка?

– Ну, это значит, что она питается от Земли всеми ее энергиями красно-желтого уровня… Тьфу. Ну, как тебе объяснить? – черт был, видимо, в растерянности, как доступно объяснить своему гостю такие связи Луны, Земли и Солнца, но не находил для этого слов.

Владар решил ему немного помочь:

– Ладно, Зугр, ты не отвлекайся, ты говори мне только то, что сам хорошо знаешь, а о другом я, может, и сам догадаюсь.

Видимо, то, что Владар обратился к нему по имени, сильно обрадовало черта, и он стал говорить дальше с большим воодушевлением:

– Так вот, ваши Солнечные роды, которые пополнились связями с лунными родами, прервались, и ваши женщины родили на свет множество полулунных-полусолнечных существ. Но жить они стали по Лунным законам, хотя души их все еще трепетали согласно солнечным законам. Такие полулюди-полуживотные наводнили весь мир. Это была самая жизнеспособная человеческая раса, но планета спустилась на Дно Солнечной системы. Здесь стали выживать только те, кто отвечал законам материального мира, а души-искры у людей стали гаснуть. Но беда чисто лунных цивилизаций всегда была в том, что они не могли слишком долго пребывать на поверхности Земли из-за того, что тела их были так мертвенны и тяжелы. Они ведь заставляли один за другим народы с лунной начинкой убираться с поверхности, то есть деградировать и погибать. После своего ухода с поверхности земли такие народы становились жителями подземелий, карликами-уродами всевозможных мастей и видов. Ты еще увидишь их, я тебе покажу. Но некоторые лунные народы все же нашли в себе мудрецов, которые подсказали им, что для того чтобы не вырождаться, необходимо всегда иметь связь с народами, имеющими в своем родоначалье Солнечные корни. Только этим народам написано в судьбе пройти все сроки эволюции, даже пройдя по дну Солнечной системы, вновь возродиться в новом качестве, когда придут к тому сроки…

Черт говорил, словно на лекции, а Владар вникал в каждое его слово и понимал, что сейчас он получает очень важную для себя информацию, которая содержит в себе еще множество подтекстов, которые, возможно, даже самому черту не понятны. А тот меж тем продолжал:

– Мы всегда контролировали и стимулировали обстоятельства, которые соединяли лунные народы с солнечными. Разница в потенциалах этих народов была столь велика, что нам доставались огромные массы энергии, которая проливалась на месте стыков этих несовместимых родов. – черт причмокнул и прихрюкнул так, словно только что отведал чего-то невероятно вкусного.

Владар решил не прерывать речь черта, а молча кивнул головой, чтобы удостоверить его в том, что он тоже разделяет его чувства. Черт, меж тем, самозабвенно продолжал:

– А Солнечные роды при этом все уменьшались, становились размытыми и обессиленными. Когда наступили самые благодатные для нас времена – тьма опустилась на все обстоятельства жизни на Земле – мы получили полную свободу действия. – глаза черта при этих словах загорелись, как фонари, а он продолжал:

– Мы смогли даже заключить под стражу несколько самых ярких Богов из Солнечной Иерархии, которые захотели прийти на Землю, чтобы возглавить и усилить своих подопечных людей из Солнечных родов. Они принесли им тайны Огня, когда мы полностью отобрали у людишек все знания. – говоря все это, черт стал недовольно крутить своим пятачком, выказывая неприязнь к действиям Солнечных Богов. При этом речь его не прервалась: – Солнечные Боги принесли им тайны культурных растений, технологические премудрости, но сами за это поплатились пленением в наших темницах…

Владар слушал слова черта во все уши. Он даже задержал дыхание. Ведь сейчас черт так просто и обыденно пересказывает ему те известные легенды о заключенных в недрах земли титанах, пришедших спасти людей. Они попали в плен к силам тьмы, опустившись с Небес на физический план бытия и одарив людей огнем, колесом, зерном культурной пшеницы и семенами овощей…

Владар смотрел то на черта, то на те схемы, которые были сейчас на экране. Ведь они были не застывшими. Они постоянно меняли свой вид. Каждую секунду на них образовывались все новые ниточки-продолжения или обрывались нулями, становились тупиковыми целые направления родов. За каждой линией схемы сейчас была целая судьба его народа – славян – потомков Солнечных богов, которые не только не осознавали своей принадлежности в эволюционной линии Вселенной, но даже не знали, в чем смысл их сегодняшней жизни!

Владар был настолько переполнен тем, что он сейчас увидел и узнал, что потерял сознание…

Утро в подземном городе

Владар очнулся от того, что кто-то рядом то ли стонал, то ли пел. Разницы в этом заунывном мычании Владар не улавливал, а потому решил, что это сигнал опасности. Он резко вскочил и выпрямился во весь рост, хотя бы ради того, чтобы принять угрожающую позу. Но обстановка, как выяснилось, не требовала от него такого действия. Рядом стоял маленький человек, вернее, старичок, который и пел заунывную песню. Когда Владар вскочил, старичок перестал петь и отошел немного подальше, чтобы дать так внезапно очнувшемуся гостю прийти в себя. Владар быстро оценил ситуацию и вспомнил, что он находится в подземелье, под Большим городом. Он вспомнил также и свой разговор с чертом Зугром. Но то, как он попал в это помещение, оставалось пока для него загадкой.

Владар решил узнать необходимую информацию у единственного живого существа – старичка, который разбудил его своим странным пением-стоном.

Старичок, меж тем, уже осмелел и, стоя перед Владаром, который возвышался над ним на целый его рост, принял вполне бойцовскую позу. Владар глянул на этого маленького и сморщенного человечка, едва достающего ему до пояса, и мысленно улыбнулся. Ему совсем не хотелось проявлять свои знания единоборства с этим карликом. Но тот, видимо, был настроен воинственно, потому что не изменил позы даже после того, как Владар сделал вид, что не замечает его агрессии, а рассматривает окружающую обстановку с большим интересом.

Владар все ожидал, что старичок опомнится и перестанет выказывать агрессию, и через некоторое время так и случись.

Теперь он обходил Владара сбоку и заглядывал куда-то ему за спину. Владару уже начала надоедать эта сцена, и он был готов обратиться к старичку. Но тот вдруг показал ему жестом, чтобы Владар молчал.

Это было еще более неожиданным, чем агрессивные намерения старичка. Владар так и остановился с открытым ртом, а старичок, все еще держа палец на губах, показал жестом другой руки куда-то в угол довольно обширного помещения. Там было светлее, хотя и не на много, чем в этом помещении. Старичок засеменил ножками в ту сторону, все еще молча увлекая за собой Владара.

Владару было нечего терять. Он находился в ситуации, которую долго не контролировал, а значит, с ним могло уже давно произойти самое худшее. Но если не произошло, то значит, и теперь он мог позволить себе действовать по обстоятельствам. А поскольку никого другого, кроме этого старичка рядом не оказалось, то вполне логично было пока подчиняться этому странному существу.

Владар шел за ним и отмерял своими огромными шагами такие расстояния, которые маленькому человеку приходилось пробегать множеством шажков. Так они проследовали в угол большого помещения, а затем вышли в длинную галерею, которая была освещена странным сиянием, похожим на лунный свет.

Владар шел за маленьким старичком и разглядывал все, что встречалось на их пути. Галерея была не пустая. Она имела ниши, на стенах которых висели прекрасные виды Большого города в самых его старинных районах. Владар заглядывал в каждую нишу и с радостью узнавал то один район, то другой. И каждый раз сердце его от радости подскакивало, когда на картинке показывался хотя бы край солнца.

Владар шел за старичком довольно долго и успел рассмотреть множество картинок в нишах галереи. Ему почему-то было совсем не страшно, и он чувствовал себя скорее беззаботным, чем озадаченным тем неудобством, которое создает само пребывание в подземелье.

Малая галерея последовала за большой после того, как они повернули под прямым углом налево. Теперь коридор стал уже, и ниши в нем отсутствовали. Зато на стенах были обозначены какие-то схемы, которые довольно точно отображали систему расположения туннелей метро. Об этом Владар догадался по кольцевой форме, которую имели схемы.

Владар просто спокойно принял и эту информацию, а путь со старичком по малой галерее, видимо, подходил к концу. Теперь впереди маячила огромная круглая дверь, похожая на клапан в трубопроводе. Владар остановился за спиной старичка и, пока тот возился с засовом, молча дожидался, что же будет дальше.

Наконец, круглая и толстая дверь открылась, за ней оказался огромный павильон, в котором было светло, как днем. Владар даже зажмурился от света и обрадовался тому, что, наконец-то его вывели на поверхность.

Но это оказалось заблуждением. На самом деле огромное помещение было освещено искусственными галогеновыми лампами, и поэтому очень хорошо был симитирован белый видимый свет. Но все-таки это тоже было подземелье.

Владар был немного разочарован тем, что он пока еще не вышел на поверхность. Однако новая обстановка требовала быстро сориентироваться и заметить сразу как можно больше всевозможных подробностей в новых обстоятельствах. Это было необходимо, чтобы быстро и безошибочно принимать решения. А в этой обстановке ему, скорее всего, придется быть очень осторожным. Ведь если до сих пор он был в обществе только одного черта или только одного старичка, то в этом помещении было множество каких-то существ, которые были заняты каким-то общим делом.

Владар уставился на всю картинку в целом. Это был большой зал с несколькими уровнями. Они со старичком стояли на самой высокой точке и видели все, что происходит внизу. Спиралевидная лестница уходила вниз через несколько этажей, которые опоясывали глубокий колодец-провал неизвестной глубины.

Копошащийся на каждом из уровней народец не выказывал никакого интереса к вошедшим. Каждый был занят своим собственным делом. Владар хотел было обратиться к старичку, но тот вновь показал ему жестом, что надо молчать. Владар уже начинал раздражаться. «Ну, что это такое? Он вынужден слушаться этого старичка и действовать по его приказам, а сам не может ничего у него спросить!» Видимо гнев его был слишком заметен для его провожатого, потому что он заговорил сам:

– Ты зря кипятишься. Я тебе не сделаю ничего плохого. Просто мне велено доставить тебя, когда ты очнешься, в главную контору. Вот и все. А говорить мне с тобой не велели. То, что я тебе что-то сказал сейчас, прошу не разглашать, когда придем на место.

Владар, немного успокоившись, кивнул в знак согласия и теперь уже более уверенно пошел за старичком вниз по крутой винтовой лестнице.

Они спускались с уровня на уровень, и Владар невольно отмечал для себя все подробности каких-то странных действий. Почти везде были трубы, которые что-то перекачивали в своем нутре. Везде были манометры или какие-то иные приборы, которые контролировались странными существами с огромными торсами и маленькой головой. Они были похожи на перекачавшихся бодибилдингеров, но крошечная голова никак не соответствала пропорциям их огромных тел. Казалось, что у этих существ полностью отсутствует мозг и даже та часть черепной коробки, в которой он должен располагаться.

«Так, похоже, это царство безмозглых», – подумал про себя Владар и стал наблюдать дальше.

Еще более низкие уровни этого колодца обслуживались существами худыми, если не сказать тощими. Они были одеты в какие-то плащи, похожие на старые бесцветные брезентовые, которые болтались на них как на вешалках. Владар понял, что работа этих существ заключалась в том, чтобы беспрестанно открывать и закрывать множество клапанов на хитросплетениях громадных труб. Это были огромные колеса, ввинченные в трубы там и сям, и бедолаги в плащах, открывая и закрывая эти клапаны, попадали в сноп брызг, которые были далеки от чистой воды или какой-либо другой благородной жидкости. Скорее, это были какие-то нечистоты, которые постоянно переливались из трубы в трубу. Владар ощущал это по запаху и виду и от этого уже чувствовал настоящую тошноту и ком в горле.

Еще более низкий этаж в глубине колодца указывал на то, что там идет упаковка и даже складирование тех самых нечистот, которые разводили по трубам этажом выше. Здесь Владар увидел и других трудяг. Это были существа толстые, расплывающиеся от жира, покрытые толстым слоем пота. Странные отекшие лица их были однообразны именно из-за этой отечности. Все они постоянно что-то ели, главным образом то, что утилизировали и складировали на этом уровне. Вид этой вечно жующей армии толстяков, едва шевелящей своими жирами, сильно удручил Владара. Он был в ужасе, видя, что именно они ели. Это были большие куски какой-то бурой слизи, которая получалась от фильтрования отходов. Густая слизистая масса, похожая по своему составу то ли на куски бурого масла, то ли на крепко сваренный холодец, были и едой, и предметом труда для этих толстяков. Они расфасовывали куски в огромные емкости и закрывали их пластами промасленной то ли бумаги, то ли ткани.

Старичок, меж тем, резво бежал вниз по лестницам, не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Владар уже устал смотреть вокруг, потому что все из увиденного потрясало его до глубины души.

На самом нижнем этаже колодца оказались вагонетки, оснащенные маленькими то ли паровозиками, то ли электровозиками. Владар не нашел названия для этих подвижных толкачей, которые увозили и увозили с этого места составчики из малых вагонеток, наполненных емкостями с упакованной бурой слизистой массой, которую производили в этом месте.

Зато в нижнем уровне колодца начиналось множество новых направлений движения по туннелям. Это почему-то вовсе не обрадовало Владара, а наоборот, расстроило. Ведь если эта разветвленная сеть существует под Большим городом, то в ней можно просто потеряться безвозвратно! Владар стал нащупывать в своем кармане кристаллы. Они лежали оба вместе, и только их наличие придавало ему силу и смелость. Владар решил всеже добраться какого-то логического завершения своего пребывания в подземельях. И еще ему теперь хотелось понять, что же  делают эти странные существа, что именно производят? И кому это нужно? Кто их заставляет это делать?

Поход в глубине недр под Большим городом подходил к концу. Владар уже стал замечать, что незнакомец-старичок все чаще на него оглядывается, говоря тем самым, чтобы он уж потерпел еще немного. Наконец, пройдя довольно долгий отрезок пути по крутому спуску вниз в одном из туннелей, пропуская время от времени вереницы вагонеток, они добрались до большой пещеры, которая отстояла немного в стороне от главных путей. Владар вошел в нее, почти не склоняя головы. Это было довольно большое помещение, освещенное какими-то странными подсветками из ниш и прикрытых щитами расщелин. Ни одного открытого источника света он не увидел. В углу находилось еще одно помещение, отделенное от главного прозрачной перегородкой, за которой происходили какие-то события. Владар даже не сразу понял, что именно. Это было очевидно из-за особого напряжения, которое он испытал в тот момент, когда глянул в ту сторону.

В конце зала была прозрачная ширма, а за ней Владар уловил знакомые очертания. Это был черт – Зугр, который не обращал внимания на пришедших, а был занят каким-то своим неотложным делом.

Владар даже немного обрадовался, когда увидел своего давнего знакомца. Значит, их беседы еще не прекратились и очевидно теперь, что Зугр тоже заинтересован в общении с ним, Владаром.

Между тем, старичок махнул рукой в сторону прозрачной перегородки и отступил куда-то в темноту. Он только что был, и вдруг его не стало. Владар даже не успел его поблагодарить хотя бы жестом, если не словом, как тот исчез.

Не оставалось ничего делать, как только пройти за перегородку и обозначиться перед Зугром, который то ли делал вид, то ли в самом деле был очень занят.

Владар так и сделал. Он вошел за перегородку с таким видом, словно они с Зугром вообще не расставались, и приготовился услышать от черта хоть какое-нибудь приветствие. Но тот, в отличие от предыдущего их разговора, почему-то не выказывал особого интереса к своему посетителю. Он деловито топтался возле каких-то приборов, расположенных на широком столе. Это были кнопки разных цветов, тумблеры довольно грубого исполнения и экраны, запыленные и мутноватые от дурного обращения с ними. Было видно, что если их иногда и протирали, то непременно грязной тряпкой, которая оставляла разводы и полосы очевидной грязи. Экраны из-за этого показывали все в тусклом сером цвете, но от этого изображениие не становилось менее интересным. Заглядывая на экраны из-за спины Зугра, Владар увидел, как огромный город живет в своей изнаночной стороне. Ничего подобного он никогда не видел.

Например, одна группа экранов показывала, как в огромный город стекается всевозможное сырье сельского производства, промышленное сырье. Множество людей приезжают в Большой город и тоже растворяются в его огромном чреве. Все, что привозится, тут же передается на огромные предприятия, которые начинают перерабатывать это сырье, а люди, которые непрерывно прибавляются в Большом городе, обслуживают это огромное чрево всеми своими силами. Но ведь люди  нуждаются в жилье, транспорте, еде, одежде. И вновь Большой город вырабатывает все необходимое, что позволяют этим малым людишкам восполнить свои силы, для того чтобы служить этому огромному монстру. Люди шевелятся в огромной круговерти, как муравьишки. Они едут каждое утро на метро, оставляя в многочасовых переходах под землей свои мысли, свои эмоции, свои силы. Они едут каждый день туда и обратно и платят деньги за свой проезд. Они накапливают под землей огромные резервуары своей психической энергии. И они находят свое применение здесь, в этих странных помещениях, где всему ведется неукоснительный учет.

Владар смотрел на экраны как и в прошлый раз, впитывая все подробности, которые его сознание пока еще не хотело систематизировать. Оно просто воспринимало то, что показывали экраны, и постепенно у Владара начинала складываться общая картина.

Вот он увидел одного только человека, который встал рано утром со своей постели у себя дома в маленькой малогабаритной квартирке и стал готовиться к трудовому дню. Он пошел первым делом в туалет. Сделал там свои физиологические дела, а именно: помочился и избавился от накопившегося за ночь кала. Казалось бы, что может быть более прозаично и обычно для городского, да и для деревенского человека.

Но Владару стало ясно, о чем пойдет сейчас речь с экранов. Сразу, как только он увидел тысячи и миллионы людей, которые в это утро сделали все то же самое, как и этот отдельный человек, а затем на протяжении всего трудового дня миллионы людей Большого города ели, пили, а потом вновь и вновь опорожнялись для того, чтобы завершить для себя круговорот пищи в их организмах. Владар увидел огромные потоки канализационных отходов, которые вместе с загрязненной теперь уже водой, выливаются из тысяч домов, из миллионов квартир и устремляются реками нечистот по подземным трубопроводам Большого города. Нечистоты гнили, издавали зловонье. Очистные сооружения, построенные людьми, едва справлялись с ежедневным наплывом… Но вокруг всех этих явлений было еще одно, более тонкое, не уловимое для физического глаза. Эти человеческие миазмы излучали огромное количество психической энергии, которая заключалась в том зловонии, которому просто никто не придает значения. Эти миазмы – по существу, реальный горючий газ, просто так распространялся вокруг и, казалось, ему должны было найтись применения, но тут вступали в действие существа из тонкого подземного мира. Они выуживали эту энергию и складировали ее на всех тех этажах, которые Владар уже увидел. Зугр выглядел возбужденным и довольным. Откатывающие от платформ вагонетки с ящиками упакованной серой слизистой массы, видимо, сильно радовали его. Владар решил больше не начинать разговор, а подождать, когда Зугр сам захочет обратить на него внимание. Для этого он присел возле экранов за спиной черта на небольшой табурет, сделанный из какого-то старинного материала. Табурет выглядел, как пень с сучками, но в его основании был и металл, потому что сидение легко крутилось и меняло свою высоту.

Владар выкрутил из пня ровно столько высоты, сколько понадобилось, чтобы было удобно сидеть. Теперь он мог сколько угодно смотреть из-за спины Зугра картины, появляющиеся на экранах.

И только Владар поудобнее уселся, как черт вывернул к нему свою лохматую физиономию и лукаво спросил:

– Ну что, Саня, очухался немного?

Участия в его словах не было. Но Владару было приятно, что черт хоть и грубо, всеже интересуется его здоровьем.

– Да так, немного! – Владар решил не слишком-то информировать о себе черта.

– Тогда смотри вот сюда, – сказал черт и ткнул пальцем в экран, где происходили события, казалось бы, очень далекие от того, что до этого пришлось воспринимать Владару.

На экране происходила сценка, на первый взгляд совершенно невинная. Несколько человек пускали воздушного змея, который взлетал от порывов ветра, а люди, запускающие его, бежали за ним и радостно что-то кричали. Владар недоуменно смотрел то на экран, то на черта. Тот с удовольствием отметил недоумение Владара и ухмыльнулся, указывая еще на одну картинку.

Теперь на экране он увидел кукольный театр марионеток. Кукловоды – живые люди в черных одеждах, водили своих кукол на веревочках, а те выделывали всевозможные па и жили на сцене в соответствии с тем, что намерены были сделать с ними кукловоды…

Владар и на этот раз не понял, что именно имеет в виду черт. Тогда черт, видимо, обозлившись немного, стал показывать третью картинку.

На этот раз Владар увидел другой кукольный театр, где куклы были надеты прямо на руку своим кукловодам, и оттого они были совершенно беспомощны в тот момент, когда рука кукловода вынималась из тряпичных тел.

Владар начинал улавливать во всех этих картинках единую логику. Каждый раз, то ли в случае со змеем, то ли в случае с куклами-марионетками или тряпичными куклами, ими кто-то руководит. А сами они были совершенно бессильны что-либо сделать самостоятельно, потому что их создали именно для управления. Теперь в голове у Владара прояснилось, но он пока не мог до конца понять, к чему клонит черт.

– Ну, я вижу, ты уже начинаешь понимать, что я хочу тебе сказать. Ты давеча в обморок упал от всего увиденного, и я не успел тебе многое объяснить. А эти невинные картинки, которые ты сейчас увидел, явственно показывают, что люди не могут обойтись без НАС, они просто погибнут без управления. Они ничего не смогут в этом мире сделать без нашего участия, потому что они повязаны с нашей системой ЭГО всеми своим физическими параметрами. Они не могут даже организовать своего общества без точного повторения нашей системной эгоцентричной направленности. А если они именно ее берут в основу, то обязаны взять еще множество других наших законов, которые управляют в мире ЭГО.

– А что это за законы? – чтобы не затягивать паузы в разговоре, быстро спросил Владар. Ему не так уж и интересно было узнать это от черта. Ему просто не хотелось переходить пока на личности, а именно – на свою личность. Ведь черт пока был властен над ним, хотя Владар постоянно нервно теребил кристалл, лежащий в его кармане.

Черт не заметил подвоха и с гордостью ответил:

– Да все ваши земные человеческие законы построены сейчас именно на наших законах системы ЭГО. – черт, как и в прошлый раз, развернул свои узенькие плечи. Выпятил впалую грудь и закрутил пятаком, словно принюхиваясь к чему-то. Владар уже знал, что за этим последует длинная тирада, и приготовился послушать. А черт не стал заставлять себя долго ждать:

– Ну, короче, у нас, Саня, кто сильнее – тот и прав. У нас всякий, кто младше, должен служить тому, кто старше. А тот, кто богаче, тот и самый главный. Не важно, что он не прав и дела его кровавые. Главное чтобы у него было энергии больше, чем у других, а все остальное он приобретает за нее. – черт глянул на экран и указал на уходящий в этот момент очередной поезд из вагонеток. – Ты думаешь, что перевозят наши поезда?

Владар деланно пожал плечами, выказывая свое неведение, черт продолжил:

– Они везут все ту же психическую энергию, которую люди безвозвратно теряют, не перерабатывая свои отходы, а просто выбрасывая их куда придется. Мы же прекрасно знаем, что даже только на этих отходах можем прожить еще целый уровень эволюции. Ведь планета выходит в Голубую эпоху только своим верхним слоем, а здесь, на глубине, есть еще множество резервов для нашего существования. Мы сейчас делаем огромные накопления из психической энергии людей, находящейся в их физиологических отходах. Она хоть и плохо пахнет, но зато не перестает быть энергией. Ты, наверное, сам видел тех толстяков, которые непрестанно жрут ее и толстеют прямо на глазах.

Владар вспомнил тех жирных трудяг, которые пакуют ящики, и внутренне съежился от омерзения, но всеже сделал вид, что ему очень интересно все, что говорит черт, а тот продолжал:

– Это люди, которые страдали обжорством при своей жизни на поверхности. Они и здесь продолжают жрать, но теперь, в большинстве своем, свои же отбросы… – черт помолчал и вдруг вспыхнул от едкого смеха: – Впрочем, и чужие тоже!

Владар делано улыбнулся, внутренне скривившись от омерзения ко всему сказанному и сделанному в этих подземельях с несчастными толстяками. И, чтобы перевести разговор на другую тему, он спросил:

– А худые там что делают? И чем они страдали при своей жизни?

– О, эти в жизни страдали необходимостью все держать в идеальном порядке. Они – педанты, которые всегда строго следовали раз и навсегда установленным правилам. Здесь они приставлены к делам, которые требуют постоянных перемен в их мышлении и действиях. У них не бывает ни одного мгновения, когда можно знать, что будет дальше. Если они привыкли к тому, что ничего не меняется в их жизни, то здесь им приходится делать каждую минуту то, о чем они не подозревают даже за мгновение до происшествия.

– От этого они такие нервные и дерганые? – решился вступить в разговор Владар.

– Ну, да! Они такие дерганные да еще и худые именно потому, что у них нет ни одной минутки свободной от необходимости что-то менять.

– Да, наверное, и правда очень трудно научиться живо реагировать на все, что тебя окружает в мире в противовес своим устоявшимся правилам – скорее, подумал вслух, чем сказал Владар. Черт меж тем, кивнул всем своим существом вплоть до хвоста на эту понятливость собеседника.

– Ты верно все понимаешь, Санек! Это мне нравится.

Ободренный похвалой черта, Владар решил сам продолжить разговор и направить его в нужное русло:

– Как я понимаю, Зугр, ты ведь меня не просто так сюда затащил? Ведь тебе что-то надо от меня?

Черт и не думал отнекиваться. Он посмотрел на Владара своими маленькими глубокими жгучими глазенками и ответил:

– Я ведь тебе и вчера говорил, чего именно мне надо от тебя. Но ты, видимо, после своего обморока не помнишь. Так повторяю! Мне надо договориться с тобой на тот случай, если в этот мир всеже придет Новая эпоха, и система АльтерЭГО возьмет вверх над нашей системой ЭГО. Ведь я тебе не случайно сегодня показал, что именно мы сейчас запасаем и чем впоследствии намерены питаться, если конечно мы сейчас с тобой договоримся…

Черт впервые за все встречи выдал жалостливую нотку, от которой у Владара стало еще тревожней на душе:

– Ну, говори же, что тебе надо!? – уже нетерпеливо спросил Владар.

– А то и надо, чтобы вы нас не выгоняли с Земли до тех пор, пока мы не найдем лазейки в космических коридорах и не уберемся сами до времени конечного перемещения планеты с Космического дна на более высокий уровень. Ведь пространственно-временное положение планеты не будет изменено сразу. Это случится впоследствии. А мы здесь пока обоснуемся, и нам человеческих отходов цивилизации хватит еще долго.

Владар никак не мог взять в толк, что именно имеет в виду черт, говоря об изменениях планеты в Пространстве и Времени, о ее новом местоположении в более высоких сферах. Он еще не понимал, как он может быть полезен этому существу, и вообще, чего черт от него сейчас хочет? Все это недоумение отобразилось на лице Владара. И черт, будучи совсем даже неплохим психологом, уловил это и вдруг совершенно сменил тон. Из просительного и жалобного он стал повелительным и даже приказным:

– В общем, ты, я вижу, ничего не понял, Саня, из того, что я тебе говорил. Тогда принимай просто к своему сведению. – черт, говоря все это, горделиво выпятил грудь и оттопырил хвост, приподнял рыло и заложил бы еще свои корявые пальцы за края жилета, если бы он у него был. Отчего стал комично напоминать одного из военачальников или вождей. Владар мысленно усмехнулся на эти выкрутасы черта, но всеже с серьезным видом приготовился выслушать и эти речи черта, а тот продолжил:

– Ты, Саня, запоминай. У нас, как ты видишь, накоплены огромные запасы вашего… как бы выразиться поточнее… ну, словом, вашего дерьма человеческого, которое, конечно, после переработки уже не дерьмо в полном смысле, а энергия, которой нам хватит еще на очень долгое время. Не думаю, что вы когда-нибудь сами станете перерабатывать свое и животное дерьмо и мусор, чтобы отобрать у нас эту крайне полезную  энергетическую подпитку. Поэтому мы намерены жить на земле еще достаточно долго и пользоваться отходами вашей цивилизации и в новой Эпохе. Если ты сейчас правильно воспримешь наше присутствие на земле и поймешь, что мы тоже кое-что для людей делаем, то, возможно, мы, в конце концов, сможем и договориться…

Черт, говоря все это, сам того не заметил, как стал подобострастно заглядывать в глаза Владару и пытаться говорить все более сладким и елейным голоском.

Владару от этого не стало легче. Он был весь во внимании и недоумевал, почему это черт ведет именно с ним такие разговоры? Что именно скрывается в его речах? То ли подвох, то ли действительно какая-то неотложная необходимость?

Но, судя по всем аргументам, которые присутствовали в речах черта, в них действительно содержался какой-то здравый смысл. Может и правда он знает больше, чем Владар, и уже говорит о Новой эпохе как о свершившемся событии. И только они – люди пока еще не ведают, что с ними уже происходят какие-то перемены. Владар решил вновь отвлечься от этого разговора, который требовал от него каких-то обещаний или непонятно чего еще.

– А что же ты имел в виду, показывая мне картинки с управляемыми марионетками и куклами?

Черт, раздраженно вильнул хвостом и почти набросился на Владара, остановившись в сантиметре от его лица своим мокрым рылом. Острый жгучий взгляд черта буквально пронзил Владара, а сквозь его клыкастый рот прорвалось шипение:

– Ну что ж ты за бестолочь такая, Саня! Я ж тебе и говорю, что люди не могут собой управлять сами. Они ведь привыкли, чтобы ими управляли МЫ, а значит, как только мы уберем свое управление, они, как рваные куклы, повалятся на землю и будут валяться в грязи и бессилии.

– Ты что же, хочешь сказать, что люди не смогут обойтись без вашего управления?! – взъерепенился Владар. Ему было обидно за людей. Ведь и он человек, в конце концов!

– А что, разве ты можешь им предложить что-то иное? У тебя есть законы? У тебя есть системная конституция? Или у тебя есть достаточные силы для того, чтобы надуть в паруса человеческого сознания ветры перемен?

Черт был прав во многом. Это Владар не просто чувствовал, но знал. Ведь для того, чтобы изменить что-либо в жизни людей, с них необходимо, для начала, снять лапы нижнего мира и сделать свободными. Но ведь никто не гарантировал, что именно это действие может стать роковым для множества людей, которые не умеют жить, опираясь на свой собственный внутренний стержень. Ведь они были и будут, наверное, еще очень долго ведомыми?!

Владар не мог для себя что-то решить сей момент. Поэтому собрался во чтобы то ни стало уйти сейчас от этого бесплодного разговора.

– Ты, черт, не дави на меня! Чего ты ко мне пристал? Я ведь пока не президент и не министр какой-нибудь. И от меня в этом мире вообще ничего не зависит! И вообще, откуда ты взял, что я буду вождем? Может, ты ошибся? Ведь меня никто об этом никогда не предупреждал и не спрашивал моего мнения на этот счет. – Владар и правда был возмущен. – Ты, черт, давай заканчивай тут меня прессовать. Я, может, подумать должен над всем, что ты мне здесь наговорил.

Владар был готов и дальше продолжать в том же наступательном духе и даже набрал в легкие воздуха, как вдруг… очутился в том же парке, откуда они с чертом начинали свой спуск в подземелья Большого города. Утро только начиналось. Город просыпался.

Машины-уборщики ездили по дорогам и поливали прохладный пока асфальт, прибивая на нем пыль и собирая мусор. Владар недоуменно огляделся по сторонам. На рынок потихоньку стекался народ, а солнышко стояло над большим домом огненным шаром и, просвечивая марево смога, обдавало всех своими несущими жизнь лучами. Люди суетились возле спуска в метро, возле автобусных остановок. Магазины открывали свои двери, а кафе выставляли на улицу столики с грибками и стульями…

День начинался, а Владар сидел на скамейке, обескураженный теми событиями, которые происходили с ним в громадном череве Большого города. Усталость, тяжелая усталость вдруг навались на него. И он решил этот день провести в прохладном номере гостинцы, тем более, что у него было, о чем поразмыслить и, по возможности, расспросить у Старца.

Чистка

Владар пришел в гостиницу, взял у портье ключи и отправился в номер. Здесь было прохладно и тихо. Жильцы гостиницы – соседи с его этажа – один за другим закрывали номера и отправлялись по своим делам в Большой город. Только Владар улегся на постель поверх одеяла и стал дремать, как бывает иногда по утрам, когда человек еще не совсем проснулся, но и не спит уже глубоким сном.

Обычно такое состояние сознания называют состоянием Альфа. В этот момент открывается путь в человеческое подсознание, и тогда есть возможность резко менять программу своей жизни. Владар уже давно владел такой методикой. Он прочел о ней в какой-то книжке, которая сначала стояла у него на полке в келье, а потом лежала на тумбочке возле его топчана. Заглядывая в эту книжку время от времени, он уже усвоил некоторые правила и понятия, но пользоваться ими ему еще не приходилось.

Теперь, когда он находился между сном и бодрствованием, ему захотелось испробовать свое знание на практике. Для этого он стал мысленно внимательно осматривать весть свой физический организм, чтобы выяснить, какие же из его органов или мышц сейчас находятся в оцепенении, в напряжении. Так, мысленно проведя ревизию в своем теле, он вскоре добился полного расслабления.

Это был первый, самый важный этап для начала работы со своим подсознанием. Далее он дал себе приказ ни в коем случае не отключаться и не уходить в сон. Подсознание открыло ему удивительную картину внутренней жизни тела. Оно было набито всевозможными затемнениями, которые перемежевывались с просветлениями. Тело было похоже на тень от большого дерева, крона которого не пропускает весь свет от солнца, а выдает его дозами: пятно светлое – пятно темное. И опять: пятно светлое, а за ним – темное. Там, где на органах были пятна затемнения, он угадал возможность развития болезни, а там, где было светло, все клеточки организма работали очень бодро и светились ровным сияющим светом.

Владар впервые проник сознанием в свое собственное тело, и ему не было скучно. Ведь разглядеть внимательно все, из чего у тебя сделано физическое тело, было весьма интересным занятием. Владар побродил своим сознанием по внутренним органам, отметив для себя все темные пятна. Затем внимательно осмотрел мышечную систему. Она у него, не в пример внутренним органам, была почти в полном порядке и везде светилась ровным светом.

Далее он заглянул в свою кровеносную систему. Здесь ему пришлось потрудиться, чтобы отделить ее свечение от тех органов, которые она пронизывала. Особым светом горело сердце. Ведь оно относилось именно к кровеносной системе, а значит, в нем происходило множество событий, связанных с перемещением крови по всему организму. У сердца было сложное строение, и Владар внимательно наблюдал, как именно работали желудочки - правый и левый, как сжималась сердечная сумка, и как ровно светились стенки сердечной мышцы.

Владар так увлекся экскурсией в собственный организм, что не заметил, как перешел к железам внутренней секреции. Эти железы лежали по отдельности в каждой области, которая была определена светящейся цветовой чакрой, начиная с половых желез яичек, красного и оранжевого цветов. Затем надпочечниками, которые освещались желтым цветом чакры, расположенной за пупком возле позвоночника.

Далее была очередь поджелудочной железы. Она освещалась зеленым цветом чакры солнечного сплетения. Вилочковая железа сияла уже голубым светом чакры, которая светилась рядом с сердцем в центре, у позвоночника, за грудиной. Щитовидная железа, расположенная в горле, была освещена синим светом. А шишковидная железа на макушке горела уже фиолетовым. Владар сделал ревизию всех своих светящихся чакр и понял, что у него с ними все в порядке. Они были активны, но почему-то не включались в работу все вместе, а почему, он пока не мог понять.

Зато поход его пытливого ума и сознания прямо в мозг оказался весьма приятным. Мозг представился ему трудягой, который хоть и отдыхал большей частью в такой медитации, но в том участке, где сейчас были центры контроля над его внутренней медитацией, свечение было активным и ярким. Мозг, очевидно, знал, как работать, не тратя лишние силы. Ведь каждое напряжение может задействовать в нем только отдельные участки, а все остальные могут спокойно отдыхать…

Владар во время мысленной прогулки по своему организму увидел, что он уже требует хотя бы небольшой, но реальной уборки. А как выбросить из него негатив, он пока не мог сообразить. Вдруг в голову пришла мысль: «А что, если открыть особое отверстие в своем теле для выхода негативной энергии и выпустить ее из себя?!

Владар поискал место, где такая энергия могла бы собираться со всего организма. Конечно же, это был копчик, который находился непосредственно рядом с анусом. Ведь нет в теле другого такого места, откуда выходят физиологические излишки из физического тела. Владар мысленно создал канал вдоль своего позвоночника, в который каждый орган и каждая клетка могли бы выбрасывать излишки темной энергии… И только он четко представил себе открытое пространство для выхода негатива из организма, как энергетические нечистоты хлынули по каналу наружу. Владар даже немного испугался того, как стремительно начал очищаться от негатива его организм. Он видел, как темное облако негатива скопилось уже вне его тела, в открытом пространстве, и у него появилось чувство вины. Ведь не принято у людей отставлять свои нечистоты на обозрение  других людей. А здесь все-таки была гостиница, которая посещалась другими людьми, а значит, его негативная энергия может повредить людям или даже отравить их…

Мысль о необходимости утилизировать свой негатив тут же привлекла и решение: «Надо открыть Нулевое Пространство и выбросить негатив туда!» Владар знал о Нулевом Пространстве. Ведь в мире все построено по принципу единства трех основных кирпичиков мироздания, где положительное, отрицательное и нейтральное соседствуют рядом и создают все многообразие Мира. Поэтому негатив, направленный в нейтральное, тоесть Нулевое Пространство, может стать тем гасителем, которое сейчас было необходимо Владару. Он мысленно нарисовал НОЛЬ рядом с тучкой своего негатива, и тот стал туда проваливаться стремительно и бесповоротно, и вскоре от него не осталось и следа. Владар удовлетворенно посмотрел на свой организм, которому он дал команду очищаться от всевозможного негатива, накопленного от пребывания в подземных сферах Большого города. Ведь общение с чертом оставило в его душе несмываемый след гадливости и омерзения. Эмоциональная грязь явно тоже засорила ее, но где именно она базируется, он точно пока не знал.

Тело, меж тем, становилось все легче и просветленнее. Органы начали работать лучше, словно надышались свежего воздуха и получили новую дозу света. Владар уже с удовольствием наблюдал за своим организмом, видя, как налаживаются энергетические связи внутри его органов, как очищается кровь и лимфа, сбрасывая с себя всю черноту повседневной жизни…

Теперь Владар обратился взором к своей печени. Она, как большая корова, действовала медленнее всех органов и реагировала на все события очищения только легким покалыванием и шевелением. Владар видел теперь, что у каждого органа есть свой собственный ритм жизни. Одни работают как машины – это в большей степени относится к сердцу и пищеварительной системе. А вот все поотдельности органы предстали перед ним в своем новом обличии. Оказалось, что каждый из них имеет свое собственное световое значение. Так например, мозг светился ярко, почти белым светом с оттенками радужной составляющей в зависимости от того, что именно думал в настоящее время Владар. А вот легкие отливали розовато голубоватым свечением. На вдохе и выдохе они меняли свой цвет. Печень же светилась глубоким желтым светом, который менялся в зависимости от того, что именно лежало в желудке. Желчь давала оттенок зелени, а те продукты, которые выдавались печенью в кровь, были буро-красного цвета…

Владар с восхищением и радостью наблюдал за всеми процессами, которые происходили в его теле. Ведь его внутренний мир был столь же многообразен и красочен, как и внешний. Владар смотрел за работой физического тела, а сам напряженно думал, как же добраться до эмоционального тела, которое, похоже, должно быть по свечению и звучанию на октаву выше, чем физическое.

Эта мысль пришла к нему внезапно. Ведь ему ничего не стоило изменить свой настрой с физического тела на эмоциональное, всего лишь перейдя ровно на октаву выше.

Для этого он переместил свою чувствительность из солнечного сплетения в район центра груди. Здесь, по его мнению, был центр эмоциональной связи его с миром и мира с ним. И все получилось! Эмоциональное тело, в отличие от физического, было гораздо более тонким и проникающим. Оно располагалось внутри груди и выходило наружу, словно лучами прикасаясь ко всему, что окружает человека. Владар увидел свое эмоциональное тело изрядно потушенным, немного пораненным и загрязненным какими-то темными пятнами, очень похожими на кляксы.

Владар, будучи все в том же состоянии Альфа, организовал очистку своего эмоционального тела таким же способом. Он отдал негативному каналу, организованному для очистки физического тела и весь негатив тела эмоционального. Это был аналогичный процесс, но он проходил так стремительно, что Владар даже не успел отметить тот момент, когда его эмоциональное тело очистилось и стало кристально сияющим! Чистота и ясность вдруг воцарились в его душе, словно он только что народился на свет и не видел в нем еще ни горя, ни бед повседневности…

Немного понежась в своем очищенном состоянии, Владар решил не останавливаться. Тем более, что мысли, которые время от времени приходили ему в голову, были не самого лучшего содержания. Они были негативны по своему составу и требовали от него таких действий, которые немедленно прекратили бы это блаженное состояние. Самоочищение, агрессия, страхи, недовольство собой и окружающими было велико, и все это заполняло его мысли. Владар давно научился отличать свои собственные мысли от приходящих извне. В первом случае мысль являлась продуктом его собственного мышления, и он чувствовал напряжение мозга, его сосредоточенность, фокусировку на определенном объекте размышления. Даже незначительное напряжение мозга в едином русле размышления всегда давало один и тот же эффект: мозг фокусировался на одном центре, затем нагнетал в него энергию, и затем из этого центра вылетал сгусток плазмы – это и была собственная мысль Владара.

А вот в случае, когда чужие мысли приходили в мозг Владара, все было по-другому. Он ни о чем таком и не думал, был расслаблен, его собственный мозг не работал активно, и вдруг чей-то кусок плазмы мысли проникал в его мозг и начинал его будоражить на предмет своего содержания. Владар терпеть не мог этих навязчивых мыслей, но куда же от них деться, если свое собственное мыслительное вместилище засорено, а значит, имеет магниты, притягивающие из пространства другие такие же негативные мысли?

Все это сейчас приходило в его собственное подсознание каким-то очень ясным и правдоподобным образом. Ему не надо было даже напрягаться, потому что подсознание, в отличие от сознания, выхватывало из всех приходящих информационных потоков именно то, что требовалось для его сиюминутной работы над собой.

Владар решительно изменил октаву местопребывания своего сознания и вышел на ментальное тело. Здесь тоже творился непорядок, который следовало немедленно устранить. Он увидел свое мысленное тело в виде прозрачного сосуда, в который налита мутная и грязная жидкость. Именно это содержимое в настоящее время диктовало ему мысли негативные и упадочные. Он мысленно взял этот сосуд и полностью опорожнил в Нулевое Пространство. Сосуд опустел, и на некоторое время в его сознании образовалась почти гнетущая тишина, но Владар не остановился на достигнутом. Он стал мысленно наговаривать себе совершенно новую программу:

– Я сильный, я умный, я красивый, я все могу! Я иду правильной дорогой, я меняю свою жизнь в светлом направлении. Я постигаю этот мир во всем его многообразии! Я достигаю величия Человека, Священного Человека. Я перестаю быть малым, а становлюсь Большим! И соединяясь со своим высшим Я! – Владар лихорадочно набирал и набирал себе новые качества, которых у него никогда не было, но которыми он страстно хотел обзавестись, а его подсознание фиксировало его желания и устремления, и все эти слова становились программой жизни взамен той старой программе, которая была отправлена им недавно в Нулевое Пространство.

За таким занятием Владар провел несколько часов. Утро в гостинице не стало потерянным временем, проведенным в полудреме и ничегонеделании. На самом деле Владар впервые провел работу по наведению внутреннего порядка, и это немедленно отразилось на его жизни. Но пока он этого не заметил, потому что, закончив чистку своего физического тела, он немедленно перешел к работе с эмоциональным телом.

А когда вычистил еще и свое ментальное тело, заменив негативные программы своей жизни на положительные и созидательные, он утвердил себе в подсознание еще и задачи преображения. Далее Владар полюбовался некоторое время на плоды своих трудов и решительно закрыл отверстие в Нулевое Пространство. Затем он ликвидировал темный канал в своем организме и включил свой мозг для нормальной работы, высказав себе мысленно все эти перемены установочным внутренним голосом.

Теперь он мог отдыхать свободно, но для этого надо было выйти с уровня подсознания. Выход в таком случае был обычный, как и в любом другом трансовом состоянии. Владар дал себе установку очнуться после счета ТРИ в хорошем настроении и бодром состоянии. Так и случилось. Он вышел из подсознания и перешел на уровень обычного земного сознания. Все тело его гудело, словно после операции. Душа немного саднила, а в голове не было других мыслей, кроме как о настоящем отдыхе. Владар отпустил себя в обычный сон.

Происшествие в казино

Уже под вечер Владара разбудил шум за стеной. Соседи по гостинице, видимо, гуляли – пели песни, звенели стаканами, передвигали мебель… Владар не любил гостиничные вечера. Люди ходили по коридору, громко говорили, смеялись или плакали. Жизнь в гостинице не замирала никогда, но по вечерам она была особенно бурной.

Владар пошел в душ и долго там плескался под прохладными струями воды. Вечер требовал от него совершенно иного, а именно – постепенного отхода к нормальному ночному сну. А получилось все наоборот – проспав целый день, Владар встал с постели под вечер и теперь не знал, чем знать себя. Идти в город на ночь глядя было небезопасно. Но и сидеть в гостинице, слушая шум и бедлам из соседних номеров, тоже было невыносимо.

Владар быстро оделся и вышел из гостиницы в город в надежде где-нибудь поужинать. Ночные заведения были открыты и угодливо приглашали посетителей всеми своими яркими огнями. Владар выбрал небольшой бар за углом гостиницы и спустился в его светящееся и гремящее музыкой чрево.

Бар, словно огромный кит, поглотил его, обдав запахами и звуками своей внутренней атмосферы, которая довольно быстро приковала внимание Владара. Здесь собрались люди самых разных возрастов. Владар выбрал столик в самом конце зала, который был частично прикрыт пологом из бархатистой ткани.

Это был столик не для посетителей, а, скорее, для персонала, но сейчас на нем не было никаких предупреждений о том, что им нельзя пользоваться по каким-либо служебным причинам. Владар немного посидел, но потом заметил, что в баре самообслуживание, поэтому подошел к барной стойке, чтобы поинтересоваться у бармена, чем здесь можно закусить.

Небольшая очередь возле барной стойки потребовала от него терпения, и он стал оглядываться, чтобы разглядеть все происходящее вокруг внимательнее. Ожидание затянулась из-за спора, возникшего у одного из посетителей с барменом. Они не могли решить, какой именно коктейль имеет тот неповторимый вкус, которого хотелось отведать посетителю…

Владар терпеливо стоял в очереди за мужчиной довольно зрелого возраста, когда вдруг почувствовал, как кто-то его потянул за рукав. Он обернулся и увидел Федора. Тот был явно навеселе – лицо разгорячилось, глаза лихорадочно блестели. На нем был все тот же костюм, который купил Владар, а из кармана торчала пухлая пачка денег…

Все это, ухваченное разом, немедленно дало знать Владару, что этот парень его просто обманул и воспользовался его деньгами вовсе не по назначению. Но ему все еще не хотелось верить, что это действительно так.

– Привет, Саня! – радостно прокричал Федор и продолжил: – Как я рад тебя видеть здесь! – Федор буквально навалился на Владара всем своим отяжелевшим от выпитого телом. – Ты, Саня, пропал куда-то… А я вот решил пройтись по местам своей боевой славы, – широко провел рукой вокруг Федор. – Это все моя любимая обстановка, я здесь много времени провел, со многими корешами побратался, многим морды набил…. И многих телок поимел отсюда тоже…

Видимо, Федор был завсегдатаем в этом баре, а потому его никто не одергивал. Тем более, что он сегодня был при деньгах.

Владар немного отстранился от слишком тесных объятий своего недавнего приятеля и спросил:

– Ты долги свои банку заплатил?

– Да, какие там долги? – нагловато и напористо ответил Федор… – Я тебе, Саня, тогда «лапши на уши навешал», ведь ты такой правильный был и при деньгах. И подарок мне сделал…

Владар строго смотрел на Федора, не отводя глаз. От этого взгляда тот смутился и опустил свои наглые глаза:

– Да, я, Сань, – дерьмо собачье, конечно. Ты меня, конечно, осудишь сейчас. Но знай, я все-таки добро помню. Вот у меня тут кое-что осталось после казино, – Федор вынул из нагрудного кармана ту самую большую пачку денег и протянул Владару. – Это, конечно, не все, но хоть что-то…

Владар посмотрел на пачку скомканных купюр, на потное лицо Федора, на обстановку этого бара и стремительно вышел из этой удушливой обстановки на улицу.

Ему было неприятно чувствовать себя обманутым. Такая унизительная ситуация была ему до сей поры незнакома и с ней надо было как-то освоиться. Ведь все, что он делал для Федора тогда, шло от чистого сердца, а вот как получилось. Владар так расстроился, что даже потерял аппетит.

Он свернул с шумной и многолюдной еще улицы в маленький сквер недалеко от большого жилого дома. Здесь под огромным тополем он присел на скамейку возле детской площадки и задумался. Рука машинально крутила обломки кристалла в кармане и совершенно случайно сложила их вместе.

Старец появился как всегда в снопе яркого света. Владар с радостью и волнением увидел родной силуэт, но тут же ощутил чувство вины, ведь они договаривались, что вызывать Старца он будет только в случае крайней необходимости. А сейчас такой необходимости не было.

Старец, меж тем, явился перед Владаром не один. Рядом с ним была Власта. Владар от неожиданности потерял дар речи. Старец строго осмотрел Владара и тут же исчез, не произнеся ни единого слова. Зато Власта стояла рядом с Владаром, как изваяние. Ее рост здесь, в земных условиях, казался просто уникальным. Почти трехметровая красавица осветила своим присутствием этот темный сквер посреди Большого города. Владар смотрел на нее снизу вверх и не знал, о чем с ней можно завести разговор. Молчание прервала Власта:

– Ты, Владар, без дела вызвал Старца. Неужели ты еще не приобрел сноровки, чтобы справляться со своими трудностями без его помощи? Разве ты не знаешь, какая нагрузка на Старце Веденее? Он ни одного мгновения не бывает свободен. А ты и спишь, и гуляешь, сколько тебе вздумается…

В речи Власты явственно звучали нотки укоризны и недовольства. Он был готов услышать все то же самое, но только от самого Старца, но у того, очевидно, действительно не было времени даже для того, что бы укорить Владара самому. И он прихватил с собой для этого Власту…

Теперь, чтобы как-нибудь сгладить ситуацию, Владар попытался заговорить с Властой на постороннюю тему, уверив ее предварительно, что больше такой оплошности не случится. Для убедительности он переложил в другой карман одну из половинок кристалла, чтобы они больше никогда не смогли случайно соединиться.

Власта удовлетворенно кивнула головой на его слова и действия, и, видимо, уже хотела исчезнуть, но Владар постарался ее задержать:

– Власта, ты сестра мне или не сестра? – дерзко спросил Владар.

– Ну, сестра я тебе, Владар! – ответила примирительно Власта.

– Тогда поговори со мной и объясни мне, почему мне приходится до всего самому доходить? Ведь, я, как понимаю, на учебе в Мысах находился.  А учеба-то моя какая-то странная получается. Меня никто не учит специально. А я все сам тружусь, понимаешь?

– В этом и состоит настоящая учеба, – улыбнувшись, ответила Власта и продолжила: – Разве ты не знаешь, что истинной учебой можно считать только то, что входит в твое сознание как впечатление?

– Это как?

– Твоя душа, как и душа любого другого человека, имеет специальный накопитель земного опыта – ЧАШУ, которая собирает все впечатления и откладывает их на всю оставшуюся жизнь, а также помогает использовать их во множестве других рождений.

Владар невольно приложил руку к середине груди, где указала Власта, и стал слушать, что там происходит, хотя и не отвлекался от того, что говорила Власта далее.

– Так вот, эта чаша имеет магнитную природу, она, словно магнитная пленка, «записывает» все, что случается с человеком…

– Так уж и все? – переспросил Владар.

– Ну, я уже сказала, что, конечно же, записываются самые яркие впечатления жизни! – уточнила Власта.

– И что же дальше?

– А дальше то, что человек может как при нынешней, так и при новой жизни пользоваться знаниями и впечатлениями, которые накоплены ранее, – она помолчала и продолжила: – Если только сам захочет или жизнь заставит. Вот тебя и заставляет сама жизнь вытаскивать свои накопления, которые и становятся твоими же знаниями.

– А как это можно сделать другим людям? Ведь им никто не говорит о такой возможности, и они вообще не помнят о своих прежних рождениях, а уж своими прежними накоплениями и вовсе пользоваться не могут, – проговорил Владар.

– Это верно! Людям в эпоху царства тьмы вообще ничего не известно о своей Высшей человеческой природе. Ведь, если бы они знали от самого своего рождения, что они и прежде рождались множество раз и имеют в своей Чаше весь набор своих прежних умений и знаний, то они могли бы обладать огромной силой и могли бы свободно выйти из-под контроля темных сил...

– А я, по-твоему, Власта, уже вспомнил что-нибудь из своих прошлых рождений?

– Всего ты не вспомнил, впрочем, как и все остальные люди. У тебя иногда проскакивают кое-какие прозрения, но ты ведь не можешь их отделить от того потока информации, который к тебе поступает извне.

Владару было трудно понять то, на что сейчас намекает Власта, но он внимательно прислушался к ее словам и решил как следует расспросить потом и Старца об этом же. А сейчас он вновь сменил тему разговора.

– А ты сама зачем пришла сегодня? – спросил Владар. – Неужели только затем, чтобы поругать меня?

– Нет, мне поручено дать тебе следующее задание. Ведь с предыдущим ты кое-как, но справился. – с явным уколом сказала Власта.

– Ну, так уж и кое-как? – обидясь немного, ответил Владар.

– Ладно, не сердись, это я просто так, чтобы ты слишком не гордился собой. А на самом деле тебя Старец похвалил и сказал, что ты делаешь успехи.

От этих слов у Владара просветлело в душе. Ему даже показалось, что светлее стало и в сквере, куда ночная мгла уже спустилась основательно. Власта при этом слегка светилась и была такой невесомой и блистательной в своей красоте, что, казалось, даже воздух от ее присутствия наполнялся озоном и свежестью, как после грозы.

– Тогда слушай. Вот твое новое задание. – Власта выдержала паузу, подчеркивая важность того, что скажет далее, и продолжила: – Ты должен определить, сколько стоит все творение человеческое?

– Это как? – не понял Владар.

– Еще раз повторяю: ты должен найти меру исчисления всему, сотворенному человеческим творчеством.

– Но это ведь невозможно! – выдохнул Владар, будучи уверенным, что такое задание ему не под силу.

– А ты поразмысли сначала, прежде чем отказываться, – хитро сказала Власта и стала на глазах Владара исчезать.

Владар подскочил на то место, где только что стояла Власта, и возмущенно топнул ногой, крича куда-то вверх:

– Это невозможно! Ведь люди за всю свою историю натворили всего столько, что нет меры для их деяний!

– А ты всеже подумай! – эхом отозвалась Власта.

Владар решил, что Власта просто подшутила над ним. Ведь он знал по своему опыту, что задание ему мог давать только сам Старец, а Власта – сестра от Сотворения – могла и сыграть с ним шутку. Во всяком случае, он вполне мог отказаться выполнять это невыполнимое задание…

Так, ворча себе под нос, Владар вышел из сквера. К тому же, он уже изрядно продрог от ночной сырости и очень хотел есть.

Из ночных заведений в это позднее время были открыты только казино и ночные бары. В одном таком баре он уже сегодня побывал. А потому решил зайти в казино. Ведь и там можно было подкрепиться в каком-нибудь буфете.

Казино работало до утра, а может и круглые сутки. Он не успел посмотреть на объявление у входа, как его буквально под белы рученьки подхватили то ли швейцары, то ли охранники и провели в зал для игры. Здесь его передали из рук в руки администратору, который стал по очереди расхваливать предлагаемые в казино игры. Владару показалось, что он когда-то уже бывал в таком заведении, хотя на самом деле впервые переступил порог казино. Дело в том, что казино были так разрекламированы по радио и телевидению, что кадры мелькающих рулеток с блестящими шарами уже давно запали в его душу и были, словно родные. Он высмотрел для себя большое пятнистое поле со множеством квадратиков и цифрами внутри них и рулетку, которая вращалась раз за разом, накручивая блестящий шар и загоняя его то в одну цифровую лузу, то в другую. Владар присел за стойку возле стола и стал присматриваться к тому, что делается в зале. За его столом сидело еще человека четыре. Это была пожилая дама со сбитым на бок париком и размазанными губами, молодой человек с лихорадочно блестящими глазами и два гомосексуалиста, обнимающие друг друга за талию даже во время игры.

Все они делали ставки, выкладывая на стол стопки своих фишек, а затем напряженно ожидали, как шарик решит их судьбу. Владар пока еще не купил себе фишек, поэтому сидел за столом как наблюдатель. Шарик выпал на красное и выдал цифру семнадцать. Этого хватило, чтобы разбить вдребезги мечты молодого человека и привести в неописуемый восторг гомосексуалистов. Они ухватили друг друга уже двумя руками и стали целоваться, словно жених и невеста. При этом крупье придвинул к ним довольно увесистую стопку жетонов. Старушка же лихорадочно поправила свой парик, сдвинув его на другую сторону так, что теперь уже другое ухо было прикрыто копной рыжих спутанных волос, провела тыльной стороной руки по размазанным губам и выложила на стол еще одну порцию жетонов.

Владар сидел среди этой компании как завороженный. Ему уже тоже хотелось попробовать поиграть, но поскольку жетонов у него не было, он решил потратить еще немного времени, чтобы понаблюдать за развивающимися событиями.

Крупье привычно предупредил игроков, что ставки уже сделаны, и вновь запустил колесо рулетки, при этом направив вращение шара в противоположном направлении.

От смещения вихрей, которые образовались над игральным столом, у Владара совершенно закружилась голова. Он уже не смотрел на саму игру, а внимал тому присутствию вихря, который производил на всех окружающих какое-то странное воздействие. Вскоре он увидел сразу несколько вихрей, которые вращались в пространстве казино и были враждебны друг другу, но все вместе выполняли одно и то же дело: они примагничивали людей к игровым столам. Владар так увлекся этим зрелищем, что забыл об играющих за его столом. Он встал и начал рассматривать все, что происходило в казино на его внутреннем - астральном плане.

Для этого он переключил свое зрение на тонкое видение, и теперь перед ним предстала совершенно иная картина, нежели та, которую он наблюдал вначале. Теперь на глазах Владара разворачивалась битва за деньги, которые принесли сюда люди в своих карманах. Огромное количество маленьких вихрей, произведенных вращением барабанов всех рулеток, «одноруких бандитов» – автоматов, где можно было выиграть «джек пот» при относительно небольшой сумме, влияли на человеческое сознание, как настоящие злые духи. Владар впервые увидел тот механизм, который заставляет человека выкладывать все свои сбережения для того, чтобы или выиграть, или проиграться дочиста.

Владар четко видел настоящие торсионные поля, которые были запрограммированы на то, чтобы вводить человеческое сознание в трансовое состояние и подчинять его всем правилам игры в казино. Программное управление этой адской машиной было в руках владельцев, в этом не было никакого сомнения. Владар внимательно огляделся и увидел, что почти все вихри были присоединены к каждому из играющих. Имея такой вихрь у себя над головой или возле уха, игрок уже не мог отойти от стола или от «однорукого бандита». Ему было проще вывернуть свои карманы и сбегать домой еще за порцией денег, чем избавится от нудного и надоедливого вихря, который требовал и требовал от него действий, связанных с игрой. Владар увидел того самого мальчишку, проигравшего большую сумму в рулетку, в коридоре казино, но в его действиях сквазила какая-то странность. Он стоял спиной к игровому залу и пытался выйти из него, а над его головой висел огромный вихрь, тянувшийся к его голове от рулетки. Этот вихрь буквально тащил его обратно.  И парень не выдержал: вывернул карманы наизнанку и нашел-таки в них еще немного денег, видимо, оставленных для дела, и пошел покупать жетоны. Владар тоже пошел к кассе вроде бы с целью купить себе жетоны, а на самом деле он сделал незаметное движение, которое оторвало хобот вихря от головы молодого человека, и направил его в Ноль Пространство, тут же высветив его мысленно нарисованным нулем.

Вихрь незамедлительно провалился туда, а молодой человек вдруг очнулся и стал оглядываться вокруг себя, как после долгого сна. Теперь Владар понял, что эти вихри запрограммированных торсионных полей, созданных игральными автоматами и рулетками, и есть та самая тайна, которая делала человека зависимым от этих злачных мест. Ему стало скучно, и он пошел в буфет, так и не купив ни одного жетона. Там, присев за барной стойкой, он заказал себе крепкого кофе, несколько самых свежих бутербродов и, не переставая жевать, начал мысленно отдавать приказы зловредным вихрям убираться в Ноль Пространство, что те незамедлительно и делали, строго следуя велению Владара…

Через некоторое время в зале наступила странная тишина и покой. Рулетки вроде бы все еще крутились, но лихорадочный блеск в глазах людей, сидящих за ними, куда-то исчез. Они уже более осмысленно смотрели на все происходящее вокруг. Старушка встала со своего стула и отправилась в туалетную комнату приводить в порядок свою прическу. Молодой человек ушел из заведения, так и не купив себе новых жетонов. А два гомосексуалиста принялись лобзать друг друга с удвоенной силой, видимо, забыв, зачем они сюда пришли.

Администратор заведения, меж тем, выказывал большое недоумение. Он ходил огромными шагами по пустеющему казино и никак не мог взять в толк, что же изменилось?

Владар доел свой последний бутерброд и уже собирался уйти из казино, открыв для себя его тайну, которая оказалась на поверку не такой уж потрясающей для него, как увидел в дверях Федора, который, будучи изрядно навеселе, видимо, пришел в казино продолжить свои развлечения.

– О, какие люди! – деланно весело, но, тем не менее, пряча глаза, воскликнул он, увидев Владара.

Владар хотел было уйти от навязчивого знакомого, но тот преградил ему дорогу.

– Ты, Сань, все сердишься на меня?! А я тебе вот что скажу, – Федор, видимо, тоже думал о своей предыдущей встрече с Владаром и даже приготовил для себя оправдательную речь…

Но Владару не хотелось выслушивать этого весельчака, который, возможно, уже завтра вновь будет плакаться кому-нибудь о своих выдуманных проблемах. Он отвернулся от него и прошел мимо.

Федор был готов и к такому повороту событий, потому что сделал вид, что его вовсе не интересует старый знакомый, и отправился покупать себе очередную порцию жетонов.

Он еще не успел почувствовать изменившейся обстановки в казино и, похоже, мог оказаться чуть ли не единственным посетителем казино. Все остальные почему-то вдруг стали уходить целыми группами. Владар тоже направился к выходу. Ему было больше нечего делать в этом заведении. Единственное, что ему было теперь интересно, так это роль тех самых вихрей, которые управляли поведением людей. Ведь эти вихри могли быть не только в казино, но и в самых разных заведениях и ситуациях, и использоваться системой для управления не отдельными личностями, а целыми массами народа…

Размышление над мерой вещей

Владар шел по безлюдной ночной улице и вдыхал ночные ароматы Большого города. Пахло сыростью, горелыми проводами трамвайных путей, застоялым смогом, который опустился на город еще с вечера и лежал толстым слоем прямо на асфальте в виде густого и вязкого тумана. Владар пинал ногами этот туман, не встречая от него сопротивления. Мысль о задании, которое передала для него Власта, не оставляла его. Он уже умел пользоваться тем уровнем своего ума, который находился где-то в глубине под умом внешним. Этот скрытый ум был хорошим помощником в том случае, если его собственное знание было бессильно справиться с задачей. Тот ум начинал работать самостоятельно, выискивая откуда-то из недр всех накоплений опыта Владара все, что там находилось ранее. При этом он автоматически отбрасывал все ненужное и, наоборот, включал все нужные сведения в единый реестр, который он собирал в данный момент для решения конкретной задачи. Владар уже давно включил этот механизм и не пытался даже его как-то напрягать, поскольку тот мог подбирать информацию без его, Владара, помощи. Будто компьютер быстро и последовательно работал внутри Владара, и вот уже на поверхности его внешнего ума стали пробегать новые информационные картины.

Ведь задание Власты было на самом деле не таким уж сложным, если учесть, что Владар уже освоил принцип работы Закона сохранения энергии в природе.

Итак, чем занимаются люди во время своего воплощения в земных условиях? Они рождаются, растут, постигают этот мир в тех условиях, которые создают для них родители и система, в которой живут их родители. Далее они взрослеют, начинают сами трудиться и воспроизводят себе подобных детишек. Затем люди стареют. Начинают часто болеть, перестают трудиться в полную силу как в молодости и, наконец, уходят в миры тонкого порядка, чтобы вернуться к рождению еще и еще много раз. До тех пор, пока… А что пока?

Владар остановился на этой мысли. «Ну да, ведь им надо накапливать много новых полос в спектре своего сознания». А сама жизнь подбрасывала им именно те условия, в которых эти полосы Света могли бы набрать свою силу! Но ведь система тьмы не давала им это делать. Она ставила препоны, останавливала процесс просвещения сознания множества людей…» Владар всегда, когда касался особенностей системы тьмы, в которой ему сейчас приходилось находиться, начинал волноваться и перескакивать с основной мысли к другим, не относящимся к начальной теме его размышлений. Но на этот раз он не позволил себе отойти от основной темы.

«Итак, будем думать, как должно быть в идеале, а уж потом учтем особые условия системы тьмы», – дал себе мысленно зарок Владар и продолжил свое размышление: «Люди производят продукцию сельского хозяйства и промышленности, а из них они научились получать все необходимое для достаточно комфортной жизни. Пища, одежда, жилье, транспорт, отдых – это насущные потребности, а вот развлечения, путешествия, зрелища, технические новинки в области связи – все это вроде бы выходит из рамок насущного. Без всего этого можно было бы обойтись, но сейчас это просто немыслимо…

Получается, что все насущное производится с помощью физического труда. А для того, чтобы оно производилось легче и быстрее, требуется еще и другой труд. Это мыслительная деятельность. Без нее невозможно создавать и внедрять новые технологии. А что такое технология? Ее можно как-то измерить? Взвесить или ощутить? Наверное, можно. В том количестве нового продукта, который получается при применении этой технологии, и быстрее, и красивее, и легче, и экономнее, а сил физических затрачивается меньше. Получается, что люди умственного труда, вкушая те же самые продукты питания и пользуясь теми же благами цивилизации, производят продукт, который трудно чем-то измерить. Мысль невесома и незрима, но она ведь – производное все от того же первичного сырьевого продукта!

Ведь не поест мыслитель с недельку, и вот уже его голова не варит, как следует… Разве нельзя сказать то же самое и о творцах эмоциональных, которые книги пишут или сценарии для телевидения? Художник или поэт, будучи голодным, не очень-то хорошо трудится. Его картины в таком случае будут создаваться с одним лишь желанием получить взамен них какой-нибудь еды… Конъюнктура в искусстве – это воплощенная мечта художника о хлебе насущном. Тогда он ведь пишет на своих картинах именно то, что выгодно и приятно системе… «Опять система попала на ум. Надо быть в русле!» – скомандовал себе Владар.

Он шел сейчас по большому, даже ночью людному бульвару. Здесь было светло и просторно, и мысль его лилась так же стройно и последовательно, как сменялись деревья, растущие на бульваре в два ряда одно за другим.

Значит, мерой всех творческих деяний человека является все тот же первичный сырьевой продукт сельского хозяйства и промышленности! Ведь именно он посредством всех деяний людей, независимо от уровня их сознания, в конце концов, превращается в тот продукт цивилизации, который затем приобретает стоимость в денежном выражении! А уж какую именно стоимость назначат всему созданному человеком, тут Владар опять призадумался. Ведь, если все мерить на деньги, то получается каждый раз совершенно разная цифра. Так, во время инфляции одна и та же мера продукта стоит в разы больше, чем в предыдущий период. При этом неизменным всякий раз остается только именно то количество энергии, которое заложено в этом продукте.

Владар не стал учитывать в своем размышлении тех ухищрений, которые предпринимаются в последние времена различными производственными магнатами для того, чтобы имеющееся натуральное сырьевое начало раздуть, набив его воздухом всевозможных добавок и упаковок, создавая таким образом дополнительную стоимость и видимость новизны. Цветная мишура оберток никогда не могла прикрыть сути содержимого продукта, которая всегда оставалась все той же самой энергетической ценностью!

Вот и выходит, что мерой стоимости всегда является то количество Энергии, которое содержится в продукте. И совсем не важно, в какой степени этот первичный продукт претерпел изменения, и в каком виде он выдается в оборот! Ведь, для того чтобы мудрец думал, а эмоциональный творец – творил, они должны сначала поесть, что-то на себя надеть, где-то жить и на чем-то ездить. Другое дело, что первичный сырьевой продукт благодаря их творчеству может начать производиться более интенсивно или использоваться более экономно, но это означает только то, что продукта цивилизации, в конце концов, будет больше, и качество его будет выше. Форма и вид этого сырьевого продукта, безусловно, меняется посредством творчества людей с разным уровнем сознания, но вот суть остается на протяжении всех времен одна и та же! Это Энергия Солнца, трансформированная сначала растениями, животными и самой природой, а затем и самим человеком. Владар был горд своими находками. Вопрос, заданный Властой, потребовал от него совсем небольшого напряжения. Он был готов уже сейчас выдать надуманное им либо Старцу, либо самой Власте, но их не было рядом. Он сильно опечалился по этому поводу и присел, устав, на скамейку посреди бульвара.

Готы

Владар просидел на скамейке недолго. Возле него собрались несколько человек, которые сами не знали, почему им захотелось побывать именно на этом месте и именно в это время.

Владар стал наблюдать за небольшой группой молодых людей, которые были одеты весьма экстравагантно. На них были черные одежды, и все многообразие их украшений говорило о смерти. К томуже девушки были с черными ногтями и черными губами, а юноши утыкали себя всевозможным железом, которое торчало почти на всех участках их сухих и даже иногда изможденных тел. Владар не знал, как называется это направление молодежной моды, но поведение молодых людей сильно озадачило его.

Например, девушки и парень, которые сидели рядом на скамейке, вдруг достали зачем-то настоящие острые «безопасные» бритвы без станков и стали истово резать свои языки, вызывая обильное кровотечение. Затем они впились друг другу в губы и обменялись своей кровью в этом странном поцелуе, который больше был похож на лобзание вампиров.

Владар наблюдал и другие такие же неприятные сцены, призванные шокировать окружающих. А поскольку кроме Владара посторонних людей пока не было, то весь этот спектакль молодые люди явно демонстрировали именно для него. Владар понаблюдал немного за происходящим и хотел было уйти, но рядом с ним на скамейку уселись две разбитные девицы из этой же компании.

Они непрестанно лобзались, и при этом каждый раз показывали всем своим видом, что присутствие постороннего человека вовсе не раздражает их, а, наоборот, вызывает дополнительные эмоции. Они, видимо, непрочь были, чтобы этот молодой человек тоже примкнул к ним. Такой вывод можно было сделать из того, как игриво хлопала глазками, накрашенными густой яркой краской, и одна, и другая девица. Владару это зрелище не доставляло удовольствия. Однако он помнил, что он находился в Большом городе на учебе, и все обстоятельства, возникающие в его жизни – это и есть условия, позволяющие чему-то научиться. Вот и на этот раз он решил не отворачиваться в брезгливом неприятии, а заговорить с молодыми людьми, чтобы выяснить причину такого экстравагантного отношения к себе самим и к миру.

Владар уставился на одну из девиц и, не отводя глаз от ее призывного знака, выказал свое намерение ответить им. Девушка оторвалась от своей подруги и нагло обратилась к нему:

– Ну, что сидишь тут один? Может, разделишь с нами компанию?

Другая поддержала подругу:

– Наверное, боишься нас? – ее вопросы требовали, чтобы Владар немедленно выказал свое отношение к возможности продолжить или прекратить отношения с ними. Он решил продолжить, поэтому ответил:

– Да, вот интересуюсь, зачем это у вас столько железа в теле?

– Это железо затем, чтобы преодолевать боль! – почти с гордостью ответила девушка и подняла свою майку, показав множество колечек и специальных шипов, которые были продеты сквозь ее кожу. Владару стало немного не по себе, когда он быстро пересчитал металлические предметы, – примерно 15 штук!

Девушка, очевидно, наслаждалась смятением зрителя, поэтому решила показать ему еще и спину, а также некоторые места ниже пояса, которые находились у нее под низко спущенными на бедрах джинсами. Владар остановил ее жестом, давая понять, что он не готов рассматривать все ее железные достоинства и далее. Он хотел узнать, в чем же смыл такого добровольного мучительства. Но, видимо, девушки не были готовы к философствованиям.

Они делано смеялись, кривлялись, а на вопросы Владара отвечали уклончиво, без логической связи. Немного приглядевшись к их поведению, Владар вскоре понял, что эти девушки либо обкурились какого-то зелья, либо укололись наркотиком. Продолжать беседу с невменяемыми людьми у него не было интереса. Он осмотрел всю группу молодых людей и, не найдя в ней ни одного достаточно вменяемого человека, собрался направиться дальше по бульварной аллее.

В это время на площадку перед его скамейкой вышел довольно взрослый по сравнению с парнями и девицами человек, но в такой же одежде, как и у молодых людей. Все его тело было покрыто татуировкой, а железная атрибутика выглядела еще более изощренной и устрашающей. Владар был уверен, что и этот человек находится в наркотическом угаре, но это оказалось не так. Наоборот, в поведении этого человека присутствовала нормальная логика трезвого человека, который зорко контролировал ситуацию и не давал ей свернуть в русло, не предусмотренное ни им самим, ни еще какими-то непонятными пока для Владара обстоятельствами.

Мужчина лет тридцати пяти, примерно ровесник Владара, быстро подошел к кривляющимся на скамейке девушкам, что-то сказал им на непонятном сленге, видимо, отправив их подальше, а сам сел на их место, показывая, что хочет заговорить с Владаром.

– Скучаешь? – без всякого вступления начал разговор незнакомец.

– Да нет, просто вышел погулять. Подышать воздухом, – почти равнодушно ответил Владар.

– Тогда чего зря время терять, пошли с нами. Ты ведь, наверное, не видел еще такого?

Владар посмотрел в ту сторону, куда указал незнакомец. Там девушка и парень, напившись крови друг друга, начали извиваться в каком-то животном экстазе, который напоминал одновременно и движение змей, и драку волков. Владару до омерзения была неприятна эта картина, но, видя восхищенный взгляд незнакомца, он не стал оспаривать его мнение о качестве этого зрелища.

Тот, однако, вовсе не удивился брезгливой реакции Владара и засмеялся, широко открывая рот и выказывая множество металлических предметов в проткнутом сплошь и рядом языке. Владару стало не по себе, когда он представил, как мучительно больно этому человеку, когда тот ест или просто чистит зубы. Да и говорить с шепелявым пришептыванием, видимо, тоже было довольно затруднительно.

Владар не собирался обсуждать этих людей, но общаться с ними ему было неприятно. Они явно демонстрировали обществу какие-то собственные идеологические установки, в которых, возможно, была даже какая-то своя правда…

– Скажите, я вот вижу, вы человек довольно взрослый по сравнению с этими ребятишками. – Владар подбирал такие слова, чтобы не обидеть собеседника и продолжил: – Можете ответить мне на вопрос: что дает вам вся эта атрибутика?

Видимо, вопросов подобного рода в день задавали великое множество, потому что мужчина тут же ответил заученной фразой:

– Нам это дает право не жить в той системе, которая организована государством. Мы резко протестуем против нее, а для того, чтобы оно не лезло в наши дела, мы создаем весь этот заградительный бастион…

– Чем же вам насолила эта система? – не унимался Владар.

– А вам она не насолила? – поглядывая на Владара с хитрецой, спросил незнакомец. Владар не мог так сразу ответить, тем более, он не знал, кто именно сейчас разговаривает с ним. Но скрывать, что ему тоже не нравится система жизни, организованная в его государстве, он не стал:

– Конечно, я тоже не очень доволен системой, но это не является причиной того, чтобы я начал калечить себя и создавать такие устрашающие формы защиты от системы…

Незнакомец почесал себя за проколотым раз пятнадцать ухом и коснулся носа, где висели как минимум пять колец разной величины. При этом вся его татуированная рука нервно дрожала, а на шее, покрытой темно-синими разводами каких-то ужасных личин, вздулись жилы.

– Мне эта система нанесла столько ударов, что теперь я могу только мстить ей. Ты думаешь, что мне нужна вся эта раскраска? Нет, это все таинство, магическое действо, которое позволяет привлечь в наш мир силы из недр земли. Они нам помогают справляться с системой, а мы им за это служим. Эти девочки и парни, конечно, всего этого не знают, а наши прямые руководители и не советуют их особенно посвящать в подробности. Зато я, маг в четвертом поколении, имея всю эту атрибутику, могу скрыть за ними свои истинные намерения и выставиться этаким вот чудаком всегда, когда система попытается привлечь меня к ответу… Мимикрия! Слышал такое слово? – незнакомец говорил тихо и глухо, так, что все сказанное мог слышать только Владар и никто больше. – А их ты не спрашивай. Они тебе ответят только то, что мы им внушаем.

 – Кто это – МЫ? – переспросил Владар.

 - Ну, кто же еще, как не руководители, – все так же глухо ответил незнакомец.

– А почему ты со мной сейчас откровенничаешь? – вдруг спросил Владар.

– Не знаю, но иногда мне хочется поговорить с разумным человеком. Я ведь философ и поэт по природе. Иногда люблю рисовать. У меня почти весь «иконостас», – незнакомец приподнял майку и обнажил татуированную грудь, – сделан по моим собственным эскизам. – Ты думаешь, это просто картинки? – продолжил незнакомец.

Судя по его разговорчивости, Владар уже было сделал вывод, что и тот находится под наркотическим угаром, но, видимо, уловив эту мысль, незнакомец совершенно не в тему вставил:

– Да не под наркозом я, нет! – и продолжил, как ни в чем не бывало: – У нас все эти картинки имеют многомерное значение. Они связаны с теми сущностями, покровительства которых мы пытаемся достичь.  Но поскольку они все поголовно демонические, то мы кормим их то своей, то чужой кровью. А боль – это самая любимая пища для них, потому что болезненные сотрясания наших тел позволяют этим сущностям выходить на поверхность земли и даже действовать в наших телах. Вон там видишь парня с девушкой? – незнакомец махнул рукой в сторону извивающихся в экстазе молодых людей, все еще истекающих кровью, которая, смешавшись с их слюной, была размазана уже по всей одежде и расписанным татуировками телам. – Сейчас их телами управляют не они сами, а сущности, которые вселились в них.

Говоря все это, незнакомец выражался вполне цивилизованно. У него полностью отсутствовал тот сленг, на котором изъяснялись все его молодые подопечные, и было очевидно, что за словами этого человека не было ничего, кроме правды.

– Какова же цель этих игр? – сделал вид, что с трудом понимает, о чем идет речь,спросил  Владар.

– А цель-то у нас одна. Нам надо как можно больше молодых людей, недовольных системными построениями в государстве, привлечь вот в такие группировки и отвлечь от реальных действий против системы.

Владар не ожидал такого ответа. Здесь было явное противоречие, но он не решился его обнаружить, слишком интересна была ему позиция этого человека. А тот, меж тем, продолжил:

– Вот ты думаешь, что все неформальные молодежные организации и движения когда-либо возникали стихийно? – незнакомец подождал реакции Владара. Тот кивнул в знак согласия, а незнакомец, словно обрадовавшись, продолжил: – А вот и нет! Все, абсолютно ВСЕ молодежные организации начинаются в недрах спецслужб…

Такой поворот совсем обескуражил Владара. Ведь он своими глазами видел всю атрибутику черной магии на лице, теле и в одежде этого человека, а это значит, что он реально участвовал в этом деле, а не имитировал, как если бы этим занимался какой-нибудь агент спецслужб.

В ответ на недоуменные взгляды Владара, направленные на его железные украшения, которые больше походили на орудия пытки, незнакомец легко стал снимать их с себя. И на месте их крепления не оказалось ни единого шрама или легкой отметины. Сняв с себя несколько «цацек», незнакомец улыбнулся и легко сдернул со своей шеи имитацию одного из рисунков татуировки. Это была тончайшая пленка с нанесенным рисунком, которая, впрочем, ничем не отличалась от кожи… Владар смотрел на все это растерянно и не знал, как реагировать.

– А почему вы мне об этом говорите? – перейдя на ВЫ, вдруг спросил Владар и продолжил: – Ведь я могу рассказать вашим молодым спутникам об этом, и они перестанут считать вас своим авторитетом?

– Этого не случится никогда. Они полностью под нашим управлением. Эти дети будут выполнять все наши команды и, когда понадобиться, они даже отдадут свои жизни… – незнакомец явно был в ударе. Ему была приятна власть над молодыми умами.

Владар пытался осмыслить все сказанное незнакомцем и, по возможности, прояснить все, как можно лучше. Ведь в этом разговоре открывалась еще одна тайна уловок системы, в которых увязло уже не первое поколение молодых людей.

– А панки прошлого века – это тоже порождение системы?

– Ну конечно, – почти самодовольно ответил незнакомец. – Мы пасем молодежь всегда, не давая вырваться из их рядов ни одному просветленному уму, чтобы к возрасту среднестатистического обывателя подходили лишь самые полезные для системы, самые послушные, самые управляемые особи, а все остальные должны исчезать примерно в таких вот оргиях…

Владар хотел кое-что-то уточнить, но незнакомец, видимо, опомнившись или вспомнив о неотложных делах, резко встал и направился к группе молодых людей демонстративно вихляющейся походкой. Владар остался один, пытаясь переварить все, что сейчас на него свалилось.

Владар вернулся в гостиницу уже под утро. Ночные бдения в Большом городе начинали ему уже надоедать. Ничего полезного для своей учебы он, казалось, в них не находил. Вот и сегодняшняя ночная встреча с готами была в прямом смысле пустой. Ведь он так и не понял, когда незнакомец говорил правду, а когда лгал. Похоже, во всем, что связано с системой, присутствует какая-то тайна, которую он пока еще не мог для себя открыть.

Владар прошел через просторное фойе гостиницы, получил ключ у сонного портье и направился к себе в номер. Его соседи давно угомонились, и в гостинице стояла относительная тишина, если не считать шума от городской трассы, проходящей рядом.

В номере было тихо и прохладно. Владар принял душ и улегся на кровать. Мысли кружили в его голове, и в тот момент, когда он уже был готов провалиться в сон, неожиданно явилсяСтарец. Этого Владар не мог ожидать, ведь по их уговору они должны были встречаться только в самых редких случаях, когда Владару требовалась помощь Старца. На этот раз он пришел сам. Владар лежал на кровати и протирал глаза, чтобы удостоверится, что Старец ему не снится. Оказалось, что все так и есть – Старец действительно находился в номере.

Он со своим громадным ростом и статью занимал пол номера, а голова его касалась потолка. Владар вскочил с постели, чтобы встретить своего учителя и выказать ему свое почтение.

В последнее время они встречались редко, но каждая встреча откладывалась в жизни и сознании Владара великолепным цветком сияющего знания. Учитель не говорил ему много слов. Он позволял самому Владару воспринимать мир во всем его многообразии и тем самым учиться самостоятельно разбираться во всех его таинственных перипетиях.

Владар молчал, а Старец внимательно осматривал помещение. Затем он присел на кровать, не примяв на ней ничего, потому что полупрозрачное тело его было легким, почти невесомым. Только некоторая наполненность пространства свидетельствовали о его присутствии. Словно дополнительное тепло и прекрасный аромат, почти забытый Владаром, наполнили его временное жилище.

– Ты сегодня гулял по ночному городу. Я наблюдал за тобой. Ты пока не знаком с обстоятельствами человеческих организаций. Это весьма интересная тема, и без ее изучения тебе не продвинуться дальше в своем познании. – Старец говорил медленно, спокойно, наполняя интонацией каждое сказанное слово. Владар готов был часами слушать Старца, но тот всегда был немногословен. А сейчас продолжал: – Судя по тому, как ты выполнил мои предыдущие задания, ты справишься и с этим.

Владар кивнул головой и приготовился слушать суть самого задания. А Старец вдруг замолчал. Пауза затянулась.   Тогда Владар отважился сам заговорить со Старцем:

– Так в чем же суть задания? – с недоумением спросил Владар.

– Я уже сказал, – улыбнувшись в бороду, ответил Старец.

Владар лихорадочно перебрал в голове предыдущие слова Старца, но оказалось, что он толком и не слышал того, что говорил Учитель. Видимо, был так удивлен его неожиданным появлением, что практически все, что было сказано, прошло мимо его ушей.

Владар покраснел до этих самых ушей и ничего не сказал.

– Я дал тебе задание понять суть и содержание человеческих организаций, – мягко, но довольно строго повторил Старец.

Теперь Владар понял, что новое задание и есть та самая причина, по которой Старец побывал в его номере в столь неурочное время. Он все еще наделся, что Старец найдет время, чтобы выслушать отчет Владара о выполнении предыдущего задания, которое Старец передал с Властой, и хотел сам начать на разговор эту тему, но Старец остановил его:

– Ты выполнил предыдущее задание наполовину. Оно осталось незавершенным по той причине, что ты так и не понял, что именно лежит за всем многообразием сырьевого продукта, который использует человек в своей деятельности.

Владар не ожидал критики Старца да еще без его отчета, но его ум мгновенно переключился на ту тему, о которой говорил сейчас Старец.

– А что именно я не додумал? – почти дерзко переспросил Владар.

– Откуда на Земле берется энергия? – вопросом на вопрос ответил Старец.

– Она приходит от Солнца! – в этом Владар был уверен на сто процентов.

– Но ведь ты уже знаешь, что Земля, ее Планетарный комплекс ВЫРАБАТЫВАЕТ эту энергию, как ротор вырабатывает электричество, – с укоризной произнес Старец.

– Ну, да, да! – хлопнул себя по лбу Владар, – как это я забыл! Конечно же, энергия первичного сырьевого продукта, а именно продуктов сельского хозяйства и энергоносителей, действительно накапливается в растениях и минералах только за счет того, что планета вращается в едином поле Солнечной системы и по каждому своему уровню выдает дополнительную электромагнитную энергию, свойственную только той сфере, в которой происходит вращение… – Владар говорил Старцу то, что сейчас возникло перед его мысленным взором. Он увидел, как Солнце разбросало все свои цветные сферы в строгой последовательности вокруг ядра, светящегося фиолетовым цветом, находящегося в шестимерном Пространстве. А все планеты в Солнечной системе висели на этом огромном едином поле и вырабатывали свои собственные энергии для жизни и эволюции и самих себя, и своих творений на их поверхности, внутри своих физических тел и в небесных сферах.

Владар даже задохнулся на мгновение от такой грандиозной картины, потому что самостоятельно он пока не умел создавать такие зримые картины. Скорее всего, это был подарок Старца, который молча наблюдал за своим подопечным.

– Итак, я надеюсь, ты понял: энергетический потенциал всего объема первичного сырьевого продукта Планетарного комплекса имеет базовым значением продукт жизнедеятельности и эволюции самой планеты Земля! А то, что накопила Земля в прошлом и выдает в виде множества растительных и животных форм для пользы людей – это своего рода жертва – ДАР, который дается людям без какой-либо предварительной оплаты.

Владар не мог возразить Старцу, ведь в его словах была великая Правда.

– Так можно ли оценить в каких-то денежных единицах то, что дается людям ДАРОМ?

– Конечно, нет! – горячо поддержал слова Старца Владар.

– Возможно ли, чтобы кто-либо единолично присваивал себе недра земли, ее пашни и леса на поверхности, ее воды, ее воздух?

– Конечно, невозможно. Но ведь это происходит сплошь и рядом! – Владар хотел сообщить Старцу все, что он думал на этот счет, но тот, видимо, уже знал, о чем пойдет речь, и не стал задерживаться на уточнении и примерах хищнического поведения некоторой части людей, которые вообразили себя хозяевами жизни на этой планете. Старец продолжал:

– А кто, по-твоему, ведает в Планетарном комплексе объединением с Солнечным комплексом, который правильнее было бы называть Логосом по причине его разумности.

– Но тогда, наверное, и Планетарный комплекс тоже было бы правильнее называть Логосом Земли, – уточнил Владар.

– Ты прав. Логос Солнца одаривает Земной Логос возможностью эволюционировать внутри себя, создавая при этом все условия, которые необходимы для всякого творения на самой Земле. Заметь, мы говорим теперь о Земле и Солнце как о живых и разумных существах, а значит, их отношения можно представить не как обычные физические законы, а как законы, которые обуславливают отношения людей.

Владару пока это не было понятно, но всеже он был согласен с тем, что Логосы Солнца и Земли имеют сходство с людьми, а значит, об их отношениях можно говорить каким-то другим языком – более человечным, живым.

– А что, если закон магнетизма, который существует в отношениях Логоса Земли и Солнца назвать Законом Любви?! – вдруг осенило Владара.

Старец улыбнулся и ответил:

– Хорошо. Это мне нравится. А как же тогда назвать и с каким законом сравнить зависимость Земного Логоса от Солнечного в плане выработки энергии?

Владар немного подумал и ответил:

– Думаю, что будет уместным вспомнить принцип триединства, когда от взаимодействия Отца с Сыном рождается святой Дух! – с гордостью за свои находки заявил Владар.

– Полагаю, что известный науке закон взаимодействия магнитных полей статора и ротора достаточно наглядно демонстрирует суть закона триединства, только что тобой выведенного. Но люди знали этот закон еще раньше, задолго до изобретения установок для производства и использования электричества. Попробуй припомнить, что еще может быть аналогом Закона Триединства?

Владар сосредоточился, и вдруг пришла мысль о том, что таким аналогом может оказаться любое трение одного предмета о другой. Ведь и электричество тоже было обнаружено именно потому, что кто-то из ученых потер эбонитовую палочку о шерсть, и она стала искрить и магнитить легкие предметы… А древние люди, да и современные аборигены все еще используют трение сухих палочек, для того чтобы получить огонь… Да, это была находка.  И Владар выпалил:

– Думаю, что получение огня путем трения одной сухой палочки о другую тоже является примером проявления Закона Триединства. И этим законом люди пользовались очень давно!..

– А теперь продолжим свои рассуждения. Закон Любви – этот закон магнетизма – соединяет Логос Земли с Логосом Солнца. От вращения магнитного поля Земли в магнитном поле Солнца рождается дополнительная энергия, которая становится основой для жизнедеятельности всех разумных форм жизни на всех сферах, начиная от недр и заканчивая Небесами.

Владар не дал договорить Старцу и сам вступил в разговор:

– На поверхности Земли эта энергия, которую ученые называют электромагнитной, имеет вид рассеянного видимого белого света. В недрах – инфракрасные излучения, которые всю материю там превращают в магмы и, думаю, что где-то в самом ядре планеты тогда должны быть радиоизлучения. Ведь это все очень точно сходится с расстановкой на шкале электромагнитных волн!

– Если ты приводишь такой пример, тогда и предскажи: какие излучения должны быть высоко в атмосфере планеты? – довольный учеником, спросил Старец.

– Думаю, что в Небесах должны быть очень тонкие, проникающие излучения, потому что сразу за видимым белым светом следуют ультрафиолетовые, гамма и бета излучения. Рентгеновские волны - это последние, которые люди научились использовать…

– Все верно. Заметь, мы говорили сейчас о том, что известно современной науке, но ты ведь взялся переводить физические законы на законы Разумных существ.  Тогда скажи, что собой представляет Планетарный комплекс? Это монолит?

– Конечно, не монолит. Ведь в нем есть сферы, которые накрывают одна другую. Вот и поверхность Земли – это только одна из семи сфер, и люди живут внутри нее. Но есть сферы внутренние, согласно цветовой градации, и верхние в Небесах. Все они имеют последовательность радуги. – Владар знал это еще с тех пор, когда путешествовал внутри этих сфер.

– Так как, по-твоему, называется такая последовательность энергетических сфер? – остановил его горячую речь Старец.

Владар подумал и ответил:

– Думаю, ее следовало бы назвать Иерархией Планетарного комплекса. – и тут же поправился: – Планетарного Логоса.

– Ты прав, Владар. Это и есть Иерархия, но у нее есть еще одна составляющая. Ты, видимо, не заметил во время своих путешествий, но каждая сфера Логоса Земли имеет свою собственную радужную составляющую. Это похоже на спектр, известный науке. И, конечно же, эта радужная составляющая или спектр строго индивидуальны, как и все, что нас окружает в этом несовершенном мире. В любом случае, Иерархия Логоса Земли представляет собой Иерархию Света.

– А почему Князя Мира сего называют Люцифером?! – незамедлительно вступил Владар.

– Ты сейчас прав в одном, что Люцифер – тоже имеет отношение к Свету, как абсолютно всякое творение во Вселенной. Но особенности Личности творения всегда выявляются в совершенстве или несовершенстве его световых накоплений. Так и демоны имеют свет, но КАКОЙ?

Владар вспомнил, что весь инфракрасный мир, хоть и был темен, но светился всеже бардовым или оранжевым светом. А видимый белый свет тоже не имеет чистого света. Часто его пронизывает тень и множество других цветов… И Владар начал путаться в том, что сейчас приходило в его голову, но все же самая главная нить разговора со Старцем оставалась в уме постоянно.

– Ты пока не думай слишком обширно, а попробуй ухватить самое главное. Ведь, для того чтобы научиться ориентироваться в этом мире, необходимо иметь систему знаний, которые на самом деле очень просты, лежат на самом виду и давно уже открыты наукой.

Владар кивнул головой, давая знать Старцу, что вновь готов слушать.

– Итак, давай повторим: Закон Любви или Магнетизма создает связь Логоса Земли с Логосом Солнца. Закон Иерархии помогает этой связи своей непреложной системностью, которая держит Землю в эволюционном потоке. А как, по-твоему, называется дополнительная энергия, которая поступает во все сферы?

Владар подумал и ответил:

– Думаю, если она дается Даром, то есть жертвуется всему Творению, то такой закон надо назвать Законом Жертвы!

– Ты абсолютно прав. А как, по-твоему, такой закон называется в науке?

– Думаю, что это закон сохранения энергии и есть. Ведь однажды произведенная энергия уже не исчезает никуда. Она либо утилизируется в полезных ископаемых, либо в растительном мире, а потом посредством человеческого труда и творчества она становится продуктом Цивилизации, – немногого помолчав, высказался Владар.

– Ты радуешь меня, Владар, – отозвался Старец и продолжил: – Ты назвал уже закон Любви, закон Триединства, закон Иерархии и закон Жертвы. Это четыре из семи Высших Законов Бытия! Давай тогда уж коснемся и оставшихся трех.

Владар был готов сколь угодно долго обсуждать со Старцем новые темы. Ведь их встречи всегда сильно обогащали его личность, поднимали на ступень выше.

– Конечно, давайте обсудим! – с готовностью произнес он.

– Дело в том, что все законы взаимосвязаны и имеют продолжение друг в друге. Вот, к примеру, закон Иерархии Света называют еще и законом Беспредельности. А все потому, что Иерархия Света не имеет конца, она уходит в Беспредельность. Тебе пока не понять этого. Но предлагаю на досуге об этом тоже поразмыслить. А еще есть Закон Свободы Выбора, и ты уже сталкивался с ним во время своей учебы.

– Ну, да, я помню. Это когда можно выбирать между эволюцией и инволюцией! Между движением либо во тьму, либо – к Свету, – уточнил Владар.

– Не только вверх или вниз может двигаться человек, но и перпендикулярно, если помнишь. Этот путь сродни инволюции, поскольку он задерживает и даже низвергает, в конце концов, всякое творение, если только на нем нет путей к Свету… Но не об этом сейчас речь. Ты совершенно верно привел примеры для определения сути Закона Свободы Выбора. У современных людей нет такой свободы, потому что они не располагают достаточной информацией для того, чтобы осознанно делать свой выбор. – Владар насторожился. Ведь именно об этом и размышлял он в последнее время, но Старец, видимо, не хотел задерживаться на этой теме. – Давай не будем отвлекаться. Ведь теперь следует обратиться к еще одному Закону. Это закон Кармы.

Владар много раз слышал о таком законе, но механизмы его ему пока не были понятны. Теперь его сердце замерло в предвкушении возможности узнать об этой тайне. А Старец, меж тем, продолжал:

– Закон Кармы открыт физиками в виде трех законов Ньютона: «Действие равно противодействию» и воспринимается многими как закон Воздаяния. На самом деле этот закон имеет множество других уровней проявления и по существу определяет все условия не только в человеческой жизни, но и во Вселенной. Ты поймешь его механизмы только, когда тебе совершенно ясна станет вся картина Мироздания и роль Человека в нем.

Владар чувствовал, что сейчас Старец говорил для него только то, что он сможет воспринять. Но в голове его стали появляться картинки радужных переплетений в микромире. Такие же радужные сплетения в мире Природы в среде минералов, растений, животных, в семейных отношениях людей, в сплетении властных структур. Везде преобладали какие-то спектральные значения, которые, соединившись, создавали свечение в тех местах, где существовали ранее полосы-провалы, темные полосы поглощения и, наоборот, накладываясь своими светлыми линиями друг на друга, провоцировали множество взрывов в виде либо физического явления, либо ссор в семье, либо войны между государствами. Закон кармы увязывал в своей непреложности множество событий, казалось бы, совершенно не связанных между собой. Однако их суть и содержание было единым - световым спектральным и многообразным во всех своих проявлениях, поскольку каждый штрих этих спектров имел индивидуальное значение либо для события, либо для субъекта, им обладающего… Картинки работы Закона Кармы все еще крутились в голове Владара, и он не мог остановить их круговерть. У него сам собой выскочил вопрос:

– А для чего же все это надо? Что именно происходит, когда действуют эти законы?

– Я рад, что ты вновь задал правильный вопрос, – ответил Старец и продолжил: – Конечно, Высшие Законы Бытия не существуют сами по себе. Они имеют совершенно очевидную цель: заставить все Творение эволюционировать! От тьмы – к Свету, от убожества – к совершенству.

– А в чем же выражается это самое совершенство?

– Совершенство – Абсолютный Свет в Беспредельности. В Нем нет ни одного черного пятна, ни одной полосы-провала, поглощающего свет. Его спектр – само совершенство. По существу, это и есть Бог, которого люди на протяжении своей истории всегда искали, но находили взамен ему далеко не совершенных Иерархов, которые выдавали себя за Всевышних или Абсолютов… Это другая история, которую тебе еще только предстоит открыть для себя. Приближение к совершенству – это просветление внутри себя всех темных провалов в своем спектре сознания, которые, как тебе уже известно, имеют сразу семь уровней, выраженных в цветовых градациях тел, составляющих Высшую Человеческую Природу, как и у Планетарного Логоса.

– Так, я понял! Все законы ведут к тому, чтобы все живое эволюционировало, пробуждая в себе Свет!

– Верно! – поддержал его Старец.

– Тогда ведь необходимо, чтобы навыки и впечатления от каждой жизни никуда не исчезали, а накапливались где-то!

– И здесь ты прав! – вновь согласился Старец и продолжил: – Этому служит Закон Реинкарнации. Именно благодаря этому Закону всякое Творение может накапливать Свет своих спектров и передавать его в новые поколения. А Душа каждого человека – это Световая Матрица, в которой Света ровно столько, сколько она накопила за время своих многих рождений.

– А как же минералы, растения, животные? У них тоже есть душа?

– В отличие от человека, у них она коллективная, которая, впрочем, во всем остальном не отличается от души человека. Этой коллективной душе надо также эволюционировать и приобретать Свет в своем спектре. – ответил Старец.

Владар несколько минут сидел потрясенный. Перед его взором возникла картина всего Мироздания, со всеми Творения, начиная с микромира и кончая вселенными и галактиками. В них абсолютно все имеет в сути своей Свет! Спектры громадных размеров поглощали спектры размером поменьше а те, в свою очередь, сливались во множестве радужных связей со спектрами еще меньшими. Все это Творение находилось в постоянном обмене энергиями, в постоянном их производстве и перераспределении. Владар видел, как Вселенная выдает все новые Галактики, а те внутри себя производят сияющие радужные вихри, которые становятся Солнечными системами, утверждающими уже в своем ведении множество новых планет. Все это Творение Света вращалось в великолепии радужных составляющих и переплеталось внутри себя строго согласно Закону Кармы, дополняя друг друга, укрепляя в своем новом Свете и отталкивая все ненужное и непотребное далеко на периферию.

Владар увидел, как множится мерность Пространства и Времени именно благодаря Свету, поскольку каждый уровень Света создавал свой особый мир, свое особенное индивидуальное проявление. От всего увиденного голова Владара закружилась, и рассудок стал понемногу ослабевать. Он задохнулся от восторга, который охватил его от всего увиденного, и был готов расплакаться от радости. Он постиг сейчас Высшие Законы Мироздания, которые показали ему свое совершенство и механизмы, а значит, он имел теперь настоящую твердую точку опоры, на которую можно было бы опираться каждый раз, когда он сталкивался с каким-нибудь непонятным явлением в окружающей жизни.

Владар вдруг со всей очевидностью понял, что это не просто знание законов, это, по сути, настоящая власть над событиями. Ведь теперь никто и ничто не могло сбить его с пути!

– Если целая Вселенная живет по этим законам, то что же мешает людям жить по этим же законам, – дерзко выпалил Владар?

– На этот вопрос ты будешь теперь отвечать сам себе всегда и везде. А теперь обратись к своему новому заданию. Надеюсь, ты все еще помнишь его суть?

– Конечно, помню. Мне предложено разобраться с общественными организациями. – с готовностью ответил Владар, все еще продолжая  переживать восторг.

– Знание Высших Законов Бытия тебе поможет сразу же понять, насколько они законны или нет. – назидательно проговорил Старец и стал таять в воздухе.

Владар хотел еще что-то спросить у Старца и задержать его еще хоть на одно мгновение в комнате, но было уже поздно. Комната была пуста…

Тело государства

«Рассмотреть тело государства» – эта мысль появилась в голове у Владара сразу, как только он начал серьезно думать об общественных организациях и структурах. Почему тело? Да потому, что государство живое. Оно рождается, растет, мужает, становится зрелым, потом к нему приходит старость, и оно умирает, чтобы дать жизнь новому государству, которое зарождается в недрах старого…

Но следовало идти от простого к сложному. Ведь Старец дал задание рассмотреть современную общественную структуру с учетом знания Высших Законов Бытия, а это уже посложнее, чем просто рассмотреть и сделать выводы.

Владар полеживал на своей кровати, задрав ногу на ногу, и смотрел в потолок. Для того чтобы проникнуть в суть общественной организации далеко ходить было не надо. Ведь историю коммунистической партии в бывшем Советском Союзе знали все еще из школьной программы. Владар стал вспоминать структуру этой организации. Во-первых, она всегда имела Единоначалие в лице генерального секретаря. Политбюро – многоголовое. Но подчиненное большинство было лишь прикрытием для одного избранного. Все вместе, но под чутким руководством одного, они вырабатывали стратегию развития страны, вели ее политические дела, решали насущные задачи. А все это подчинялось идеологической составляющей, которая была заложена в Капитале и Научном коммунизме К. Маркса и множествах работ В. Ленина.

Значит, эти два человека определили судьбу тысяч и тысяч людей, которые стали заложниками коммунистической утопии, основанной на вымышленных тезисах, связанных с зависимостью общественной иерархии от имущественного положения каждого из членов общества…

При капитализме – кто богат, тот и правит. В коммунизме – богато государство, оно и правит. Но ведь государство – это и есть общественная структура! Самая первая и самая влиятельная...

Владар поморщился и вспомнил дела своего государства в области проведения в жизнь планов построения социализма, а потом коммунизма в отдельно взятой стране. Миллионы погубленных жизней и судеб. Страшные последствия насильственной коллективизации, рабские условия труда в лагерях и колониях. Задавленное творчество народа… Все это – дань стратегической мысли основоположников научного коммунизма…

Владара осенило: ведь в начале государственности была МЫСЛЬ. Вернее, много мыслей, собранных в единое русло. К. Маркс обдумывал эту «мысль» много лет подряд. А Ленин подхватил ее и стал додумывать уже в применении к реалиям жизни… Затем эта живая мыслеформа стала основой для целой новой государственности, которая родилась не в законном порядке, а вызрела ВНУТРИ Царской России, как вызревает яйцо, отложенное паразитом, чтобы из него однажды вышла прожорливая личинка, пожирающая все вокруг себя. В конце концов, именно личинка коммунизма и убила тело государства Царской России… Что же было той движущей силой, которая позволила этой гибельной для России «личинке» выжить, вырасти и занять потом место хозяина в полуживом организме Государства Российского после революции.

Владар перебирал в уме все обстоятельства, известные ему из истории его родины и, конечно, тут же пришла мысль: а ведь этой движущей силой был пришлый народ евреев, который сначала жил на окраинах царской России и имел ограничения в возможностях передвижения и проникновения в государственные службы. Но прошло время, и эти ограничения стало невозможно исполнять, потому что этот народ постепенно ассимилировался с местным населением, поменял фамилии, изменил свой социальный статус. Затем выучился и получил должности в государственных учреждениях… Словом, врос в тело государственности Царской России, сделавшись вроде бы его составляющей, но с функцией паразита, живущего в живом организме. Он пожирает тело своего донора, нисколько не заботясь о том, чтобы дать ему что-нибудь взамен. Но и такое положение дел его тоже не устраивает. Он непременно желает полностью завладеть телом государственности, стать единоличным его правителем и вождем.

Революция семнадцатого года – это и был тот самый момент, когда грандиозный червь, разросшийся в чреве Российской государственности, отгрыз у нее Голову – расстрелял царскую семью. И высунул на поверхность свою многоголовую, похожую на Гидру, личину, она и стала править телом – народом – в свою пользу. При этом самые главные потребности любого паразита были учтены в полной мере. Народ питал эту паразитическую надстройку несколько десятков лет, пока эта гидра не переродилась в теле государства, чтобы вылезти из него поотдельности в лице современных олигархов. Старое тело России для этого должно было распасться, и это случилось. Оно буквально развалилось по частям, а паразитическая начинка этих частей немедленно отхватила себе по куску уже распавшегося тела. Во всех республиках бывшего Советского союза у власти оказались именно те паразиты, которые жили внутри тела государственности в Советском Союзе.

Владар ВИДЕЛ эти картины, и в его сердце поднималось негодование, но он усилием воли подавлял его, потому что только холодный ум мог помочь все правильно расставить по своим местам.

Итак, современная Российская государственность – это результат деятельности уже новой плеяды государственников, которые нашли в себе силы для того, чтобы из обломков, оставшихся от Советского союза, попытаться собрать нечто, более или менее похожее на живой организм. Они скрепили разломанные на куски связи между регионами. Включили в работу особый механизм «Вертикали Власти» во главе с президентом, что очень похоже на искусственную шину или корсет с костылем для слабой параличной старушонки, коей представала Россия в конце пресловутых 90-х годов.

Теперь эта «старушонка» уже бойко прыгает на своих костылях. Пудрится и румянится. Она иногда имеет влиятельный голос, но всеже обречена… Владар был недоволен выбранным образом старушонки. Но пока иной ему не приходил на ум. Почему же Россия и в новом веке все также не имеет будущего? Ведь вроде бы есть какие-то улучшения, и ее влияние в мире изменилось в лучшую сторону…

А все потому, что ничего не изменилось в самой системе построения государственности. Ведь, когда паразиты покинули государственное тело Советского союза, они захотели организовать себе кормление уже непосредственно в самых энергетических местах, а значит, они, в первую очередь, завоевали себе право распоряжаться энергетическими ресурсами России, то есть ее недрами, водами, землей, человеческими ресурсами… Паразитический олигархат отдает теперь самому государству налоги в количестве 10%, а весь остальной энергетический и финансовый капитал вывозится, перекачивается, переправляется в те страны, где они обитают.

Поэтому «новая демократическая Россия» – старушонка на костылях и в корсете как бы ни пыжилась, все же обречена. И ее кашляющая и чихающая инфляционная экономика говорит об этом вовсеуслышание.

Владар опять недовольно заворочался на кровати. Ему было противно думать так о своей России. Но ведь это не была МОЛОДАЯ страна, с этим надо согласиться. Кто объявлял, что Россия возродилась из пепла? Что она имеет будущее? Что она будет развиваться по такому-то плану? И, правда, кто это объявлял? Ведь, как он уже понял раньше, в начале государственности лежит непременно чья-то Мыслеформа, идеологическое основание, которое позволяет затем выстраивать и саму стратегию государственности, и всех ее начинаний. Есть ли в настоящее время в России такая идея, такая базовая мыслеформа, которая позволила бы разом избавиться от всей этой паразитической нечисти, вернув ее на место, уготованное природой, а именно – жить в нечистотах и питаться отходами, а не отбирать себе самые сладкие кусочки со стола и навязывать свои паразитические правила жизни всем остальным участникам эволюции?

Владар даже задохнулся от возмущения как всегда, когда он ощущал свое бессилие изменить что-либо сразу и бесповоротно. Но если браться что-нибудь разрушать, то надо уже заранее знать, что именно ты желаешь построить взамен. Владар пока этого не знал. Построить новую государственность вот так просто, на пустом месте… Нет, такая задача пока еще ему не под силу. Ведь, как известно, такая Власть должна быть дана от Бога. Не случайно все венценосцы всегда несли на себе печать избранности и были помазаны на царство и благословлялись церковью…

Поток рассуждений Владара был нескончаем. Ему хотелось понять, что же связывает все эти процессы? Что делает их гармоничными или, наоборот, дисгармоничными? Что определяет законность того или иного построения? Ведь, если нет точки опоры, то и власть паразитов – олигархов может показаться законной. Ну, дают же они жить другим людям, пусть не так сытно и не так удобно, но всеже дают. Можно довольствоваться объедками с их столов, смотреть на их футбольные команды, любоваться на их выкрутасы на курортах, обсуждать их очередную яхту или виллу, не имея зачастую даже простого убогого жилища в старой хрущобе…

Владар знал, что многие обыватели уже давно смирились со своим положением в этом мире. Они просто решили, что хорошая жизнь не для них, что Солнечной Энергии Жизни им все-равно не хватит, а значит, нечего и тратить силы зря. Надо доживать побыстрее свою жизнь и убираться с Земли, оставляя своим детям и внукам нерешенные задачи во все более темной и безысходной картине жизни… А некоторые обыватели сознательно выбирают роль навоза-удобрения для своих детей, подкладывая свою жизнь под будущее благополучие своих потомков. Но все их жертвы бессмысленны, потому что паразиты со временем находят способы еще более изощренные, чтобы обездолить народ – забрать энергию жизни и у их потомков!

Владар вскочил с кровати и стал расхаживать по комнате. А, между тем, во Вселенной существуют Высшие Законы Бытия, которые четко и подробно описывают все необходимые условия для организации любой разумной структуры, начиная с микро- и кончая макромирами, в которых все подчиняется основным семи законам. И эти семь законов лежат в основе всех гармоничных и последовательных процессов!

Так стоит ли что-нибудь изобретать? А не лучше ли использовать при организации жизни людей Мыслеформу Высшего Разума, заложенную в сути Абсолютного Света в Беспредельности!? Для этого надо просто Высшие Законы Бытия ввести в главный государственнообразующий Уклад! В Конституцию!

Владар уже не просто ходил по комнате, а бегал по ней туда и обратно. Ему было тесно в маленьком помещении, но выходить из номера не хотелось, потому что был разгар дня, и народ сновал по коридору, сбивая с мыслей.

Итак, он должен был продумать все особенности и отличия Новой Государственности, которая могла бы сменить старую, а для этого следовало выработать некий системный подход. Ведь ничего не случается без системы, и у общественной организации, как и у всякого другого Творения, тоже должны быть свои отличия.

Очевидно, что старая форма государственности уже давно деградировала и стала непотребной. Ее гибель – дело времени. Посуществу, ее гибель была запрограммирована уже с самого начала. Владар хорошо помнил пример Старца с крутящимся волчком, на котором при вращении серебряная спираль закручивалась то вовнутрь круга – при левом вращении, то вовне, на периферию, из центра – при правом вращении. Так и государство старой системы вращается центростремительно, что и делает его деструктивным по отношению к большей части общества, остающегося на периферии, и позволяет паразитировать малой группе олигархов, политиков и коррумпированной бюрократии на теле целой творящей и созидающей нации.

А после полного разворота всех общественных сил силы, направленные центробежно, позволят автоматически выбросить из центра всю мерзкую паразитическую «начинку» старой государственности и наполнить ее людьми просветленными и облегченными в светлости душ своих. Владар уже видел перед собой такую картину.

Перед ним проходили обстоятельства смены эпохи, когда сам Планетарный комплекс меняет свое местоположение во Времени и Пространстве, и это является точкой смены системы жизни. Теперь силы Земли, вывернутые на сто восемьдесят градусов, становятся поддержкой для грандиозных перемен не только в одной России, но и во всем мире.

Перед Владаром открылась картина мрачных и непредсказуемых явлений в мировой экономике, сплошь и рядом настроенной на обслуживание системы тьмы, пестующей и холящей паразитические кланы мирового значения. Олигархи, сплоченные единой задачей сохранения существующего положения дел на Земле и своей неприкосновенности, лезут во власть или сплачивают в ней своих марионеток…

Они вкладывают свои средства в дела общественные, соглашаются на всякие, даже самые скромные должности в новых правительствах, потому что по старой привычке мечтают вновь врасти в тело государственности и получать от него все те энергетические привилегии, которые они привыкли получать в Старой Эпохе. Но Новая система жизни более не терпит их и выбрасывает – безжалостно откидывает все дальше от центра на периферию, где они превращаются в самых обыкновенных природных паразитов – эгоистов, живущих за счет общества…

Теперь новое государство добровольно обеспечивает им прожиточный минимум, и они довольны даже этим. А в центре к тому времени собираются все самые просвещенные и самые творческие Личности, которые когда-то сидели в тиши своих келий, скромных кабинетов, котельных или лесных сторожек и творили дела, способствующие приближению Новой Эпохи. Все вместе они создавали Воинство Света, и теперь, когда смена эпох, наконец, подошла, они получили возможность объединить свои усилия, чтобы построить Новую Россию - Страну СВЕТА, где основными законами для жизни отныне и навсегда станут Высшие Законы Бытия!

Владар открыл окно, чтобы наполнить комнату свежим воздухом, но Большой город предложил ему только пыль, шум и вонь от автомобилей… Он недовольно захлопнул створки и решил, что на сегодня размышлений хватит. Ведь был уже полдень, и ему надо было перекусить, чтобы вновь почувствовать себя полным сил.

Обед

Владар вышел в Большой город. Хотелось есть, но идти в дорогой ресторан было неинтересно. Владар любил бывать среди простых людей, а значит, обычная городская столовая подходила больше всего. Недалеко, примерно в двух кварталах от гостиницы, он давно уже приметил замечательную столовую. Это было полуподвальное помещение, где подавали самые обыкновенные блюда: борщ, котлеты, компот…

Владар спустился по крутой лестнице в мрачноватое и прохладное чрево городской столовой. Здесь было полно народа, и все были вполне довольны поглощаемой пищей. Это было написано на лицах людей, которые с аппетитом уплетали свои обеды. Все новые и новые посетители спускались в столовую, чтобы выйти из нее через некоторое время вполне удовлетворенными и сытыми.

 Владар пристроился в конец очереди и стал разглядывать меню, висящее на стене. Из трех видов супов он выбрал гороховый. Из трех видов вторых блюд – котлеты под названием биточки и на третье взял компот из сухофруктов. Поставив весь этот набор на влажный от постоянного протирания поднос, он оглянулся вокруг, чтобы найти свободное место и вскоре заметил пустой столик, правда, заставленный пока грязной посудой. Другого места не было. Пришлось идти именно за этот неприбранный стол, тем более что к нему уже торопилась официантка. Она быстро освободила стол и от грязной посуды, и от крошек, смахнув их со стола поистине виртуозно. Владар сидел в одиночестве за столом и оглядывал зал, при этом не забывая уплетать свой обед.

Вдруг за соседним столиком произошло какое-то движение, и раздался шум. Владар посмотрел туда и увидел, что молодой человек смахнул все тарелки со стола и швырнул куском хлеба в лицо другому молодому человеку, своему соседу. После этого вскочил и быстрым шагом вышел из столовой. Тот молодой человек, который оказался под градом тарелок вместе  с их содержимым, сидел в растерянности, разглядывая свой испорченный костюм и растопырив руки, не в состоянии чем-нибудь помочь себе. Лицо его было растерянным и обиженным, при этом он и не пытался догнать своего обидчика. Официантка, которая за свою жизнь, видимо, привыкла и не к таким случаям, быстро привезла на своей рабочей тележке тазик с чистой теплой водой и стала понемногу приводить опешившего клиента в чувство и опрятный вид…

Владар ел свой обед и продолжал наблюдать за происходящими событиями с интересом и тревогой. Аппетит был всеже сильнее любопытства, а короткая скандальная сценка за соседним столиком уже завершилась, но оказала, видимо, свое влияние на состояние сознания Владара так, что оно неожиданно разделилось. Некоторая монотонность поднесения ложки от тарелки ко рту и неожиданное событие, произошедшее рядом, внезапно превратили его обед в подобие транса. Он это понял, когда внезапно открылось его внутреннее тонкое зрение, которое позволило теперь видеть все происходящие события как бы с изнанки, в тонком их проявлении.

Перед тонким взором открылась совершенно неожиданная реальность столовой. Во-первых, у самой тарелки Владара висело какое-то туманное облачко, которое было разлито по всей поверхности блюда. Он машинально махнул рукой, словно желая разогнать дымок, неизвестно откуда взявшийся. Но дымок не рассеялся, а, легко обтекая его руку, вновь сконцентрировался над поверхностью тарелки. Тогда Владар посмотрел в тарелку только что усевшегося рядом с ним соседа, который закончил расставлять на столе свои тарелки и стакан. Над его блюдами висело примерно такое же облачко. Владар внимательно присмотрелся к тому, что именно происходит под этим облаком, и увидел, что кусочки еды словно гаснут под его воздействием. Оно явно забирало из блюда энергию!

Владару очень не понравилась такая картина. Но он был еще больше удивлен, когда увидел, что во всех углах обеденного зала концентрировались какие-то темные вихревые образования, которые время от времени делились и становились подвижными маленькими торнадо. Они налетали на людей в основном со спины и, пока те ели, забирали из них энергию жизни.

Человек во время еды, будучи, как правило, расслабленным и довольным, терял контроль над защитой своей ауры. А потому его тело становилось легкой добычей для этих странных вихревых сущностей. Далее Владар заметил, что из кухни, откуда время от времени выносили большие кастрюли с супом, чтобы перелить из них содержимое в специальные подогреваемые сосуды на кухонной стойке, вылетают странные лохматые и бесформенные мочалки кроваво красного цвета.

Эти «мочалки», полетав по залу, вновь возвращались на кухню, видимо, так и не обнаружив себе добычи. Это было понятно по тому, как они рыщут и не  находят чего-то… Сосед как раз в этот момент подносил ко рту вилку с куском тушеного мяса. Владару захотелось схватить его за руку, потому что за этим куском тянулся целый шлейф маленьких сущностей пузырькового вида, слепившихся вместе прямо над разрезанной стороной шницеля… Владару стало не по себе. Люди в столовой постоянно подвергались нападению со стороны сущностей из тонкого плана! Они были разнообразны по своей форме, но суть их поведения сводилась к одному – поживиться энергией от пищи и от самих людей.

Видеть все это было отвратительно, и Владар не стал даже пить свой компот, потому что заметил на стенке стакана большую муху, которая, деловито шевеля лапками, выуживала что-то своим хоботком, а ее мохнатые лапки кишели при этом множеством едва светящихся микроскопических существ. Похоже, что это и были пресловутые микробы… В любом случае это было чрезвычайно неприятное зрелище.

Съеденная за обедом пища едва удерживалась в желудке у Владара, когда он почти выбегал из столовой. «Ну, зачем мне это видение?!» – ругал непонятно кого Владар. – «Ну, что мне от него? Вот был бы как все люди и не видел этот параллельный мир, так и жить было бы легче…»

То ли потому, что он вышел на улицу, то ли потому, что был недоволен своим тонким зрением, но оно у него вдруг исчезло. Теперь все опять было на своих привычных местах. Тонкий мир жил своей жизнью где-то параллельно с ним, а он жил в видимом и проявленном мире.

«Ну, вот. Совсем другое дело», – обрадовался про себя Владар, поглядывая вокруг. – «Что толку от того, что я вижу и ничего не могу сделать с этими сущностями. Они живут по каким-то мне непонятным законам, а значит, я пока бессилен что-нибудь предпринять против них…» – продолжала литься мысль Владара.

День был яркий, тепло от нагретого асфальта гнало людей в тень и прохладу сквера. И Владар решил отправиться туда, чтобы обдумать свое положение и новые действия, для того чтобы справиться с новым заданием Старца.

Общественная неразбериха

Владар постепенно привык к городскому шуму, сутолоке и скверному воздуху. Несколько кварталов до сквера пришлось идти по солнцепеку. На первых этажах высотных домов были открыты разнообразные магазины. Они пестрели множеством рекламных щитов, витрин, манекенов, вещей и всевозможной утвари. Информационный поток Большого города обрушился на Владара. Здесь была информация самого разного уровня – от незначительной и ненавязчивой до агрессивной, донимающей и обволакивающей. Каждая буква рекламы была усилена еще и множеством светящихся эффектов, отчего его подсознание реагировало на нее, как маленький ребенок на конфетку. Владар сознательно сопротивлялся агрессии торговой рекламы, но люди, которые шли рядом, словно сомнамбулы, с завороженным видом заходили и заходили в эти магазины и покупали там вещи, которые, возможно, и вовсе не нужны были в их хозяйстве. Владар воспринимал городскую обстановку как врага своей автономной самостоятельной человеческой сущности. Ведь она требовала от него поведения, выходящего за рамки его естественных нужд и необходимостей.

К чему, к примеру, ему сейчас пиво? А его реклама была на каждом шагу. К чему ему сигареты? Но их реклама таращилась на него с огромных щитов, изображающих курящего ковбоя. Владар уклонялся от рекламы кока колы, но она торчала на самых видных местах в каждом магазине, который получал от производителей этого напитка вдобавок к ней почти бесплатный холодильник. Его желали завлечь в свои сети какие-то неведомые компании, производящие все эти ядовитые жвачки, напитки, спиртное. Они лезли в его сознание насильно, без его спроса. Ведь стрессовая ситуация городских событий с огромным потоком транспорта, несущегося по широкому проспекту, с нервными и издерганными пешеходами, которые были вынуждены идти по этим жарким улицам, и так раздваивала его сознание, вводило все в тот же транс, который он только что испытал внутри полуподвальной столовой. А в раздвоенное сознание очень легко проникает всякое внушение, коей и была сейчас эта навязчивая реклама. Владар шел по улице Большого города и даже не пытался думать о том, что наказано ему Старцем. Он просто отмечал для себя ту пагубную ситуацию, в которой ничего не подозревающие люди становились жертвами рекламы, непрестанно насилующей их подсознание. Компании, производящие сигареты, спиртное, сомнительные напитки, химическую жвачку, искусственные ядовитые сладости, бутерброды из модифицированных продуктов, агрессивно вторгались в жизнь каждого человека, находящегося в Большом городе, и в его, Владара, жизнь тоже! А сколько же на Земле таких городов?

Великое множество!   А значит, люди больших городов мира стали жертвами и одновременно донорами огромных корпораций – производителей всей этой вреднейшей для человека продукции, которая делает человека деградентом – рабом потребления. А если учесть, что зомбирование сознания происходит непрестанно из всех источников информации, начиная с газет и кончая телевидением и радио, получается, что современный человек более не имеет власти над собой. Она стал частью четко спланированной войны хищных корпораций против его человеческого Права Свободы Выбора!

Владар отмечал все уловки системы, загоняющие человека в свои ловушки. В это время он как раз проходил мимо офисного здания, где в недрах длинных коридоров скопилось великое множество офисов самых разных компаний мелкого пошиба. Интерес к их работе у Владара был уже давно, но увидеть воочию их повседневную деятельность не приходилось. Владар смело вошел в здание и стал читать таблички на стенах и дверях. Судя по названиям, это были небольшие организации, предлагающие услуги, занимающиеся куплей-продажей различных товаров, оказывающие юридическую или медицинскую помощь. Словом, это были люди, которые действительно вершили реальные дела и оказывали услуги другим людям, облегчая их жизнь, снимая с них необходимость решать проблемы вне их компетенции. У Владара не возникало претензий к такой деятельности, ведь люди и должны помогать друг другу, а взаимные услуги должны оплачиваться деньгами. А чем же еще? Ведь деньги – эквивалент энергии, а значит, обмен энергиями внутри человеческого общества вполне правомерен.

Так в чем же разница между насильственно навязанными услугами и товарами от тех услуг и товаров, которые людям действительно насущно необходимы?

Владар уже собрался выйти из офисного здания и, по ходу дела, искал ответ на свой вопрос. И тут столкнулся с женщиной, которая искала какой-то офис в длинном коридоре. Она была взволнована и вела за руку маленького мальчика, который упирался и не хотел идти за ней. Владар знал, где находится нужный женщине офис, видел табличку на двери, когда проходил мимо. Это был кабинет логопеда и детского психолога. Владар вызвался проводить женщину, а заодно по дороге расспросить ее о причине посещения такого кабинета.

– А что вас туда привело? – участливо спросил Владар, заранее понимая, что именно малыш и требовал внимания  врачей.

– Да понимаете, он в последнее время ведет себя очень странно. Недавно мы с мужем заметили, что вся реклама, которая идет по телевидению почти каждые пятнадцать минут, стала для него самым интересным зрелищем. Как только начинается реклама, он немедленно бросает все свои дела и, как завороженный, смотрит на экран. При этом шевелит губами и тихонько повторяет все, что там говорится, и даже голосам подражает… – женщина даже всхлипнула, говоря все это, но продолжила: – А вчера я ужаснулась, когда он один вдруг стал на все голоса громко и уверенно повторять слово в слово все, что говорится в рекламе. При этом он имитирует еще и музыку, которая звучит в рекламе, и даже интонации дикторов и авторов, которые там выступают. Мы с мужем стали замечать, что он уже почти не реагирует на наши слова. Он стал зависимым от того, что попадает в его уши с экрана телевизора.

Было видно, что женщина удручена случившимся и пока не видит выхода из этой ситуации, а Владар участливо смотрел на эту несчастную и на ее сына, который уже с малолетства подсел психически на все эти рекламные ухищрения. И не только этот малыш, но и великое множество ни в чем не повинных детей не могут уже представить себе жизнь без этой въедливой и агрессивной рекламы. И все они, когда вырастут, станут потребителями и создателями все новых видов чудовищных махинаций, загоняющих человеческое сознание в прокрустово ложе системы тьмы…

Кабинет детского психолога поглотил мать и ее неразумное дитя, а Владар вновь отправился по направлению к выходу. Он лихорадочно искал ответ на свой вопрос.

«Что же делать со всей этой махиной системы тьмы – старой, громоздкой, которая так беззастенчиво насилует человека с самого детства, делает его своей пищей и донором?..» Но ответ не приходил.

Весь оставшийся день Владар бродил по городу и подсматривал самые разные городские сценки. Он побывал в магазине, где продавали одежду, потом в другом, где продавали продукты. Затем он поездил в трамвае из конца в конец Большого города. И так на все эти перемещения у него ушел остаток дня.

В гостиницу Владар вернулся удрученный. Он не мог понять, по какой именно системе был организован Большой город? Неужели стихийно? Но ведь история утверждала, что у него был основатель, то есть человек, который заложил его, дал ему большое будущее. Следовательно, этот самый основатель города имел какую-то первичную огромную силу, для того чтобы и много лет спустя Маленький когда-то городок стал Большим городом и продолжал жить в веках. Что это была за сила такая?

Владар лихорадочно перебирал все знания, которые у него были о том, как именно создается общественная структура. Ведь город – это тоже общественное образование людей, которым выгодно и удобно жить в одном месте. Итак, чтобы основать город, необходимо что? Владар представил себя такой Личностью. Вот он пришел на высокий берег Большой Сибирской реки. Кругом тайга, насколько хватает взора, внизу могучая река, и ни одной живой души в основе. С чего начать?

Владар мысленно выбрал себе место на крутом берегу для того, чтобы обозревать просторы и ставить на них сначала острог – крепость, в которой можно было бы обезопасить и себя, и своих соратников. Затем он мысленно воздвиг высокий остроконечный забор вокруг, продумал направление выходов, чтобы поставить ворота. Выбрал себе место внутри острога на возвышенности, чтобы видеть всех сразу и быть в курсе всех событий, происходящих внутри своего нового стана… Далее стал думать о том, кого из своего воинства ему хотелось бы видеть рядом в соседях… Вот и начал складываться в уме уже вполне конкретный ПЛАН, который осуществить теперь было только делом времени и ресурсов. Нет, конечно, он будет еще возвращаться и возвращаться к этому плану, но ведь самое главное уже было сделано: была выстроена Мыслеформа, которая стала основой для будущего городища…

Владар не сомневался, что в основе всякого человеческого общественного образования тоже должна лежать какая-то самая важная мысль или идея, которая сможет объединить людей в едином порыве, соединить их силы для построения такой структуры, которая будет схожа с маленьким «острогом» будущего Большого города.

Из маленького острога поселение разрослось до миллионного города и теперь продолжает завоевывать пространство вокруг себя, потому что люди прибывают и прибывают в него… Следовательно, если общественное образование – это тоже нечто вроде города, то у него обязательно должен быть свой основатель.

Владар стал вспоминать, какие виды общественных образований ему известны. В первую очередь, почему-то пришли в голову заводы. Это ведь тоже, прежде всего, общественные образования. И они создавались точно так же, как и города, на основе необходимости произвести что-то общественно значимое. Значит, базовая идея в основе завода тоже была, как и в основе города. А когда появилась идея, то все остальные планы выстраивались вокруг этой идеи. Если, к примеру, городу был нужен хлеб, сотни и тысячи хлебов в день, потому что городских жителей перевалило уже за миллион, то и завод по производству хлеба должен удовлетворять такую потребность всеми своими мощностями. Это и есть идея, которая лежит в основе такого завода. Получается, что идея первична. Она руководит всеми остальными действиями инженеров, техников, снабженцев, экономистов, бухгалтеров, крестьян близлежащих деревень, комбайнеров, водителей автомобилей, складских рабочих, мукомолов… Словом, под эту идею хлебозавода подстраивается огромное количество людей, которые обеспечивают ее осуществление всей своей жизнью и деятельностью.

Владар не хотел выпускать из ума нить этой мысли. Получается, в основе любой общественной организации, которая не производит ничего материального, тоже должна быть некая идея? Надо проверить это еще на нескольких примерах!

Теперь мысль Владара была направлена на политическую общественную структуру. Она не производит хлеба, автомобилей или другого товара. Это и не город, но она все равно является общественным образованием, если в нее входят в качестве членов люди, разделяющие идею своего Лидера! Владар был горд своими находками, хотя, казалось, они все были совсем простыми и даже примитивными.

Ну, что такого особенного, если он понял, что в основе любого общественного образования обязательно должна лежать идея? Возможно, это давно известно каким-нибудь ученым-обществоведам, но для него, Владара, это было еще одним маленьким открытием.

Выходит, что политическая партия обязательно должна иметь идею, которая близка и понятна достаточно большому количеству людей, чтобы они были готовы за эту идею бороться политическими, а иногда даже и военными действиями. Значит, эта идея должна отвечать интересам людей не только в одном конкретном поколении, но и во многих последующих. А иначе такая общественная структура будет как бабочка-однодневка: родилась, попорхала и умерла к вечеру.

Так что же обычно объединяет людей в партии и  народные движения? Владар стал припоминать. Ну, конечно, вот самый яркий и известный пример – коммунистическая партия Советского Союза! Владар пока не нашел примера более яркого и известного в полном своем развитии - от создания и до краха.

В основе коммунистической партии Советского Союза тоже лежала идея. Она была изложена сначала в работах Карла Маркса и Фридриха Энгельса, которые потратили на ее рождение почти все свои жизни, затем идея была приведена в состояние плана, готового к реализации, Троцким и Лениным. И вот, когда основная идея была наполнена подробностями и возможностями для осуществления, вокруг них начали собраться люди, которым было выгодно и интересно осуществлять такие перемены. Кем были первые революционеры? Теми самыми людьми из глубинки, у которых был ценз оседлости в Царской России, и которым очень хотелось выйти из своих резерваций и стать хозяевами этой жизни. Они уже не могли терпеть перенаселенность южных местечек и городков, а их молодежь рвалась к  действию именно в русле этой идеи, которая позволяла им преодолеть бедность, перехватить богатства знати Российской и взять ее функции в государстве российском себе самим. Но самим им было всеже не под силу ворочать делами в таких масштабах, какие имеются в России. Для этого пришлось перевести или, скорее, переврать идею таким образом, чтобы и крестьянам, и рабочим стало выгодно подчиниться новому руководству. Но при этом была необходимость непременно возглавить эту массу самим. Для этого и был придуман инструмент КОМИССАРОВ, которые все поголовно были евреями, а пушечным мясом революции стали обычные обманутые ложной идеей российские крестьяне и рабочие.

Однако у новой идеи было много врагов – это, прежде всего, интеллектуальная часть русского общества, которая видела ложь и обман, заложенные в основе революционной идеи, навязываемой идеологами целому народу. Эта идея могла бы быть уничтожена и выброшена из голов крестьян и рабочих, если бы в России в те времена были широко распространены средства массовой информации, а встречные идеи царской государственности были бы более заманчивыми для людей, чем идея еврейских комиссаров. «Отнять и поделить» – эта примитивнейшая идея показалась в то время очень разумной, и потому она свела в едином порыве кучку еврейских комиссаров, за которой пошла огромная масса крестьян и рабочих. Ситуация усугубилась и тем, что к тому времени еврейскими идеологами были перессорены между собой искусственным образом все имеющиеся в России классы и слои населения, так что им пришлось воевать еще и в гражданской войне, убивая брат брата.

Получается, что идея, выстроенная однажды таким вот злоумышленным образом, может надолго завладеть умами людей и оказаться направленной против тех, кто за ней следует. Следовательно, важен источник идеи. Ее родоначальник. В примере с созданием хлебозавода никаких вопросов нет. А вот с идеей государственности, основанной на идее Маркса и Ленина, случился казус продвижения ТАЙНОЙ ИДЕИ. Он заключался в том, чтобы руками русских крестьян и рабочих уничтожить ту самую интеллектуальную часть общества, которая пыталась предупредить свой народ о лукавстве и откровенном вероломстве предводителей новой идеи равенства. На их место вскоре были поставлены еврейские провокаторы и иуды, которые под коммунистические лозунги вскоре превратили Россию в объект воплощения своих тайных идей, но под прикрытием идеи официальной.

Такая чехарда идей внутри нового общественного образования, которое затем получило название Советский Союз и стало похоже на слоеный пирог, в котором каждая часть общественной структуры была обязана осуществлять двоемыслие, привела к тому, что разнообразные пороки были заложены во все общественные институты. Эти самые институты, особенно властные, затем стали ожесточенно несмотря ни на какие потери, осуществлять продвижение новой идеи ценой огромных жертв.

И когда не осталось уже иллюзий ни у рабочих, ни у крестьян насчет того, кто хозяин в России. Этим хозяином стал тот самый кровавый еврейский комиссар, который затем преобразился в начальника главка, в руководителя производства, в кинорежиссера, снимающего кино в русле своих ТАЙНЫХ идей. И корявая, насквозь гнилая от лжи и лицемерия государственность стала разрастаться со страшной силой. Увлеченные внешне привлекательными идеями светлого будущего молодые люди, для которых связь времен была прервана еврейскими комиссарами, вошедшими в историческую науку и исказившими великую русскую историю, начали жить по принципу «Ивана, не помнящего родства». Это тоже помогло идеологам от коммунизма еврейской национальности окончательно превратить Россию в свою вотчину. В громадное царство с молочными реками, кисельными берегами и угнетенным и замороченным народом.

Итак, идея, имеющая в своей утробе еще и сверхидею, смогла сделать то, что казалось неосуществимым без огромной затраты средств и оружия. Маленький пришлый народ, скромно живший в тихих южных городках на правах гостей, стал ХОЗЯИНОМ огромной страны, ее главным идеологом и водителем, ее управляющим и хозяином в лице олигархата. А коренной народ ужимается и ищет пятый угол в собственном государстве, чтобы, не дай Бог, ни словом, ни мыслью не обидеть тех, кто тут же придумал огромное количество законов, запрещающих даже помыслить о несправедливости такого положения дел.

Владар сжал зубы и дал себе зарок не поднимать в душе никаких эмоций. Это не продуктивно, если следует искать выход из провала истории, в который попала его страна по недомыслию и, главное, из-за отсутствия своей собственной Главной идеи. Именно понятная народу национальная идея могла бы стать альтернативой существующей до настоящего времени идеи Маркса и Ленина, которая однажды уже ввергнула Царскую Россию в пучину бед и лишений.

Однако нельзя было терять основную мысль. Ведь он сейчас размышлял именно над природой и конституцией – строением общественной организации. В качестве партии в Советском союзе самой главной была, конечно, именно коммунистическая партия, и ее идеология легла в основу не только ограниченного числа людей – членов партии, но и в основу целого государства. То есть, малая часть людей партийной принадлежности смогла силой навязать всем остальным необходимость осуществлять идеи, свойственные и близкие только для малой части общества.

Что из этого получилось? Владар быстро стал перебирать все преступления, которые совершены над его народом людьми, которые очень тонко замаскировались в теле России. Комиссары брали себе в жены красавиц из дворянских семей, а комиссарши – прекрасных и умных юношей из русских разночинцев. И появилась от этих браков на свет целая плеяда людей с половинным сознанием, которые и стали двигать далее подковерную идеологию, прикрывая ее идеей всеобщего блага. Дома, на своих кухнях, они получали от предков-комиссаров знания об этой двойной идеологии, и вскоре старые кадры ушли, оставив за собой поколения этой «золотой» многоярусной молодежи, которая по-своему поняла цели и задачи своих предков. Они выработали для себя циничную и такую же многоярусную идеологию жизни, которую сначала стали внедрять в жизнь, будучи детьми высокопоставленных чиновников Советского союза, а затем, после развала советского государства, уже как младореформаторы, которые якобы выступают против своих родителей и их убеждений. А на самом деле подводные идеи уже проросли и уничтожили тело, дававшее им до времени прикрытие для роста и существования. Советский союз умер, будучи взорванным уже созревшими идеями «новых» младореформаторов – деток и внуков кровавых еврейских комиссаров и вертухаев громадного количества лагерей, которые почему-то принято считать сталинскими. На самом деле и лагеря смерти, и кровавое месиво гражданской войны, и огромные потери Второй Мировой войны имели свое начала в идеях именно еврейских комиссаров, которые не скупились в изощренных способах обуздать и поработить Россию вместе с ее наром. Другое дело, что в определенное время все эти орудия повернулись против них самих. Тридцать седьмой год грянул для них только через двадцать лет после начала революции, а значит, вся инфраструктура их была подготовлена именно самими комиссарами, их идеями. Просто сработала старинная русская поговорка: «Не рой другому яму – сам в нее попадешь»…

Владар не хотел прерывать мысли, тянущиеся одна за другой, потому что они все показывали ему пример за примером, из которых было ясно, что всякая идея, лежащая в основе какого-либо общественного образования, могла вырастать как в очень полезное, так и в очень гибельное построение. Творцы идей оказывают влияние на их воплощение в жизнь. Это было очевидно для Владара, но возмущала мысль, как же так получается, что именно темные личности, имеющие каверзную, подложную идею, выигрывают у тех, кто прямодушен и прост? Ведь Правда всегда должна торжествовать. А ей нет места в большой части человеческой жизни! Почему, кто в этом виноват?

Владар не стал сейчас вдаваться в эти мысли, ему хотелось разобраться совсем в другом. А именно – понять, есть ли теперь у современной России Мысль-Идея, которая могла бы дать ей будущее, но не такое, как пропагандировалось до настоящего времени, а другое – по-настоящему Светлое. Ведь не может же быть так, чтобы множество людей, свято веривших в Идею светлого будущего, так и остались обманутыми и обворованными только лишь потому, что какой-то кучке злоумышленников удалось протащить внутрь этой мечты свои темные поползновения?

Владар поморщился от мысли о том, что ведь и сейчас, когда Россия вроде бы выскочила из проклятых 90-х годов, на арену политической деятельности повылезали дети и внуки еврейских комиссаров и вновь провозгласили теперь уже капиталистическую идею как единственно верную и безоговорочно выдержавшую испытание временем. Но мало кто помнит, что и капиталистическая идея все так же произросла от того же самого К. Маркса, в прошлом еврейского раввина…

Владар внезапно насторожился при мысли о том, что К. Маркс, по существу, был священнослужителем, а значит, имел базовое образование именно религиозное, что кардинально меняло картину всех его идей. Ведь, будучи раввином, он мог использовать идеологию своего иудаистского учения, которое лежит в основе Старого завета?!

Вот и получается, что основы идей капитализма и социализма, а также возможного коммунизма, К. Маркс черпал не из своей гениальной головы, а из идеи более ранней, которая давала основу для всей жизнедеятельности еврейского народа. Библия, вернее ее Пятикнижие – Тора всегда были основой для жизни евреев. А что там сказано? Там сказано, что евреи – самый важный и богоизбранный народ по отношению к другим народам. Что все другие народы – гои, скоты с человечьими лицами. Что еврейский народ является господином их и хозяином их богатств. А еще там сказано, что есть десять заповедей: не убий, не укради, не пожелай и так далее, но они предназначены для исполнения только по отношению к евреям, а к людям-гоям – скотам в человечьем обличье это не относится. И крови требует их божество и жертв животных и человеческих, и приносят евреи эти жертвы вот уже много веков и тысячелетий… А комиссары в России – только отзвук этих Библейских идей. Но именно библейские идеи и были причиной того, что Россия приняла евреев как бедных погорельцев, не имеющих своего угла на земном плане, что посуществу было описано в Старом завете, когда евреев, терпящих бедствие, принял Египет, а потом он был взорван изнутри их же интригами и коварством… И так на протяжении многих веков и тысячелетий бедный и обездоленный народ шел и шел по земле, входя вовнутрь и взрывая затем целые империи и цивилизации, и главной идеей для них была Идея Библейской Торы, которую они свято чтили, и принимали за руководство к действию каждое слово своего божества. Другое дело, что оно слишком уже было похоже на дьяволо-божество по своим замашкам и поведению. Ведь пить кровь и вдыхать миазмы всесожжения – это не самое приятное удовольствие даже для изощренного маньяка.

И опять Владар не дал себе уйти от основной темы. Ведь, для того чтобы ответить себе на вопросы, связанные с особенностями общественной структуры, ему пришлось перейти к вопросу первостепенной идеи, которая лежит в основе всякого общественного построения.

А поскольку в его стране в настоящее время нет руководящей идеи, кроме той, которую привели к действию младореформаторы, а посуществу внуки и правнуки тех самых кровавых еврейских комиссаров, то и ожидать от новых построений чего-либо хорошего для русского народа не приходилось. Следуя их идее, можно предположить, что произойдет лишь то, что выгодно последователям Торы!

Идея Торы служила основой всей жизни евреев во все века и тысячелетия .  И  было бы странно ожидать при их главенстве и руководстве чего-то иного, что не было бы уже заложено в самой Торе и учении иудаизма! Вот к такому выводу пришел Владар.

И неудивительно, что младореформаторы, прийдя к власти и опорочивая все построения в Советском союзе, как-то странно замяли разговор о том, КТО был в основе всех этих построений и КЕМ являются они сами. Ведь уроки из революции и Советской Власти никто даже не старался извлекать, потому что сразу же вылезли бы на поверхность все преступления дедушек и отцов нынешних «законных» олигархов, получивших таки Богатства России и поработивших ее народ окончательно.

Что делать с этими своими открытиями, он пока не знал. То, что Идея правит каждым общественным образованием, он уже понял окончательно. Идея эта могла быть как созидательного, так и разрушительного характера, к тому же она могла иметь много ярусов в своей целевой установке, что делало ее пробивной силой не хуже военного тарана, который легко громит всякие построения неприятеля. Владару хотелось немедленно приступить к созданию Новой идеи, которая была бы прямо противоположной древней – убийственной идеологии библейской Торы. Мало того, эта идеология, видимо, каким-то непостижимым образом была протащена и в другие мировые религии, раз евреи беспрепятственно проникали в другие народы именно на острие религиозных доктрин Христианства, насильственно внедрявшихся с начала новой Эры.

Здесь у Владара произошла заминка. Получается, что Тора не только вошла в основу Капитала и Научного коммунизма. Она вошла в свое время и в Христианство, а возможно, и в ислам. Ведь и он тоже основан на Библейских мифах?! Это была мысль, требующая основательного подхода, но все признаки говорили о том, что она верна! Ведь и Христианство, и Ислам имеют множество причин для раскола и постоянных кровавых раздоров как изнутри, так и между собой. Получается, что принцип «разделяй и властвуй» действовал и здесь? И все эти разрушительные тенденции в основе своей все равно лежат в Библейской Торе, так чтимой всеми евреями мира во все времена!

Итак, идея Торы правит миром. Даже само слово «история» имеет в своей структуре часть ТОРА, что, посуществу, является лишним подтверждением того, что только что для себя обнаружил Владар. Осталось только понять, какую Идею можно предложить, чтобы уронить Тору, престать жить по злоумышлениям кровавого и коварного божества и избранного им народа?

Желание немедленно начать формировать эту новую Идею Владар подавил довольно легко. Ведь ему пока было не понятно, что именно надо сделать такого, чтобы новая Идея могла обрести настоящую силу? Одно дело – задумать завод или партию, другое дело – задумать новую идеологию и систему жизни. Ведь это должна быть именно новая система жизни, потому что Тора проникла практически во все уголки современной цивилизации. А именно – в идеологию, политику, экономику, науку, культуру, медицину… Владар с ужасом для себя начал понимать, что абсолютно все построения, которые существуют ныне в мире, имеют своими родоначальниками именно евреев, которые становились базовыми идеологами всех этих направлений и формировали те правила игры и реалий жизни, которые были выгодны им самим и отвечали Заветам Торы! Получалось, что вся цивилизация, в которой он сейчас живет вместе со своими современниками, была рождена именно из Торы, а времена, которые прошли с тех пор, стали законно называться исТОРИей!

Так.  Надо остановиться, надо внимательно осмотреться, чтобы не сделать ложных выводов.  А потом следует понять, есть ли выход из такого положения дел? Можно ли что-то изменить? Или следует продолжать жалкое существование под игом избранного народа и его идеологии Торы, внесенной в абсолютно все построения цивилизации? А есть ли Идея сильнее и действеннее, чем идея Торы? Если бы Тора не была так сильна, то разве могла бы она породить целую цивилизацию – общественное образование глобального масштаба. Гениальность такой идеи неоспорима! Но гениальность эта демоническая, темная, кровавая. Кто же это так надолго завоевал этот прекрасный мир? Кому было под силу родить гениальные злоумышления против всего мира и руками малого народа осуществить их на Земле? Кто этот творец Мысли – Идеи? Владар не хотел отходить от основных размышлений, но и эти вопросы теперь уже будоражили его сознание самым беззастенчивым образом.

Получается, общественное образование может быть малым, таким, как контора или мастерская, средним, как заводик или общественное объединение, большим, как партия или корпорация предприятий, огромным, как государство или их союз. Общественная организация может быть и глобальной, когда дело касается целой цивилизации, в основе которой лежит какое-то Учение или религиозная доктрина, выступающая в роли движущей Идеи…

Этот вывод напрашивался сам собой, и Владар был горд тем, что он уже обнаружил. Но у общественного образования, судя по всему, обязательно должен быть некий основоположник – Личность, которая была в силах произвести некую мыслеформу – Идею, имеющую качества движущей силы для множества ее последователей. И масштаб такой Личности должен непременно соответствовать масштабу его Творения.

О Личности-Творце

Теперь Владар размышлял на тему Личности. Ночь уже давно спустилась на Большой город, а он, все еще голодный и растревоженный, бродил по улицам, не замечая ничего вокруг. Он был обращен к мыслям о творцах, которые определяют базовые построения цивилизации. Их оказалось не так уж и много. В основном они были на слуху у всех. В науке, в философии, в идеологии, в религиозной, в культурной, образовательной, медицинской области – везде были свои собственные творцы, отцы-основатели. Но беда была в том, что все они выстраивали свои творения только в русле системы, которая изначально была основана на библейской базе. Таким образом, получалось, что куда ни кинь взгляд, результаты были одними и теми же: все творцы обустраивали последнюю цивилизацию, а теперь она пришла в упадок, и на замену ей пока не появилось никакой новой Идеи.

Владар, конечно, слышал о том, что в глубине общества зреет нечто похожее на Новую Идею жизни, потому что время от времени появились отдельные Личности-творцы. Они пытались претворить в жизнь то необычный способ обучения детей, то принципиально новые способы производства энергии или экономии ее в умопомрачительных масштабах. Но известия об открытиях и изобретениях, не успев блеснуть на информационном поле, тут же исчезали куда-то в небытие. Впрочем, как и их авторы. Владар раньше не думал об этих странностях, а теперь вышло, что старой, уходящей системе совсем не выгодно, чтобы внутри нее созревали предпосылки для появления конкурирующей системы жизни! Не случайно главенствующая система либо откровенно игнорирует всякое новшество, либо загоняет изобретателей и творцов нового в прокрустово ложе таких законов, что они опускают руки и тратят всю оставшуюся жизнь на то, чтобы пробить свое открытие или изобретение иногда без всякой надежды на защиту своих авторских прав…

Почему существующая система так яростно сопротивляется всему новому? Владар начал уже понимать, что всякое новшество открывает дорогу в Будущее, где старой системе нет места, а значит, все ее построения немедленно разрушаются под тяжестью своей же собственной косности. Шутка ли – держаться на Идее злоумышленного божества одного единственного народа!?

Но какими же качествами должна обладать личность, чтобы она могла стать Творцом Новой Идеи, которая могла бы победить старую, вытеснить ее и заменить окончательно?!

Владар уже устал и очень хотел спать. Гостиница участливо приняла своего жильца, открыв перед ним двери руками старого швейцара. Он уже, видимо, запомнил этого постояльца, потому что приветливо раскланялся и распахнул стеклянную дверь. Владар быстро прошел по вестибюлю, получил ключ от портье и поднялся к себе в номер. Владар быстро принял душ и, надев мягкий гостиничный халат, повалился на кровать, даже не расправив ее и не постелив как следует. Теперь его размышлениям можно было дать полную свободу.

Владар собрался было погрузиться в них, как вдруг в комнате замерцал свет, который обычно сопровождал появление Старца. Это было неожиданно.  Поэтому Владар немедленно встал и приготовился к встрече со своим Учителем и дедом. Тот появился как обычно, во всем величии огромного роста, и занял почти все пространство.

– Я слушал твои мысли. Она были весьма умны и отвечали моему заданию. Но я хотел бы тебя предупредить, что негативное отношение к уходящей системе и к тому, какую роль сыграл в истории тот или иной народ, тебе следует оставить раз и навсегда.

Владар не ожидал такого начала, особенно его задели категоричные слова Старца.

– Но почему? Я ведь раскрыл связь Библейской Идеологии с теми бедами, которые в настоящее время приходится терпеть практически всему миру! Ведь закат существующей цивилизации был предсказан давно, и те, кто начинал свое шествие по земле, утверждая религиозную доктрину на указаниях странного кровавого и жестокого божества, тоже выпили чашу страданий и лишений. Так что же плохого в том, чтобы обличить и тот избранный народ, и его божество, чтобы не делать больше таких ошибок в будущем?

– Ты просто не можешь себе представить, в какое время происходили все события, которые описаны в Библейском писании. Тогда Земля опустилась на самое Дно Солнечной системы и получила связи со множеством темных планет. Гиперборея была затоплена, а нам, гиперборейцам, надо было уходить с обжитых мест. Нашим оплотом стала Гиперборея Небесная, она выдавала Личностей Света для рождения среди людей, которые попали в потемки и больше не видели перед собой путей. Но силам тьмы удалось перенаправить религиозное устремление людей от поклонения Абсолютному Свету в виде Солнечной Иерархии богов на служение богам демоническим, имеющим вход на Землю через Лунные коридоры. Смена ориентации сначала не так уж беспокоила людей. Ведь Луна не всегда висела на небосводе. Она появилась только с началом самых темных времен для землян. Когда-то Луна была спутником совсем другой планеты, которая вращалась между Землей и Марсом. Планета Фаэтон, так она назвалась, была разрушена силами тьмы, которые привели ее к глобальной атомной катастрофе, и она стала поясом астероидов, которые до настоящего времени вращаются по старой траектории. А вот спутник Фаэтона – Луна, потеряв своего донора, немедленно отправилась к Земле и зависла в ее поле с тех пор как самое яркое светило. Вместе с ней на Землю прибыли и сонмы сил тьмы и бесов, которые и стали править на Земле, выискивая самые разные способы, чтобы закабалить людей, сделать их своими рабами и энергетическими донорами. А огромная Луна, которая стала на небосводе самым огромным светилом, показалась людям даже более значимой, даже чем само Солнце...

Владар слушал Старца с открытым ртом, а тот продолжал:

– С тех пор практически все религиозные доктрины стали отвечать только необходимостям сил тьмы, восполнять свои энергетические потребности за счет людей, которые оказались в рабской подчиненности у демонических «богов». Но самое страшное было в том, что эти «боги» еще и воевали между собой. Каждый из них старался завладеть как можно большим количеством человеческих душ, а значит, он старался действовать таким образом, чтобы у него были свои собственные привилегированные последователи среди людей. Именно такими – привилегированными последователями и служителями стали евреи, которые с гордостью несут свою «избранность» много тысячелетий подряд.

– На самом то деле, они избраны дьяволо-божеством! Так чего же тогда кичиться?! – не выдержал Владар и вступил в разговор, перебив Старца. А тот, подождав, когда Владар немного остынет, спокойно продолжил:

– Теперь, через много веков и даже тысячелетий